Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».
Новости по теме

КС отклонил жалобы Шлосберга и Кузьмина

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».

Конституционный суд считает, что запрет на избрание "причастных" к экстремистским организациям не нарушил прав заявителей.


Конституционный суд России отказал псковским политикам Льву Шлосбергу и Николаю Кузьмину в принятии к рассмотрению их жалоб на законодательные нормы, лишающие пассивного избирательного права "причастных" к деятельности экстремистских и террористических организаций. Соответствующие определения суд вынес еще 28 июня.

Закон, запрещающий "причастным" к экстремистским организациям баллотироваться на выборах, был подписан в июне 2021 года. Согласно закону, те, кто в течение трех последних лет существования запрещенной организации входил в ее руководство, теряют пассивное избирательное право на пять лет. Тем же, кто был участником, членом, работником или "иным лицом, причастным к деятельности" организации, запрет на участие в выборах устанавливается на три года после запрета этой организации. Под "причастностью" подразумевается "непосредственная реализация целей и/или форм деятельности (в том числе отдельных мероприятий), в связи с которыми соответствующая организация была признана экстремистской или террористической", выражение "поддержки высказываниями" (включая высказывания в интернете) таким целям и формам деятельности, а также самим организациям; оказание запрещённым организациям финансовой, имущественной, организационно-методической, консультативной и иной помощи. "Причастность" к запрещенной организации должна быть установлена "вступившим в силу решением суда", однако закон не определяет конкретный вид производства, в рамках которого необходимо устанавливать причастность.

Эти нормы были применены к Шлосбергу и Кузьмину: оба на выборах в Госдуму были исключены из федерального списка "Яблока". Кузьмину и Шлосбергу также сначала отказали в регистрации на выборах в Псковское областное собрание депутатов за "причастность" к запрещенному объединению "Штабы Навального", затем отменили это решение (так как оно было вынесено до вступления в силу запрета штабов Навального). Однако повторно выдвинувшегося Кузьмина все-таки снял с выборов суд. Шлосберга суд снял также с выборов по одномандатному округу в Москве. В случае Шлосберга доказательством "причастности" суды сочли его привлечение к административной ответственности за участие в несогласованном шествии 23 января 2021 года, а также его активность в соцсетях, освещавшую протестные акции. Кузьмина признали "причастным" также в связи с тем, что его привлекали к административной ответственности за участие в протестной акции в январе 2021 года.

В жалобах, подготовленных юристом Института права и публичной политики и поданных в Конституционный суд в конце мая, заявители настаивали, что нормы избирательного законодательства о "причастности" не соответствуют требованиям правовой определенности; содержат регулирование, вводящее дискриминацию избирательных прав; не выдерживают тест на пропорциональность, обеспечивающий справедливый баланс между ограничением права и его разумной необходимостью; ограничивают право на свободу слова и распространение информации; устанавливают обратную силу закона, ухудшающего положение гражданина; нивелируют конституционные гарантии судебной защиты, что приводит к произволу в правоприменении.

Конституционный суд, однако, заявил, что такое ограничение пассивного избирательного права – по аналогии с запретом на избрание для осужденных к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений – является особым конституционно-правовым дисквалифицирующим препятствием для занятия выборных публичных должностей, сопряженным с повышенными репутационными требованиями к носителям публичной власти. Согласно позиции КС, конституционный запрет на придание обратной силы закону на такие ограничения не распространяется.

При этом, по мнению Конституционного суда, используемое в законе понятие "причастность" также достаточно детализировано. Как отметил КС, запрет на избрание "может обусловливаться лишь наличием установленных в судебном порядке фактов, объективно и недвусмысленно свидетельствующих о деяниях гражданина в связи именно с такими целями и (или) формами деятельности объединения, которые определяют его экстремистский характер". Ранее Конституционный суд неоднократно заявлял, что понятийный аппарат, касающийся экстремизма, обладает достаточной степенью определенности. Из этого делается вывод, что "при разумном и добросовестном подходе" гражданин может "сознавать, в деятельность какого по своему характеру объединения он может оказаться вовлечен (втянут), и не допускать сопричастности (соприкосновения) с нею совершением такого рода деяний, в том числе и до признания его экстремистским".

Таким образом, заявил КС, оспариваемые нормы "устанавливают ограниченный по времени и дифференцированный – в зависимости от степени участия лица в деятельности экстремистского общественного объединения – запрет, направленный на защиту конституционно значимых ценностей и достижение конституционного баланса публичных и частных интересов, предполагающего ... существование достаточно жестких преград на пути во власть людей, пренебрегающих законом, и вместе с тем исключающего введение бессрочного (пожизненного) запрета баллотироваться в качестве кандидата". При этом основания запрета не могут быть установлены судами произвольно и необоснованно; в частности, "поддержка высказываниями" должна относиться именно к тем целям и формам деятельности, в связи с которыми организация признана экстремистской. Не могут расцениваться эти нормы и как не отвечающие требованию определенности, поскольку оно не исключает использования оценочных или общепринятых понятий, если они доступны для восприятия и понятны, решил КС.

Разрешение вопроса о том, правильно ли действия Шлосберга и Кузьмина были квалифицированы как свидетельствующие об их "причастности" к экстремистской организации, не относится к полномочиям Конституционного суда, указано в определениях.

Ссылки на данную статью [1]