Новости по теме

В Магадане начинается рассмотрение дела тринадцати Свидетелей Иеговы

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».
Верующих обвиняют в причастности к деятельности запрещенной общины и ее финансировании.

25 апреля 2022 года Магаданский городской суд приступит к рассмотрению дела тринадцати Свидетелей Иеговы, которым предъявлены обвинения по ст. 282.2 УК об организации деятельности экстремистской организации или участии в ней, а также по ч. 1 ст. 282.3 УК о финансировании экстремистской деятельности.

Дело в отношении Сергея Агаджанова, Любови Асатрян, Галины Дергачевой, Сергея Еркина, Инны Кардаковой, Ирины Хвостовой, Галины Печко, Константина Петрова, Ивана Пуйды, Виктора Ревякина, Михаила Солнцева, Оксаны Солнцевой и Евгения Зяблова было передано в суд 10 января 2022 года.

Сергея Еркина, Константина Петрова, Ивана Пуйду и Евгения Зяблова обвиняют по ч. 1 ст. 282.2 УК в организации деятельности запрещенной общины, причем Еркину и Зяблову предъявлены обвинения и по ч. 1 ст. 282.3 УК; остальных верующих обвиняют по ч. 2 ст. 282.2 УК в участии в деятельности общины.

Уголовные дела против членов магаданской общины были возбуждены в 2018–2019 году: в мае 2018 года к уголовной ответственности были привлечены четверо "организаторов" деятельности общины, они были отправлены в СИЗО и только осенью переведены под домашний арест, а весной 2019 года – под подписку о невыезде. В марте 2019 года уголовные дела были возбуждены против остальных девяти верующих, с них также взяли подписку о невыезде. 1 апреля 2019 года все 13 дел были объединены в одно производство.

Свидетелей Иеговы обвиняют в причастности к деятельности экстремистской организации в связи с тем, что в апреле 2017 года Верховный суд России принял решение о признании Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России и 395 местных религиозных организаций экстремистскими. Мы считаем, что это решение, повлекшее за собой массовое преследование верующих в уголовном порядке, не имело законных оснований, и расцениваем его как проявление религиозной дискриминации.