Новости по теме

Верховный суд Татарстана отменил решение о запрете 160 книг Саида Нурси на разных языках

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».
Набережночелнинский городской суд приступит к новому рассмотрению этого дела в сентябре.

9 июля 2021 года Верховный суд Республики Татарстан отменил решение Набережночелнинского городского суда, который 19 апреля 2021 года удовлетворил иск республиканской прокуратуры о признании экстремистскими 47 наименований книг и серий, представленных несколькими книгами.

Иск был подан 24 ноября 2020 года и касался в общей сложности 163 изданий: множества книг исламского богослова Саида Нурси на турецком (османском) языке, четырех наименованиях книг его авторства на татарском языке и двух – на русском, книге Мэри Велд (Шукран Вахиде) "Ислам в современной Турции" на русском, а также книги на турецком "Аяты и хадисы в «Рисале-и Нур»" Кенана Демирташа и "Избранные хадисы из Кутуб ас-Cитта" Джемаля Ушшака (был назван в иске Кемалем Уссаком). Прокурор просил признать их экстремистскими материалами, за исключением сур, аятов и цитат из Корана. Многие тексты Нурси в переводе на русский были признаны экстремистскими материалами ранее, как и перевод книги Мэри Велд (п. 1754 Федерального списка экстремистских материалов).

В качестве административных ответчиков к рассмотрению дела были привлечены Накия Шарифуллина, обвиняемая в организации деятельности экстремистской организации "Нурджулар" (ч. 1 ст. 282.2 УК), и еще семь жительниц Набережных Челнов, у которых были найдены печатные издания в рамках расследования уголовного дела: Рузалия Камалова, Миннафа Назмиева, Замзамия Садыкова, Нурсаима Хадиуллина, Сагодат Хайбуллина, Римма Шабанова и Нурфия Шайдуллина. В качестве заинтересованных лиц, помимо Минюста России, были привлечены российские типографии, в которых были напечатаны некоторые из книг, культурно-образовательный фонд "Нуру-бади", духовно-деловой центр "Ислам нуры", а также Духовное управление мусульман Республики Татарстан.

Иск прокуратуры опирался на комиссионное психолого-лингво-религиоведческое экспертное исследование, проведенное специалистами из Набережночелнинского государственного педагогического университета. Эксперты сочли, что исследованные книги либо представляют собой "идеологические источники религиозного экстремистского объединения «Нурджулар»", либо содержат такие источники и "фрагменты" из них; эксперты также указали на тождественность ряда изданий материалам, ранее признанным в России экстремистскими. Кроме того, эксперты указали, что в исследованных ими материалах (в число которых входили не только книги, но и аудиозаписи бесед фигурантов дела) содержались высказывания с призывами к религиозной розни, насилию вплоть до уничтожения противника, а также пропагандирующие превосходство и неполноценность граждан по признаку принадлежности к религии. Следует отметить, что эксперты при составлении заключения давали ответы на вопросы, содержавшие правовые формулировки, относящиеся исключительно к компетенции суда, а в иске прокуратуры не приведено ни одной конкретной цитаты, вызвавшей претензии правоохранителей.

Ответчики получили альтернативное заключение экспертов из Ускюдарского университета в Стамбуле относительно книг Нурси на языке оригинала. Специалисты не обнаружили в них никаких признаков возбуждения вражды, призывов к насилию или пропаганды превосходства либо неполноценности по религиозному признаку. После этого ответчики заявили ходатайство о назначении комплексной судебной экспертизы. Однако суд Набережных Челнов отклонил его и удовлетворил требования прокуратуры.

Защита подала апелляционную жалобу на решение городского суда, указав, по словам адвоката Руслана Нагиева, на несколько нарушений, допущенных при рассмотрении дела. Во-первых, суд опирался на экспертное заключение, составленное по материалам другого дела – уголовного дела Накии Шарифуллиной еще не рассмотренного на момент вынесения решения о запрете материалов.  Заключение было изготовлено в одностороннем порядке, участники процесса не имели возможности заявить отвод экспертам или поставить перед ними свои вопросы. Во-вторых, мотивировочная часть судебного решения не содержала анализа каких-либо конкретных фрагментов рассматриваемых книг, свидетельствующих о том, что их можно отнести к экстремистским, более того, суду не были представлены переводы турецких книг на русский язык. В-третьих, адвокаты ответчиков указали на то, что Набережночелнинский городской суд безосновательно отказался принять к сведению при рассмотрении дела решение Европейского суда по правам человека по жалобе "Ибрагим Ибрагимов и другие против России" на признание сочинений Нурси экстремистскими, сославшись на то, что решения Европейского суда якобы не входят в систему российского права. Напомним в рамках рассмотрения указанной жалобы в 2018 году ЕСПЧ установил, что Россия нарушила Европейскую конвенцию по правам человека, запретив 15 сочинений Саида Нурси.

Верховный суд Республики Татарстан отменил решение Набережночелнинского городского суда, указав, среди прочего, что суд должным образом не оповестил все заинтересованные стороны о заседании по рассмотрению иска прокуратуры, что в иске не было указано, у кого из ответчиков была изъята подлежащая запрету литература, что суд рассматривал вопрос о запрете книг на турецком языке при отсутствии их перевода, то есть не имея возможности ознакомиться с их содержанием. Наконец, ВС Татарстана подчеркнул, что рассматривая обстоятельства, аналогичные тем, которые проанализированы Европейским судом, российские суды вследствие обязанностей России по международным договорам обязаны учитывать правовую позицию ЕСПЧ.

Дело было отправлено на новое рассмотрение в Набережночелнинский городской суд. Первое заседание было назначено на 8 сентября. Позднее стало известно, что 11 ноября 2021 года Набережночелнинский городской суд постановил перевести собрание произведений Нурси "Рисале-и Нур", составляющее шесть тысяч страниц, на русский язык, с тем, чтобы потом провести экспертизу на предмет наличия в них признаков экстремизма. Перевод предполагается осуществить за счет государственного бюджета силами специалистов Казанского федерального университета.

Напомним, мы считаем запрет трудов Саида Нурси неправомерным. В целом, его взгляды можно отнести к умеренному течению в исламе, а его труды были направлены на то, чтобы убедить просвещенную часть турецкого общества вернуться к религии. Книги Нурси, безусловно, содержат рассуждения о преимуществах ислама перед другими религиями и философскими системами, но, насколько нам известно, в них нет агрессивных призывов или попыток побудить читателей к насилию. Утверждения об истинности одной религии и ложности прочих, с нашей точки зрения, не могут служить основанием для запрета религиозной литературы. Тем более недопустим запрет целого перечня книг только на том основании, что они связаны с учением Саида Нурси. Мы сомневаемся и в оправданности запрета книги Мэри Велд, почитательницы и исследовательницы наследия Саида Нурси, "Ислам в современной Турции", которая представляет собой биографию богослова, а также претензий к исследованию "Рисале-и Нур" Кенана Демирташа.

Отметим, что неправомерным мы считаем и запрет объединения "Нурджулар" как экстремистской организации; мы полагаем, что такого объединения не существовало вовсе.

 

Ссылки на данную статью [5]