Дмитрий Дубровский комментирует приговор по делу об убийстве в петербургской электричке

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».

В конце июля 2010 года Выборгский районный суд Петербурга вынес обвинительный приговор четверым наци-скинхедам, забившим до смерти уроженца Узбекистана.

За комментарием мы обратились к ведущему научному сотруднику Российского Этнографического Музея, к.и.н. Дмитрию Дубровскому. Д. Дубровский последние пять лет постоянно привлекается органами следствия к проведению исследований и экспертиз подобного рода преступлений. Выполнял он исследование материалов и в данном случае.

Поскольку я видел протоколы допросов, и они, очевидно, фигурировали на суде, можно сказать, что в этом деле довольно много особого рода свидетельств.

Например, показательно, что группа по взаимной договоренности ВКонтакте сперва собралась для того, чтобы почтить память «борца за белое движение» Боровикова. С этой целью группа людей, некоторые из которых видели друг друга в первый раз, вместе доехали до могилы Боровикова, там выпили, подняли вверх руку в нацистском приветствии со словами «спи спокойно, белый брат». А на обратном пути, совершенно сознательно и подготовившись, напали на, как много раз говорится в деле, «угольков».

Фактически, речь шла о своего рода жертвоприношении, которым обвиняемые отметили день рождения своего погибшего «героя».

Именно поэтому вынесенный приговор, скорее, даже статья, по которой возбудили дело, вызывает некоторые сомнения. В показаниях свидетелей была детально описана процедура подготовки «белого вагона». Сначала пустили девушек проверить, есть ли «угольки» в вагоне (показательно, что эти девушки фигурируют в деле как свидетели), затем распределили роли, кто где будет стоять и кто что будет делать. Розочку из бутылки тоже сделали заранее.

Вот именно поэтому вызывает большое сомнение, что формулировка «совершение умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть, а также разжигание нетерпимости» достаточно адекватно совершенному деянию. Как мне представляется, дело не в строгости наказания (оно достаточно строгое, 7,5 лет строго режима), а именно в квалификации. Считать, что подготовленное нападение с описанной выше предысторией можно квалифицировать, как хулиганское нападение, которое повлекло за собой «смерть по неосторожности», как минимум, странно. Очевидно, что налицо убийство, возможно, непредумышленное.

Именно такое, к которым призывал и которые совершал тот самый «белый герой», которого таким чудовищным образом «помянули» осужденные. 

Ссылки на данную статью [4]