Новости по теме

Суд в Петербурге признал книгу "Девять комментариев о коммунистической партии" запрещенным к распространению материалом

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».

Книга о китайской компартии запрещена к распространению, остаток ее тиража подлежит конфискации.


31 мая 2019 года Невский районный суд Санкт-Петербурга по иску городской прокуратуры признал запрещенной к распространению на территории России книгу "Девять комментариев о коммунистической партии" (М., 2015). Эту книгу распространяют последователи духовной практики "Фалуньгун" (авторство сборника принадлежит медиапроекту "Великая Эпоха") . Нереализованная часть тиража подлежит конфискации. Ответчики намерены обжаловать решение суда.

Первоначально к рассмотрению иска о запрете книги в январе 2019 года приступил Петроградский районный суд Санкт-Петербурга. В качестве ответчиков были привлечены ассоциация "Центр духовного и физического совершенствования «‎Фалунь Дафа»" и типография "Финтрекс", в которой был отпечатан тираж книги. По ходатайству ассоциации к материалам дела были приобщены заверенные копии решения Октябрьского районного суда Екатеринбурга и определения Свердловского областного суда, которые в 2010 году отказались признавать экстремистским материалом другое издание книги "Девять комментариев о коммунистической партии" (М., 2005), а также экземпляр самого этого издания. Кроме того, в качестве ответчика суд привлек Валентину Виноградову, которая, пытаясь согласовать пикет, предоставила книгу администрации Кировского района Санкт-Петербурга, после чего замглавы района и обратился в прокуратуру. После этого, 4 марта, дело было передано по подсудности в Невский районный суд.

Из решения суда следует, что в рамках проверки, проведенной прокуратурой Кировского района Петербурга, книгу исследовали психолог и лингвист из центра религиоведческих исследований "Этна". Эксперт-психолог установил, что в сборнике присутствуют психологические признаки возбуждения вражды "по отношению к компартии", психологические признаки пропаганды превосходства, исключительности, неполноценности "по отношению ко всем представителям компартии", а также психологические признаки унижения. С точки зрения эксперта лингвиста, высказываний, направленных на пропаганду превосходства исключительности или неполноценности граждан по признаку социальной, расовой, религиозной или языковой принадлежности, в книге нет, однако в ней содержатся высказывания, "направленные на возбуждение социальной розни по отношению к последователям Коммунистической партии Китая и коммунизма в целом".

Это заключение экспертов суд признал допустимым доказательством. Рецензию правозащитного центра "Мемориал" и альтернативное заключение специалиста суд отверг, поскольку они не были подкреплены документами о квалификации рецензента.

С нашей точки зрения, запрет книги "Девять комментариев о коммунистической партии" не имеет достаточных оснований. В этом издании содержится резкая критика деятельности КПК. Однако, выступая против партии, авторы книги остаются в рамках исторической и политической дискуссии, не допускают никаких проявлений этнической ксенофобии, не пропагандируют насилие и, напротив, подчеркивают важность "ненасильственного перехода к обществу, освобожденному от КПК". Поэтому мы полагаем, что решение екатеринбургского суда, отказавшего прокуратуре в запрете книги за возбуждение ненависти к китайцам – сторонникам КПК, было верным, а решение петербургского суда представляет собой чрезмерное вмешательство в свободу выражения мнения.

Кроме того, в решении Невского районного суда указано, что прокуратура Петербурга обнаружила на сайте "Великой Эпохи" материалы, частично совпадающие с текстом печатного издания. Вероятно, в связи с этим, как и в случае с запретом книги Яна Новака-Езёраньского "Восточные размышления", суд, помимо обращения к нормам антиэкстремистского законодательства, апеллировал к ч. 1 ст. 9 и чч. 1, 6 ст. 10 федерального закона "Об информации, информационных технологиях и о защите информации". Однако первая из этих статей вообще не имеет отношения к сути дела: она касается ограничения доступа к тайнам и персональным данным. Вторая статья содержит общий запрет на распространение в сети ксенофобной пропаганды и другой информации, за распространение которой предусмотрена уголовная или административная ответственность. Но для запрещения материалов с ксенофобной пропагандой законодательством предусмотрен специальный механизм – это признание материалов экстремистскими, и никаких веских оснований использовать другой механизм запрета не существует. Иными словами, с нашей точки зрения, признание "Девяти комментариев" запрещенными к распространению, но не экстремистскими само по себе некорректно – даже с учетом наличия в сети частичной копии книги.

Ссылки на данную статью [6]