Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».
Новости по теме

ЕСПЧ: создание "экстремистской базы данных" противоречит Европейской конвенции по правам человека

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».

21 июня 2011 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) постановил, что создание российскими правоохранительными органами базы данных "Сторожевой контроль", с помощью которой в рамках борьбы с экстремизмом осуществляется наблюдение за общественными активистами, а также их "профилактические" задержания, нарушает право на уважение частной жизни.

Такое решение было вынесено в рамках рассмотрения жалобы председателя Нижегородского правозащитного союза Сергея Шимоволоса. Напомним, 14 мая 2007 года Шимоволос прибыл в Самару как наблюдатель Московской Хельсинкской группы, чтобы провести независимое расследование задержаний организаторов предстоявшего 18 мая "Марша несогласных", приуроченного к саммиту Россия – ЕС, который должен был состояться в Самарской области. Однако сойдя с поезда, правозащитник был на 45 минут задержан сотрудниками транспортной милиции в профилактических целях для предотвращения "нарушения экстремистского характера". Тогда же были задержаны и другие прибывшие в Самару наблюдатели и журналисты.

Шимоволос добился проведения по этому инциденту прокурорской провеки, из материалов которой узнал, что своим  задержанием он обязан тому, что его данные были внесены в милицейскую базу "Сторожевой контроль". В этой базе числится немало "потенциальных экстремистов", т.е. граждан, чья причастность к экстремистской деятельности не была установлена в судебном порядке, например, правозащитников или активистов оппозиционных партий. "Сторожевой контроль" создавался на основании неопубликованного ведомственного приказа МВД. В базе содержатся полноценные досье на занесенных в нее граждан. Туда попадают сведения обо всех их передвижениях, в отношении этих лиц могут в любой момент проводиться оперативно-розыскные мероприятия, их могут допрашивать о целях поездок, доходах и политических взглядах.

Шимоволос предпринял попытку доказать в суде незаконность своего задержания и добиться исключения из базы всех тех, чья причастность к экстремистской деятельности не установлена судом, и ликвидации собранных на них сведений. Однако в апреле 2009 года Нижегородский районный суд постановил что, "учитывая общественную деятельность заявителя, ГУВД имело право на внесение его в базу данных". Тогда правозащитник обратился в Страсбург с жалобой на несправедливое задержание, несправедливый суд, ограничение прав на свободу передвижения и нарушение права на неприкосновенность частной жизни. ЕСПЧ признал незаконным задержание Шимоволоса и посчитал, что его право на неприкосновенность частной жизни действительно было нарушено.

Как отметил ЕСПЧ, "граждане не могут знать, почему их регистрируют в базе данных, как долго хранится информация о них, что это за информация, как она собиралась и использовалась и кто ее контролирует. В результате способ и границы сбора информации и использовании информации из базы данных непонятны и непредсказуемы, что противоречит требованиям конвенции".

ЕСПЧ также обратил внимание на то, что российское правительство в ходе процесса утверждало, что создание подобной базы данных совместимо с национальным законодательством, в частности с законами о милиции, об оперативно-розыскной деятельности и о борьбе с экстремизмом, и преследует цель защиты национальной безопасности. Однако законодательство РФ не указывает "с достаточной ясностью объем и порядок осуществления полномочий местных властей по сбору и хранению информации в базе данных по надзору за частной жизнью лиц". "Чтобы избежать злоупотреблений, характер, масштабы и продолжительность возможных мер, основания, необходимые для их заказа, а также органы власти, уполномоченные разрешать, осуществлять и контролировать их" должны быть четко предусмотрены национальным законодательством, а не ведомственными приказами, подчеркнул ЕСПЧ.

Таким образом, ЕСПЧ признал факт функционирования в России базы "Сторожевой контроль", который росиийские правоохранительные органы и суды зачастую просто отрицали. Благодаря принятому в Страсбурге решению граждане, сталкивающиеся с последствиями существования этой базы, получают все основания обжаловать действия силовых структур в суде.

Однако сам Шимоволос не удовлетворен решением ЕСПЧ. Несмотря на то, что милиция уже исключила его из своей базы данных "за истечением срока постановки", он заявляет о намерении добиваться пересмотра своего дела и ликвидации незаконной системы оперативно-розыскных мероприятий. "Из этого дела могло бы получиться больше, — сказал он в интервью "Газете.ru". — Европейский суд должен был рассматривать не вмешательство в личную жизнь, а факт того, что это вмешательство было политически мотивированным. Такого рода дела суд еще не рассматривал и не сталкивался с такой практикой. Очень жалко, что Европейский суд упустил такую возможность".
Ссылки на данную статью [4]