«Potius sero, quam nunquam»: преступления ненависти и противодействие им в России в 2020 году

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».

Резюме
Систематическое расистское и неонацистское насилие : Нападения на «этнических чужаков» : Нападения на ЛГБТ : Нападения на идейных противников : Иные нападения.
Преступления против собственности
Уголовное преследование за насилие
Уголовное преследование за преступления против собственности
Краткая статистика преступлений и наказаний



Этот доклад Центра «Сова»[1] – о преступлениях ненависти (hate crimes), то есть обычных уголовных преступлениях, но совершенных по мотиву этнической, религиозной и тому подобной вражды или предрассудка[2], и о противодействии таким преступлениям со стороны государства.

 

 

 


Резюме

Несмотря на злободневные события мирового масштаба – эпидемию коронавируса и движение Black Lives Matter в Америке, – спровоцировавшие рост ксенофобной риторики в российском интернете, количество ксенофобно мотивированных нападений в прошедшем году снижалось, в том числе снизилось количество убийств. Вопреки опасениям, война в Нагорном Карабахе также не вызвала роста армяно-азербайджанских конфликтов в России, хотя нам известно о таких столкновениях.

Типологически основной группой жертв в 2020 году оставались «этнические чужаки», хотя количество пострадавших среди них оказалось ниже, чем годом раннее. Зато выросло количество пострадавших среди ЛГБТ и тех, кого приняли за таковых. Отчасти нападения на эту группу спровоцировала смерть популярного неонациста, основателя движения «Оккупай-педофиляй» Максима (Тесака) Марцинкевича, в память о котором как минимум в двух регионах прошли «антипедофильские рейды». Количество нападений на «идейных противников» за год тоже выросло: оставалась активной прокремлевская группировка SERB, нападавшая на оппозиционные акции, особенно члены группировки были заметны летом на акциях протеста у посольства Беларуси.

Случаев повреждений зданий, памятников, кладбищ, различных культурных объектов, мотивированных религиозной, этнической или идеологической ненавистью, в 2020 году оказалось больше, чем годом ранее; это коснулось и религиозных объектов, и тех, которые могли пониматься как идеологические. Отрадно, что за год снизилась доля опасных актов – взрывов и поджогов.

Количество приговоров за преступления по мотиву ненависти оставалось примерно таким же, как и годом ранее, а количество осужденных даже чуть снизилось. Однако впереди новые громкие и большие процессы: год закончился задержанием за убийства, совершенные в нулевые годы, целой группы членов известных в прошлом неонацистских банд, включая одного из наиболее популярных лидеров московских наци-скинхедов конца 90-х Семена Токмакова (Буса).

 

 


Систематическое расистское и неонацистское насилие

В 2020 году от идейно мотивированного насилия пострадало как минимум 43 человека, один из которых погиб, а остальные были ранены или избиты. Кроме того, 5 человек получили серьезные угрозы убийством. Общее количество нападений, мотивированных ненавистью, снижается: в 2019 году 7 человек погибли, 64 были ранены или избиты[3]. Правда, наши данные, особенно за только что окончившийся год, неполны, цифры неизбежно вырастут[4].

Как обычно, мы не пишем о пострадавших в республиках Северного Кавказа и в Крыму, где наша методика, увы, не работает. Мы не можем сверить или уточнить собранные нами данные ни с какой другой статистикой по hate crimes в России, так как никакой другой статистики не существует.

Наши данные, увы, являются лишь слабым отражением того, что происходит в действительности, и не отражают истинного размаха насилия. И это утверждение касалось всего времени нашего мониторинга. Онлайн- и офлайн-СМИ последние несколько лет не сообщают практически ничего о преступлениях ненависти или же описывают их так, что понять мотив нападавших невозможно. Пострадавшие обращаются в правозащитные организации крайне редко. А в организации, занимающиеся оказанием юридической, медицинской, образовательной или денежной помощи, они обращаются в единичных случаях, и из этих обращений часто нельзя извлечь достаточно данных. В полицию многие пострадавшие тоже не обращаются, так как на помощь сотрудников полиции не очень надеются, а вот потенциальных проблем от сотрудников органов правопорядка боятся очень сильно. Нападавшие, еще несколько лет назад безбоязненно выкладывавшие видео со своих «акций», стали осторожнее. А в случае появления таких видео мы не имеем никакой возможности проверить их подлинность и выяснить детали случившегося.

В итоге мы никак не можем судить об истинном размахе насилия, но поскольку с момента начала подсчетов наша методика оставалась неизменной, мы все же можем анализировать динамику.

 

 

В прошедшем году мы зафиксировали нападения в 11 регионах страны (в 2019 году – в 20 регионах). По уровню насилия традиционно лидируют Москва (12 избитых и раненых) и Санкт-Петербург (20 избитых и раненых). И это редкий случай в нашей истории сбора данных, когда в Санкт-Петербурге пострадавших оказалось больше, чем в Москве. Заметное количество пострадавших оказалось, как и годом ранее, в Свердловской области (3 человека).

В прошедшем году были отмечены нападения в новых по сравнению с предыдущим годом регионах: Архангельской, Калужской, Новосибирской и Саратовской областях. Однако целый ряд регионов исчез из статистики: таких преступлений не было зафиксировано: в Алтайском, Приморском, Ставропольском краях, Вологодской, Нижегородской, Ростовской областях и Республике Якутия.

По нашим данным, за последние 10 лет, кроме Москвы, Санкт-Петербурга, Московской и Ленинградской областей, преступления практически ежегодно фиксируются в таких регионах, как Волгоградская, Вологодская, Воронежская, Калужская, Кировская, Нижегородская, Новосибирская, Омская, Ростовская, Самарская, Свердловская, Ростовская и Тульская области, Приморский, Краснодарский и Хабаровский края. Но не исключено, что в этих областях лучше поставлено информирование о таких инцидентах.

 





Нападения на «этнических чужаков»

Доминирующей группой жертв остаются люди, которых нападавшие воспринимали как «этнических чужаков», хотя их количество оказалось чуть ниже, чем в предыдущем году. В 2020 году мы зафиксировали 19 нападений по этническому признаку. В 2019 году мы писали о 21.

Среди пострадавших этой категории – уроженцы Центральной Азии (4 избитых; в 2019 году – 3 убитых, 11 избитых), Кавказа (1 убитый и 8 избитых; годом ранее 1 избитый)[5]; люди не идентифицированной «неславянской внешности» (2 избитых; в 2019 году – 3 избитых). Из общего ряда выделяется жестокое убийство в Волгограде: 13 июня 2020 г. Тимур Гаврилов, 17-летний студент медицинского университета из Республики Азербайджан, погиб от 20 ножевых ранений. Подозреваемый в убийстве состоял в некой ультраправой организации и напал на студента, так как в тот день задался целью «убить нерусского».

Помимо перечисленных, в Екатеринбурге на остановке электрички был избит уроженец Бурятии. Нападавшему не понравились его «узкие глаза».

Эхо событий в США, связанных с движением Black Lives Matter, докатилось и до России. К счастью, прямых нападений на темнокожих было немного, хотя их оказалось чуть больше, чем годом ранее. Мы знаем как минимум о 2 нападениях в 2020 году (в 2017–2019 годах – по 1 избитому). Например, в Санкт-Петербурге в вагоне поезда метро группа агрессивных молодых людей распылила в сторону выходцев из Африки газ из аэрозольного пистолета «УДАР» и начала избивать африканцев.

Уровень нетерпимости к темнокожим в России достаточно высок, о чем наглядно свидетельствуют довольно масштабные расистские кампании, регулярно случающиеся в интернете. Например, 8 июня в Брянске водитель «Яндекс.Такси» отказался везти темнокожего студента по имени Рой Ибонга, а на вопрос, является ли он расистом, ответил утвердительно. Видеозапись разговора была опубликована в группе «Подслушано Брянск» во «ВКонтакте» и широко распространилась по социальным сетям. После разразившегося скандала компания «Яндекс.Такси» отключила водителя от сервиса и публично осудила его поведение. Однако на этом история не закончилась: Кирилл Каминец, блогер, живущий в Германии, в прошлом автор «Спутника и Погрома» и основатель проекта «Вандея», запустил в твиттере хештег #ЯндексКуколд и заявил, что «Яндекс.Такси» «ущемляет права русских водителей и отказывает им в праве выбирать клиентов». Хештег поддержали многие другие пользователи.

Темнокожая жительница Санкт-Петербурга Мария Магдалена Тункара в своем блоге регулярно получала угрозы на почве расизма; в качестве доказательства она привела скриншоты комментариев, в которых ее называли «обезьяной», писали, что «неграм в России не место», угрожали. Девушку оскорбляли не только в ультраправых пабликах и телеграм-канале основателя «Мужского государства» Владислава Позднякова, но и, например, в целом в аполитичном популярном паблике «Двач». Национально-консервативное движение (НКД) накануне фестиваля «Без Границ Фест» сообщило, что Мария Тункара «оскорбляла националистов» и планирует выступить 20 июня на фестивале, организованном «леваками и феминистками». В результате Тункара была вынуждена отказаться от участия в мероприятии.

С хейтерскими кампаниями сталкиваются не только темнокожие. В феврале 2020 года СМИ сообщили, что жительница Когалыма Тюменской области Елена Мельник, пытавшаяся публично заступиться за мужа-чеченца, похищенного в Грозном, за одну ночь получила в социальной сети «ВКонтакте» более 100 ксенофобных сообщений с угрозами и оскорблениями. Ее «обвинили в вырождении “русской нации”, в том, что она предала “славянскую голубоглазую кровь” и “русские традиции, за которые умирали наши православные дедушки много веков”». Ее называли «вонючей вырожденкой», «шлюхой», писали, что с удовольствием перерезали бы ей глотку, и т.д.[6]

Согласно данным опроса Левада-центра 2020 года[7], 44 % опрошенных россиян выступили за то, чтобы не пускать в страну цыган. И в прошедшем году мы столкнулись со случаем антицыганского выступления. После того как в одном из сел Ставропольского края 13 августа 16-летний водитель-цыган сбил 15-летнюю девушку, местные жители собрались на народный сход, требуя выселить из села цыганскую общину. Ситуацией немедленно воспользовались ультраправые, пытаясь по «кондопожской технологии» раздуть из бытового конфликта межэтнический, на ультраправых ресурсах в интернете эта новость публиковалась под заголовком «Ненавижу цыган».

В декабре некоторое оживление вызвало 10-летие событий на Манежной площади в Москве[8]. Все мероприятия прошли онлайн: участники выступили с воспоминаниями в интернет-стримах, а вечер памяти погибшего тогда фаната «Спартака» Егора Свиридова[9] прошел в социальной сети «ВКонтакте». Однако 6 декабря, накануне годовщины, в ультраправом интернете распространился видеоролик со сценой нападения «группы русских националистов» на уроженцев Дагестана с комментарием, что оно сделано «в память о Егоре».

 

Страх перед коронавирусом спровоцировал рост ксенофобных антимигрантских настроений в обществе. В социальных сетях публиковались многочисленные оскорбительные и расистские комментарии в адрес китайцев и жителей других стран Азии. К счастью, до прямых нападений дело не дошло, вероятно, из-за активной мобилизации полиции, строго следящей за соблюдением режима карантина. Однако ультраправые были очень активны в интернете. С конца зимы по националистическим сайтам распространялись антимигрантские материалы, рассказывающие о грабежах и убийствах, о «бандах гастарбайтеров», орудующих в различных частях Москвы, о «беременных таджичках» с инфекциями в роддомах. На ультраправых ресурсах стали появляться петиции с требованием ужесточения миграционного режима. Национально-демократическая партия (НДП) опубликовала петицию «Защитим рынок труда и безопасность для граждан России!» с предложениями депортировать мигрантов, лишившихся работы, и ввести визы со странами Средней Азии. За немедленную депортацию всех мигрантов, оставшихся без работы, высказался и известный православный националист Константин Малофеев. А организация «Русский корпус» в Волгограде пообещала «выдвинуть на улицы нашего славного города нашу дружину».

Такие дружинники, патрулировавшие рынки, появились в Екатеринбурге. На крупнейшем рынке «Таганский ряд» в микрорайоне «Семь Ключей», где проживает много выходцев из Китая, вышли патрули, «проверявшие на коронавирус» только приезжих из азиатских стран. Атаман некоммерческого партнерства «Уральское казачество» Геннадий Ковалев утверждал, что аналогичные патрули вышли на улицы Рязани и Тулы[10].

Вооруженный конфликт в Нагорном Карабахе вызвал межэтнические столкновения между армянами и азербайджанцами и в России. Так,27 июля 2020 г. в Санкт-Петербурге несколько граждан Азербайджана напали на двух граждан Армении, выкрикивая антиармянские лозунги и снимая происходящее на видео[11]. А 24 июля стычки между уроженцами Армении и Азербайджана произошли в Москве[12].



Нападения на ЛГБТ

Количество нападений на ЛГБТ вновь выросло по сравнению с тем, что было годом ранее. Центр «Сова» зафиксировал 16 избитых (годом ранее – 1 убитая, 7 раненых и избитых). Нам кажется, что рост количества нападений на ЛГБТ не случаен. С одной стороны, он связан с высоким уровнем бытовой гомофобии российского общества, который фиксируют ежегодные опросы. Согласно опросу Левада-центра 2019 года[13], 56 % опрошенных относятся к ЛГБТ «скорее отрицательно». Отчасти негативные эмоции по отношению к ЛГБТ были подогреты властями после принятия в 2013 году закона, запрещающего «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений» среди несовершеннолетних. С другой стороны, гомофобный контекст всегда был присущ неонацистским движениям (как во времена Третьего Рейха, так и у российских неонацистов с начала 2000-х годов), чья идеология базируется на биологических постулатах и рассуждениях о крови и почве.

В 2020 году гомофобные нападения спровоцировала смерть известного неонациста, лидера ультраправого движения «Реструкт!» и создателя движения «Оккупай-педофиляй» Максима (Тесака) Марцинкевича[14]. В октябре 2020 года в Архангельске группа молодых людей провели в память о нем «охоту на педофила»: они списались через интернет с мужчиной от имени несовершеннолетнего подростка и договорились о встрече для вступления в интимные отношения. На «свидание» пришли группой и с видеокамерой, на которую устроили допрос мужчины, а потом заставили его пить мочу[15]. По мнению Владислава Позднякова («Мужское государство»), нападение на студента театрального института Илью Бондаренко около ресторана «Узбечка» в декабре 2020 года в Саратове также было организовано местными ультраправыми из «Оккупай-педофиляй», которые «поймали педофила»[16].

Статистику таких нападений пополняют не только ЛГБТ, но и те, кого только сочли таковыми. Так случилось, например, в январе 2020 года в Санкт-Петербурге с мужчиной, чей внешний вид не понравился нападавшим; или в Москве с подростками, крашеные волосы которых вызвали подозрение в их «нетрадиционной» сексуальной ориентации.



Нападения на идейных противников

В 2019 году количество нападений ультраправых на политических, идеологических или «стилистических» противников оказалось чуть выше, чем в 2019 году, – 5 избитых (в 2019 году – 4 избитых)[17]. Среди пострадавших – антифашист и участники акции «СоцФем альтернативы».

Статистику пострадавших в этой группе пополняют и те, кого сочли «пятой колонной» и «предателями родины», – в основном участники протестных акций, пострадавшие от действий прокремлевской националистической организации группы SERB (South East Radical Bloсk) Игоря Бекетова (Гоши Тарасевича)[18].

Члены SERB были активны и у посольства Беларуси в Москве. Вместе с активистами Национально-освободительного движения (НОД) они занимались мелкими провокациями, хулиганством и нападками на людей, собиравшихся на акции протеста у посольства Беларуси.

Тема угроз со стороны ультраправых в 2020 году также не сходила с повестки дня: в телеграм-каналах распространялись личные данные эксперта, дававшего заключения по делам об экстремизме, публиковались имена судей и участников судебных процессов по таким делам.



Иные нападения

В 2020 году нам известно только об одном случае нападения на бездомного (годом ранее мы писали об 1 убитом и 6 избитых). Однако статистика по этой группе особенно нестабильна. В СМИ довольно часто попадаются сообщения об избиениях и найденных трупах бездомных людей, но по описаниям невозможно понять никаких деталей.

Тема неуставных отношений в армии с ксенофобной подоплекой также является закрытой, и никакой детальной информации о таких случаях у нас нет. Сами военные такие инциденты активно отрицают. Косвенным свидетельством о такого рода случаях может быть видеообращение о дискриминации по этническому признаку в армии, которое 10 января 2021 г. тувинский солдат-срочник выложил в инстаграм. Рядовой Шойгу Куулар заявил, что его и других призывников из Тывы унижают командиры части в Ростове Великом[19]. Характерно, что в комментариях к записи на ксенофобные угрозы и нападки пожаловались многие читатели.



Преступления против собственности

К преступлениям против собственности относятся повреждения кладбищ, памятников, различных культурных объектов и вообще различного имущества. Уголовный кодекс квалифицирует эти случаи по разным статьям, но правоприменение в этом смысле не всегда последовательно. Такие акции обычно именуются вандализмом, этим же термином их называли и мы, но несколько лет назад решили отказаться от этой практики, так как понятие «вандализм» не только в УК, но и в обыденном языке явно не описывает все возможные покушения на собственность.

 

 

В 2020 году количество преступлений против собственности, мотивированных религиозной, этнической или идеологической ненавистью, оказалось выше, чем годом ранее: в 2020 году мы знаем о 29 случаях в 21 регионе страны (в 2019 году – не менее 20 в 17 регионах страны). Мы не включаем в статистику единичные случаи обнаружения неонацистских граффити и рисунков на домах и заборах, но включаем серии граффити (правоприменение понимает граффити или как форму вандализма, или как метод публичного высказывания).

В 2020 году пострадало 6 идеологических объектов и один государственный, что несколько больше, чем годом ранее (в 2019 году – 5 идеологических объектов). Среди этих объектов – монументы воинской славы, памятники Ленину, памятник жертвам ГУЛАГа.

Отдельно стоит отметить осквернение изображений и памятников «этнических врагов»: в 2020 году в Челябинске злоумышленники написали черной краской «Не наш герой» на изображении дагестанского спортсмена Хабиба Нурмагомедова, в Астрахани облили краской и нарисовали свастику на бюсте ученого-этнографа, ногайского просветителя Абдул-Хамида Джанибекова и в Астрахани же вымазали памятник синим и нарисовали белым свастику на памятнике татарскому поэту Габдулле Тукаю.

 

 

Традиционно большая часть осквернений – это религиозные объекты. Среди них, как и годом ранее, больше всего оказалось православных храмов и крестов – 8 эпизодов (в 2019 году – 16 эпизодов). Второе место у еврейских объектов – 3 эпизода (годом ранее – 5) и у языческих – 3 эпизода (годом ранее не было). У мусульманских и протестантских объектов – по 2 эпизода (в 2019 году у мусульманских – 1, у протестантских – 0), у буддийских – 1 (в 2019 году – 0).

В целом количество нападений на религиозные объекты немного увеличилось: 19 в 2020 году (в 2019 году мы писали о 15, но в 2018 году – о 20). Доля наиболее опасных актов – поджогов и взрывов – по сравнению с прошлым годом несколько снизилась и составила 24 %, то есть 7 из 29 (годом ранее – 6 из 20).

Региональное распределение за год заметно изменилось. В 2020 году такие преступления мы отметили в 13 новых регионах: Архангельской, Вологодской, Воронежской, Калужской, Мурманской, Нижегородской, Рязанской и Челябинской областях, Республиках Алтай, Башкортостан, Коми и Хакасия, Ханты-Мансийском автономном округе; ранее же фигурировали 9 регионов, теперь не попавшие в нашу статистику: Владимирская, Волгоградская, Иркутская, Калининградская, Новосибирская и Тверская области, город Севастополь, Алтайский и Ставропольский края.

Второй год география деятельности ксенофобов-вандалов (21 регион) оказалась шире, чем география актов насилия (11 регионов). И то, и другое было зафиксировано в 5 регионах (годом и двумя годами ранее – тоже в 5): Москва, Санкт-Петербург, Архангельская, Воронежская и Калужская области (последние три области не совпадают с данными 2019 и 2018 годов).

 



Уголовное преследование за насилие

В 2020 году количество осужденных за насильственные преступления по мотиву ненависти оказалось практически таким же, как и годом ранее. В 2020 году в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирской области и Ставропольском крае было вынесено не менее 5 обвинительных приговоров, в которых судами был признан мотив ненависти[20]. В этих процессах были признаны виновными 8 человек (в 2019 году – 9 человек).

 

 

Для квалификации расистского насилия использовались следующие статьи, содержащие мотив ненависти как квалифицирующий признак: «Убийство» (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК), «Хулиганство» (п. «б, в» ч. 1 ст. 213 УК), «Побои» (ст. 116 УК), – и это стандартный набор статей за последние пять лет. Ст. 282 УК («Возбуждение ненависти») применительно к насильственным преступлениям фигурировала в одном обвинительном приговоре (годом ранее – в 3). В городе Невинномысск Ставропольского края в июне 2019 года 25-летний местный житель ударил кулаком по лицу незнакомую 37-летнюю женщину, выкрикивая при этом ксенофобные оскорбления и призывы к насилию «над представителями ее этнической группы». На следующий день, аналогичным образом подозреваемый напал на 30-летнего мужчину. Он был осужден по п. «а» ч. 2 ст. 282 УК («Возбуждение ненависти с применением насилия»). Нам кажется, что в этом случае уместнее было бы применять другую статью обвинения с квалифицирующим признаком, например, ст. 116, 115 или 112 УК – в зависимости от тяжести нанесенных повреждений). Однако такое применение ст. 282 тоже допускается: в постановлении Пленума Верховного суда РФ № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» от 28 июня 2011 г.[21] уточняется, что ст. 282 УК может быть применена к насильственным преступлениям, если они направлены на возбуждение ненависти у третьих лиц, например, в случае публичного и демонстративного идейно мотивированного нападения.

 

Наказания за насильственные деяния распределились следующим образом:

  • 2 человека приговорены к 6 годам лишения свободы;
  • 1 человек – к 4 годам лишения свободы;
  • 1 человек – к условному лишению свободы;
  • 4 человека – к штрафам.

У нас вызывает сомнения условный срок, который получил житель Новосибирска за нападение в электричке на уроженца Бурятии. Вероятно, мягкость приговора объясняется тем, что нападавший признал вину и раскаялся, а бурят пострадал несильно, за него вступились пассажиры электрички, прервавшие нападение и передавшие злоумышленника полиции. Однако условный срок за идейно мотивированное нападение не кажется нам адекватным наказанием, зачастую такие сроки порождают у агрессивных молодых людей чувство безнаказанности и редко останавливают их от аналогичных деяний в дальнейшем.

Штрафы, присужденные в Санкт-Петербурге четверым ультраправым за нападение на человека, которого они приняли за антифашиста, вероятно, тоже можно объяснить деятельным раскаянием нападавших и их несовершеннолетием. Хотя за «распыление в лицо газа из баллончика», угрозы ножами и «выстрел в лицо из аэрозольного пистолета» наказание могло быть и построже, чем штрафы от 10 до 40 тысяч рублей. Тем более ранее в качестве подозреваемого по этому делу проходил участник известной неонацистской группировки NS/WP Дмитрий Недугов, но в результате обвинен по этому делу не был.

Остальные же осужденные в 2020 году были приговорены к срокам лишения свободы от 4 до 6 лет, что кажется нам вполне пропорциональным наказанием за нападения.

 

Отдельно стоит упомянуть некоторые приговоры, которые, как нам кажется, были вынесены за ксенофобное насилие, хотя мотив ненависти и не попал в обвинение или же нам о нем неизвестно. Характерно, что все нападавшие получили условные сроки или были приговорены к ограничению свободы.

7 августа два человека были приговорены к условным срокам по ч. 2 ст. 213 УК за нападение на граждан Нигерии в метро. В августе же по этой же статье был осужден на год лишения свободы условно Артём Власов – за участие в нападении на антифашистский концерт в клубе «Цоколь» 2 сентября 2018 г. 6 февраля 2020 г. Басманный районный суд Москвы приговорил к 1 году и 11 месяцам ограничения свободы Антона Бережного за нападение в июне 2019 года на гей-пару. Бережной напал на молодых людей с ножом, выкрикивая гомофобные оскорбления. Один из потерпевших, Роман Едалов, скончался на месте, второй, Евгений Ефимов, получил небольшое ранение, не опасное для жизни. Бережного обвиняли в убийстве (ч. 1 ст. 105 УК) и нанесении побоев (ст. 116 УК), но присяжные признали его виновным в нападении на Ефимова и оправдали в убийстве Едалова. Почему именно это произошло, нам непонятно. Известно только, что на суде Бережной сам признал вину в нападении, но отрицал вину в убийстве, заявив, что Едалов сам «упал на нож» [22].

 

К концу года неожиданно появились новости о расследованиях убийств, совершенных в 2003–2007 годах.

В октябре 2020 года следственные органы сообщили, что в деле о жестоком двойном убийстве уроженца Дагестана Шамиля Одаманова (Удаманова) и выходца из Средней Азии появились первые подозреваемые. Видеоролик, где на фоне флага со свастикой Одаманову ультраправые отрезали голову, а вторую жертву застрелили в упор, появился в интернете летом 2007 года[23]. Ролик сначала был объявлен сфальсифицированным, но отец погибшего Одаманова опознал на видео своего сына[24]. Ролик широко разошелся по интернету, ежегодно прокуратуры рапортовали о наказаниях рядовых пользователей соцсетей, републиковавших этот видеоролик, при этом о расследовании убийства ничего не было слышно. И только в октябре 2020 года – спустя 13 лет! – появилось сообщение, что по этому делу обвиняются неонацист Сергей Маршаков, отбывающий наказание за стрельбу по сотрудникам ФСБ, и экс-член «Формата-18» Максим Аристархов, также отбывающий срок. Сообщается, что перед смертью Максим (Тесак) Марцинкевич дал признательные показания об этом убийстве и о причастности, вместе с членами националистических организаций, к другим убийствам людей «неславянской внешности» в 2002–2006 годах[25].

В конце декабря в Москве, Сочи и Тюмени были задержаны и другие члены известных в прошлом нацистских банд: Семен (Бус) Токмаков, один из наиболее известных лидеров московских наци-скинхедов конца 90-х, тогда лидер скин-бригады «Русская цель», а затем молодежной организации Народной национальной партии (ННП), Андрей Кайль, преемник Буса в ННП, Александр Лысенков, также член ННП, Максим Хотулев, Павел Хрулев (Мышкин) и Алексей Гудилин. Их обвиняют в причастии к серии «особо тяжких преступлений, включая убийства выходцев из Центрально-Азиатского региона», совершенных в начале 2000-х годов. СК сообщает, что преступления были выявлены в рамках расследования все того же двойного убийства[26].



Уголовное преследование за преступления против собственности

В 2020 году мы знаем только об одном приговоре за преступление против собственности, в котором был вменен мотив ненависти. (В 2019 году нам неизвестно о таких приговорах, в 2018 году мы писали о 2 приговорах против 6 человек в 2 регионах.)

В Волгограде суд приговорил местного жителя по ч. 2 ст. 214 УК («Вандализм по мотиву национальной ненависти») и ст. 280 («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности») к 1,5 годам лишения свободы условно, с лишением на 2 года права заниматься деятельностью, связанной с администрированием сайтов в интернете. И это наказание кажется нам достаточно справедливым за нарисованные несколько свастик, схему мишени и антисемитскую оскорбительную надпись, оставленную летом 2018 года на памятнике мемориального комплекса «Передний край обороны Сталинграда в ноябре 1942 года, войск 62-й и 64-й армий». Хотя еще более адекватным был бы приговор к обязательным работам, предусматривающий выполнение бесплатных общественно полезных работ в свободное от основных занятий время.

И именно такое наказание понес в Вологодской области другой граффитчик-антисемит. 10 февраля 2020 г. мировой суд судебного участка № 42 Октябрьского судебного района приговорил к 280 часам обязательных работ Вячеслава Котенко за нарисованный желтый крест на памятнике жертвам Холокоста в селе Аксай, установленном в 2018 году при содействии Российского еврейского конгресса в рамках проекта «Вернуть достоинство»[27]. В этом случае приговор был вынесен по ч. 1 ст. 214 УК, и мотив ненависти не попал в обвинение.

 



[1] Наша работа по этой тематике поддерживалась в 2020 году Норвежским Хельсинкским комитетом, Международным партнерством по правам человека и Европейской Комиссией.

30 декабря 2016 г. РОО Центр «Сова» была принудительно внесена Минюстом в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента». Мы не согласны с этим решением и обжалуем его. Автор доклада – член правления Центра «Сова».

[2] Hate Crime Law: A Practical Guide. Warsaw: OSCE/ODIHR, 2009 (доступно на сайте ОБСЕ на нескольких языках, включая русский: http://www.osce.org/odihr/36426).

Верховский Александр. Уголовное право стран ОБСЕ против преступлений ненависти, возбуждения ненависти и языка вражды (2-е издание, исправленное и дополненное). М., 2015 (доступно на сайте центра «Сова»: http://www.sova-center.ru/files/books/cl15-text.pdf).

[3] Данные за 2020 и 2019 годы приведены на 20 января 2021 г.

[4] В аналогичном докладе за 2020 год мы писали о 5 погибших, 45 раненых и избитых. См.: Юдина Н. Криминальная активность ультраправых. Преступления ненависти и противодействие им в России в 2019 году // Центр «Сова». 2020. 4 февраля (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/publications/2020/02/d42015/).

[5] Интересно, что пострадавших уроженцев Кавказа оказалось больше, чем уроженцев Центральной Азии, обычно ситуация обратная.

[6] Жительнице Когалыма угрожают пользователи соцсетей из-за того, что она замужем за чеченцем // Центр «Сова». 2020. 7 февраля (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/racism-nationalism/2020/02/d42056/).

[7] Ксенофобия и национализм // Левада-Центр. 2020. 23 сентября. (https://www.levada.ru/2020/09/23/ksenofobiya-i-natsionalizm-2/).

[8] Беспорядки на Манежной площади в Москве // Центр «Сова». 2010. 12 декабря (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/racism-nationalism/2010/12/d20481/).

[9] Кожевникова Галина. Из зе юник момент // Центр «Сова». 2010. 8 декабря (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/publications/2010/12/d20452/).

[10] В Екатеринбурге казаки проводят рейды по поиску людей с азиатской внешностью с симптомами простуды // Центр «Сова». 2020. 21 февраля (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/racism-nationalism/2020/02/d42118/).

[11] В Петербурге азербайджанца задержали по уголовному делу об экстремизме за нападение на армян // Медиазона. 2020. 6 августа (https://zona.media/news/2020/08/06/spb).

[12] Правозащитники предупредили о риске эскалации азербайджано-армянского конфликта в Москве // Кавказский узел. 2020. 30 июля (https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/352464).

[13] Отношение к ЛТБТ-людям // Левада-центр. 2019. 23 мая (https://www.levada.ru/2019/05/23/otnoshenie-k-lgbt-lyudyam/).

[14] Националист Максим Марцинкевич умер в СИЗО // Центр «Сова». 2020. 16 сентября (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/2020/09/d42916/).

[15] Архангельск: поклонники Марцинкевича провели в память о нем рейд // Центр «Сова». 2020. 5 октября (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/racism-nationalism/2020/10/d43004/).

[16] Нападение в Саратове // Центр «Сова». 2021. 11 января (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/racism-nationalism/2021/01/d43477/).

[17] Пик таких нападений пришелся на 2007 год (7 убитых, 118 раненых); с тех пор происходило постоянно снижение. После 2013 года динамика нестабильна.

[18] Подробнее о них см.: Альперович Вера, Юдина Н. Прокремлевские и оппозиции со щитом или на щите // Центр «Сова». 2015. 27 июля (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/publications/2015/07/d32502/).

[19] «Его фамилия — не Шойгу»: подробности скандала с солдатом-срочником, заявившим о дискриминации в армии // 76.ru. 2021. 13 января (https://76.ru/text/incidents/2021/01/13/69694056/).

[20] Речь идет только о тех приговорах, где признан мотив ненависти и которые мы считаем правомерными.

[21] Подробнее см.: Альперович В., Верховский А., Юдина Н. Между Манежной и Болотной: Ксенофобия и радикальный национализм и противодействие им в 2011 году в России // Центр «Сова». 2012. 21 февраля (http://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/publications/2012/02/d23739/).

[22] «Упал на нож». В Москве оправдан фигурант дела об убийстве гея // Центр «Сова». 2020. 7 февраля (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/counteraction/2020/02/d42057/).

[23] В Адыгее предъявлено обвинение по ст. 282 УК студенту, разместившему в интернете нацистский видеоролик // Центр «Сова». 2007. 19 октября (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/counteraction/against-cyberhate/2007/10/d11796/).

[24] Родственники пропавшего без вести уроженца Дагестана узнали его на нацистском ролике, размещенном в Интернете // Центр «Сова». 2008. 4 июня (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/counteraction/2008/06/d13503/).

[25] В деле о двойном неонацистском убийстве, совершенном в нулевых, появились подозреваемые // Центр «Сова». 2020. 21 октября (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/counteraction/2020/10/d43089/).

[26] Арестованы шестеро подозреваемых в серии националистических убийств // Центр «Сова». 2020. 24 декабря (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/counteraction/2020/12/d43436/).

[27] Осквернившему памятник жертвам Холокоста в Волгоградской области вынесен приговор // Центр «Сова». 2020. 12 февраля (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/counteraction/2020/02/d42077/)

Ссылки на данную статью [5]