Неправомерный антиэкстремизм в декабре 2022 года

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».

Мы публикуем обзор основных и наиболее показательных событий в сфере неправомерного применения антиэкстремистского законодательства в России в декабре 2022 года.

 

Нормотворчество

В начале декабря президент России Владимир Путин подписал закон, уточняющий порядок деятельности "иностранных агентов" и вводящий для них ряд новых ограничений в развитие действующего с 1 декабря рамочного закона "О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием".

Президент также утвердил закон, вводящий запрет на распространение информации, "пропагандирующей нетрадиционные сексуальные отношения и (или) предпочтения, педофилию, смену пола". Помимо того, что закон вводит ограничения, касающиеся именно такой информации, он наделяет Роскомнадзор правом делегировать полномочия по мониторингу различных видов противоправного контента сторонней организации, определенной правительством. К тому же, в закон о защите прав потребителей была внесена поправка, запрещающая продажу любого товара "содержащего информацию, за распространение которой предусмотрена административная или уголовная ответственность".

В середине месяца Путин подписал поправки к Воздушному кодексу России, в соответствии с которыми на должности в сфере авиации запрещается нанимать лиц, включенных в перечень экстремистов и террористов Росфинмониторинга, то есть не только осужденных, но и подозреваемых и обвиняемых по уголовным делам экстремистской направленности и террористического характера.

В конце декабря президент подписал еще несколько законов. Это поправки, которые вводят уголовную ответственность за содействие диверсионной деятельности (новая статья 281.1 Уголовного кодекса), прохождение обучения в целях осуществления диверсионной деятельности (ст. 281.2 УК) и организацию диверсионного сообщества и участие в нем (ст. 281.3 УК). По этим статьям предусмотрены наказания вплоть до 20 лет лишения свободы либо пожизненного заключения. Помимо этого, в перечень обстоятельств, отягчающих наказание за преступления общеуголовного характера (ст. 63 УК), был добавлен пункт о совершении преступления в целях пропаганды, оправдания и поддержки диверсии. В соответствии с отдельным законом подозреваемых и обвиняемых по новым статьям будут вносить в вышеупомянутый список Росфинмониторинга. Еще один свежеподписанный закон дополнил перечень контента, подлежащего внесудебной блокировке по требованию Генпрокуратуры: в него были включены инструкции по незаконному изготовлению боеприпасов к огнестрельному оружию.

Подписан и новый закон, который закрепляет за Георгиевской лентой статус символа воинской славы России. Фактически правоохранительные органы и ранее рассматривали ленту как символ воинской славы: нам известно несколько уголовных дел, возбужденных по ст. 354.1 УК за ее осквернение. При этом в некоторых из этих случаев обвиняемые воспринимали ленту не как символ победы в Великой Отечественной войне, а как атрибут одной из сторон начавшегося в 2014 году конфликта на юго-востоке Украины и проявляли неуважение к ней не в целях дискредитации победы над нацизмом, а в порядке критики политического курса российских властей. Отметим, что нам неясно, почему ради защиты отдельных символов от проявлений критики, даже крайних, людей следует подвергать уголовному преследованию. Напомним, что в Замечании общего порядка № 34 к ст. 19 (свобода мнений и их выражения) Международного пакта о гражданских и политических правах Комитет ООН по правам человека выражает обеспокоенность в связи с существованием законов о неуважении к флагу и символике.

Кроме того, подписаны поправки, которые несколько изменили и ужесточили нормы Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) и УК, касающиеся деятельности "иноагентов". Заодно ужесточена ответственность по ст. 239 УК (создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан), причем как за деятельность НКО, побуждающих граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей, так и за создание объединений, деятельность которых сопряжена с насилием над гражданами. Максимальные санкции за эти деяния будут составлять шесть и семь лет лишения свободы соответственно.

Наконец, в декабре общественное обсуждение прошли поправки к постановлению правительства, которые относят проведение судебных лингвистических и психолого-лингвистических экспертиз к исключительным полномочиям государственных учреждений. Хотя качество проведения таких экспертиз, на наш взгляд, не зависит напрямую от того, делаются они в государственных или негосударственных учреждениях, предложенные ограничения вызывают некоторые опасения. Теперь стороны потеряют возможность привлекать к участию в судебном процессе независимых экспертов, что может негативно сказаться на соблюдении принципа состязательности.

Преследование за дискредитацию использования вооруженных сил и госорганов

Мы считаем, что криминализация дискредитации использования российских вооруженных сил и госорганов за рубежом явилась необоснованным ограничением права на свободу выражения мнения, призванным подавить критику политического курса властей. Поэтому преследование по соответствующим статьям за высказывания, не содержащие прямых призывов к насилию, мы считаем неправомерным.

По данным издания "Медиазона", охватывающим период с марта по середину декабря, в российские суды поступили 5518 дел по ст. 20.3.3 КоАП о дискредитации использования вооруженных сил и госорганов. Продолжались и преследования в уголовном порядке по ч. 1 ст. 280.3 УК за повторное нарушение запрета на подобную "дискредитацию".

В Воронеже такое дело возбудили в отношении Евгения Карпова из Воронежа, которого ранее штрафовали по ст. 20.3.3 КоАП за публикации в Telegram и на YouTube.

В Южно-Сахалинске подозреваемым по ч. 1 ст. 280.3 УК стал живущий в России с 2013 года гражданин Украины Александр Вдовиченко, которого ранее арестовали по обвинению в покушении на убийство. Поводом для нового дела стали высказывания, сделанные в частной беседе. Ранее Вдовиченко оштрафовали по административной статье из-за комментария, который он оставил на сайте Sakh.com.

В Архангельске возбудили два дела по ч. 1 ст. 280.3 УК. Активистке Елене Калининой, которую ранее дважды штрафовали по ст. 20.3.3 КоАП за публикации во "ВКонтакте", суд назначил меру пресечения в виде запрета определенных действий. Та же мера пресечения была назначена студентке Олесе Кривцовой. Ранее ее оштрафовали по ст. 20.3.3 КоАП за то, что она наклеила антивоенную листовку на почтовый ящик; поводом для уголовного обвинения послужил репост во "ВКонтакте" антивоенной публикации ее друга Ильи Лешукова. Кроме того, Кривцовой вменили в вину публичное оправдание терроризма в интернете (ч. 2 ст. 205.2 УК) в связи с постом о взрыве Крымского моста.

В Коми по тем же ч. 1 ст. 280.3 и ч. 2 ст. 205.2 УК был арестован бывший школьный учитель истории Никита Тушканов. Ранее его неоднократно привлекали к административной ответственности за публикации в соцсетях с критикой власти, в том числе по ст. 20.3.3 КоАП. Обвинение Тушканова по ст. 205.2 УК также связано с высказываниями о взрыве Крымского моста. Мы не знакомы с точным содержанием этих высказываний Кривцовой и Тушканова; в случае, если они действительно одобряли террористическую практику, преследование по ст. 205.2 УК может быть оправданным. Подробнее с нашей позицией относительно особенностей применения этой статьи можно ознакомиться здесь.

В Калмыкии суд отправил под запрет определенных действий главного редактора газеты "Современная Калмыкия" Валерия Бадмаева. Поводом для возбуждения дела по ч. 1 ст. 280.3 УК в его отношении послужил репост видео с рассказом человека, представившегося бойцом полка "Азов" (который признан в России террористической организацией), о действиях российских вооруженных сил.

Подозреваемым по той же статье стал житель Нижневартовска (ХМАО) Евгений Федосов. Внимание правоохранительных органов привлекли несколько репостов во "ВКонтакте", в одном из них на Владимира Путина возлагалась вина за боевые действия на территории Украины. Летом Федосова штрафовали по ст. 20.3.3 КоАП за распространение антивоенных хэштегов в соцсетях.

В Симферополе под домашний арест по ч. 1 ст. 280.3 УК суд отправил бывшего преподавателя Белогорского техникума Андрея Белозерова, которого в этом году привлекали к административной ответственности за распространение украинских песен "Байрактар" и "Червона калина", в том числе и по ст. 20.3.3 КоАП (а также по ч. 1 ст. 20.3 КоАП, что мы также считаем неправомерным). Уголовное преследование связано с его октябрьским постом во "ВКонтакте", в котором утверждалось, что сначала российские вооруженные силы целенаправленно бомбили женщин и детей в Донецке, а после этого стали бомбить украинские города.

Наконец, в Шуе Ивановской области в отношении активиста Сергея Веселова возбудили уже третье дело по ч. 1 ст. 280.3 УК – в связи с публикацией видео на его собственном канале и ролика на канале "Оппозиция 2.0.", в котором освещалось преследование Веселова и было приведено его обращение.

Преследование за возбуждение ненависти

В начале декабря в Абакане суд оштрафовал на 450 тысяч рублей по ст. 20.3.1 КоАП (возбуждение ненависти либо вражды) ООО "Эксперт-Медиа" – компанию-учредителя хакасского интернет-журнала "Новый Фокус". Поводом послужил ряд публикаций, в которых привлеченные к делу эксперты нашли признаки унижения достоинства сотрудников правоохранительных органов. Мы считаем, что компанию оштрафовали неправомерно: сотрудники полиции не должны считаться уязвимой социальной группой, которая требует особой защиты от проявлений ненависти (к тому же, мы вообще выступаем за исключение неопределенного понятия "социальная группа" из антиэкстремистского законодательства). Как неоднократно отмечал Европейский суд по правам человека, сотрудники правоохранительных органов должны быть исключительно терпимы к критике, если речь не идет о реальной угрозе применения насилия. В материалах, публиковавшихся в "Новом Фокусе", критически оценивалась работа правоохранительных органов России вообще и Хакасии в частности, но не было агрессивных высказываний. Добавим, что главного редактора "Нового Фокуса" Михаила Афанасьева обвиняют в распространении заведомо ложной информации о вооруженных силах России с использованием служебного положения (п. "а" ч. 2 ст. 207.3 УК) из-за публикации материала, в котором утверждалось, что 11 бойцов Росгвардии из Хакасии отказались участвовать в боевых действиях на территории Украины.

Еще один случай привлечения к ответственности за критические высказывания о полиции, о котором нам стало известно, произошел еще в сентябре. Суд в Воронеже тогда оштрафовал местного жителя Федора Михеева на 10 тысяч рублей по ст. 20.3.1 КоАП за то, что в 2021 году он опубликовал во "ВКонтакте" изображение с текстом о полицейских, в которых они характеризовались как никчемные и потерявшие человеческий облик. Никаких призывов к насилию в этом тексте не было, поэтому мы склонны считать преследование Михеева неправомерным.

В Корсакове (Сахалинская область) в октябре суд оштрафовал на 10 тысяч рублей Алексея Рыбакова за то, что тот оставил в Instagram оскорбительный комментарий под постом о повышении в звании Россияны Марковской, пресс-секретаря министра обороны Сергея Шойгу. Мы полагаем, что госслужащие не должны считаться социальной группой, нуждающейся в дополнительной защите от проявлений ненависти. Более того, критика должностных лиц в СМИ, как указывал и Верховный суд России, сама по себе не должна рассматриваться как действие, направленное на унижение достоинства, поскольку пределы допустимой критики чиновников шире, чем частных лиц (и, с нашей точки зрения, этот аргумент применим не только к публикациям в СМИ).

Отметим, что одно подобное дело, связанное с критикой госслужащих, в конце ноября было прекращено. Речь идет о деле журналистки NGS24.RU Марии Антюшевой, которую в октябре оштрафовали на 20 тысяч рублей за два поста в Telegram-канале. В одном из них Антюшева ругала "всех этих путиных и пензиных" (речь о красноярском депутате Елене Пензиной) за то, что они не отправляют своих близких для участия в спецоперации. Во второй публикации, которая была сделана 7 октября, Антюшева желала мучительной смерти и миллиона лет страданий в аду имениннику, чье имя не назвала. Краевой суд подчеркнул, что журналистка не призывала к совершению каких-либо противоправных действий и таким образом ее действия не были направлены на возбуждение ненависти или вражды. К тому же, отметил суд, в деле не было бесспорных доказательств того, что Антюшева критиковала Путина и Пензину именно в связи с осуществлением ими профессиональной деятельности в органах государственной власти.

В Прокопьевске Кемеровской области в декабре штраф в размере 10 тысяч рублей по ст. 20.3.1 КоАП был назначен Дмитрию Понамареву за некие публикации оскорбительного характера о вооруженных силах России и мобилизованных гражданах. Мы склонны полагать, что военнослужащие, в том числе мобилизованные, также не нуждаются в дополнительной защите при помощи ст. 20.3.1 КоАП, и поэтому оснований для преследования Понамарева не было, если только его высказывания не содержали призывов к насилию.

В Уфе на ту же сумму был оштрафован экс-председатель запрещенной башкирской националистической организации "Башкорт" Фаиль Алчинов, который в сентябре опубликовал во "ВКонтакте" пост против мобилизации на башкирском языке. На наш взгляд, признаков возбуждения ненависти в этом посте не было, Алчинов не призывал к насилию или дискриминации в отношении русских, а лишь критиковал государственную политику.

В Перми дело по ст. 20.3.1 КоАП в конце декабря возбудили в отношении экс-депутата местного заксобрания Константина Окунева. По данным прокуратуры, политик в августе–октябре 2022 года опубликовал во "ВКонтакте" три поста. Привлеченные к проверке публикаций эксперты заявили, что в них имелись высказывания с негативной оценкой лиц, солидаризирующихся с политическим курсом президента России. Мы считаем, что сторонники той или иной политики не нуждаются в особой защите от проявлений ненависти. Более того, мы ознакомились с содержанием двух из трех постов Окунева и не обнаружили в них никаких агрессивных призывов; судя по всему, их не было и в третьей публикации. В своих публикациях Окунев лишь критиковал действия властей и взгляды политических оппонентов, осуждал низкий уровень образования и гражданскую пассивность соотечественников.

В Архангельске 50 часов обязательных работ по ст. 20.3.1 КоАП получил местный активист Никита Онегин. Поводом послужил комментарий во "ВКонтакте", в котором эксперты, привлеченные к делу, обнаружили признаки возбуждения ненависти к социальной группе "русские люди". Насколько нам известно, комментарий Онегина не содержал призывов к насилию или дискриминации. Хотя активист использовал пейоративный этноним, который может восприниматься как унижающий достоинство, высказывание в целом было направлено, с нашей точки зрения, на критику политических оппонентов из числа пожилых россиян, поддерживающих курс правительства.

Преследование за демонстрирование запрещенной символики

Упомянутый выше Никита Онегин был привлечен к ответственности и по ч. 1 ст. 20.3 КоАП (публичное демонстрирование запрещенной символики): суд оштрафовал его на полторы тысячи рублей за комментарий во "ВКонтакте" с лозунгом "Слава Украине!". Мы полагаем, что оснований для преследования Онегина по этой статье не было: она предусматривает наказание за демонстрирование символики или атрибутики запрещенных организаций, но не за публикацию их лозунгов. Кроме того, лозунг "Слава Украине", вошедший в оборот в начале XX века, не следует рассматривать исключительно как девиз запрещенных в России украинских националистических организаций, тем более что в последние годы он используется в Украине повсеместно и с 2018 года является официальным приветствием в украинской армии и полиции.

В Крыму от 11 до 13 суток ареста по той же статье получили Юнус Буджек, Дилявер Меметов и Валентин Комиссаренко; их также оштрафовали по ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП. По сообщению суда, вечером 11 декабря у магазина в селе Золотое Поле они слушали и громко пели "песни украинских националистов", в том числе песню "Червона калина". Это народная песня, известная в современной обработке с 1914 года, ее использовали в качестве гимна украинские сечевые стрельцы, а затем на протяжении более ста лет многократно исполняли популярные украинские, российские и другие певцы. Правоохранительные органы Крыма почему-то считают "Червону калину" боевой песней, то есть атрибутикой Организации украинских националистов (ОУН), деятельность которой признана экстремистской и запрещена на территории России. Известно несколько вариантов этой песни, и наиболее популярные из них не содержат никаких высказываний, которые свидетельствовали бы о пропаганде деятельности ОУН.

В Кемерове на полторы тысячи рублей по ч. 1 ст. 20.3 КоАП была оштрафована Ольга Овсепян. Из постановления суда следует, что два-три года назад кемеровчанка установила в качестве аватара картинку с подписью "С нами солнце". По версии полиции и суда, изображение содержало символику, сходную с нацистской до степени смешения. Скорее всего, речь шла о картинке с изображением коловрата. Сам по себе коловрат – это популярный славянский неоязыческий символ, который широко используется в разных вариациях и существенно отличается от нацистской свастики. Кроме того, мы полагаем, что и за демонстрирование нацистской символики следует наказывать лишь в тех случаях, когда она используется для пропаганды соответствующей идеологии. Никаких сведений о том, что Овсепян занималась пропагандой нацизма либо насилия, ненависти и дискриминации в целом, в постановлении суда нет, и мы склонны считать ее преследование неправомерным.

Преследование за распространение экстремистских материалов

В декабре в Алексине Тульской области на полторы тысячи рублей оштрафовали по ст. 20.29 КоАП (массовое распространение экстремистских материалов) Петра Прихнюка. На его странице во "ВКонтакте" нашли видео "Припомним Жуликам и Ворам их Манифест-2002". Этот видеоролик, распространявшийся сторонниками Алексея Навального, был признан экстремистским в 2013 году вместе с несколькими материалами русских националистов. Его содержание сводится к перечислению ряда нереализованных предвыборных обещаний "Единой России" из проекта манифеста партии 2002 года и призыву голосовать за любую другую партию. Мы считаем запрет этого видео безосновательным, а случаи преследования за его распространение – неправомерными.

В Кемерове на тысячу рублей был оштрафован Роман Лиходед, распространявший во "ВКонтакте" песню "Убивай космонавтов" группы "Ансамбль Христа Спасителя и Мать Сыра Земля". Текст песни был признан экстремистским материалом в 2017 году. Мы считаем этот запрет неправомерным: песня имеет очевидно сатирический характер и высмеивает мракобесие и примитивную религиозность, а содержащиеся в ней призывы к расправе над космонавтами за то, что те "лезут на небо", не могут быть восприняты всерьез.

Преследование за призывы к сепаратизму

В Санкт-Петербурге прокуратура возбудила дело по ч. 2 ст. 20.3.2 КоАП (публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ с использованием интернета) в отношении рэпера Мирона Федорова (Oxxxymiron), в сентябре выпустившего трек "Ойда". Одновременно прокуратура обратилась в суд с иском о признании песни запрещенной к распространению на территории России и об ограничении доступа к ней по 10 ссылкам, в том числе при помощи стриминговых сервисов "VK Музыка", "Яндекс.Музыка" и "Звук". Претензии прокуратуры вызвали строчки с лозунгом о свободной Ингрии и припев "Ой, да заберите дом, ой, да поселитесь в нем, ой, да подавитесь в нем, а мы пересоберем". Упомянутый рэпером лозунг принадлежит неформальному движению петербургских регионалистов, выступающих за расширение автономных прав Санкт-Петербурга и области как единого культурного и экономического пространства. Этот лозунг сам по себе не содержит никакого четкого призыва к отделению упомянутых территорий от России, а в контексте всей песни в целом, в том числе припева, читается скорее как убежденность в том, что в стране произойдет смена политического режима. На наш взгляд, автор не выходит за рамки мирной политической критики, поэтому мы считаем действия прокуратуры в отношении его и его произведения неправомерными. Напомним также, что, с нашей точки зрения, санкции уместны лишь в случае публикации призывов к насильственному сепаратизму, в то время как мирные дискуссии о территориальном статусе тех или иных регионов не должны ограничиваться.

Преследование за вандализм

В декабре стало известно о целом ряде приговоров по ч. 2 ст. 214 УК (вандализм, совершенный по мотивам политической или идеологической ненависти) и о нескольких новых уголовных делах такого рода. У нас вызывает сомнения обоснованность преследования за вандализм по мотиву политической ненависти: на наш взгляд, фактически в большинстве случаев речь идет об одной из форм политической критики. Проявление политической ненависти само по себе не криминализовано, и мы полагаем, что этот мотив уместно относить к отягчающим обстоятельствам лишь в статьях о преступлениях, представляющих серьезную общественную опасность, а именно в статьях о применении насилия. Вообще же, с нашей точки зрения, когда имуществу нанесен не слишком серьезный ущерб, дела по ст. 214 УК можно прекращать за малозначительностью. Для тех случаев, когда сделать это невозможно, но ущерб все равно относительно невелик, можно было бы ввести в КоАП статью, аналогичную ст. 7.17 КоАП об уничтожении или повреждении чужого имущества, либо уточнить саму эту статью, включив в ее состав вандализм, не нанесший крупного ущерба. Компромиссным вариантом может быть также прекращение уголовного преследования с назначением судебного штрафа.

В начале июля в подмосковном Пущине мировой судья приговорил Василия Корецкого к полутора годам ограничения свободы за то, что в марте тот, руководствуясь пацифистскими соображениями, облил красной краской памятный знак ветеранам локальных войн,.

В середине августа в Москве год ограничения свободы получил Олег Толмачев, который нанес на стены четыре надписи с критическим высказыванием о Владимире Путине.

В тот же день в Благовещенске Амурской области Павел Камболин был приговорен к 10 месяцам ограничения свободы за надписи антивоенного содержания, которые он нанес в марте на пять объектов в городе. Заметим, что после того, как Камболина задержали с поличным при нанесении еще очередной надписи, его привлекли к ответственности по ч. 1 ст. 20.3.3, ч. 1 ст. 20.3 (публичное демонстрирование запрещенной символики) и ст. 19.3 КоАП (неповиновение законному требованию сотрудника полиции): он был арестован в общей сложности на 28 дней и оштрафован на 300 тысяч рублей.

В середине сентября за аналогичные действия, но совершенные в Феодосии, чуть больше года ограничения свободы получил по ч. 2 ст. 214 УК Дмитрий Степанченко.

Еще один приговор был вынесен в декабре в Астрахани. Там местный житель – предположительно, Марсель Набиуллин – был приговорен к двум годам ограничения свободы за то, что нанес маркером надписи антивоенного содержания на рекламный баннер, два здания и два памятника культуры регионального значения в историческом центре города (памятные камни в сквере имени Гейдара Алиева).

В декабре было переквалифицировано по ч. 2 ст. 214 УК дело, возбужденное еще в октябре во Всеволожске Ленинградской области против Александра Кудряшова. В знак протеста против мобилизации он нанес краской надписи с буквой "Z", знаком равенства и свастикой на километровый столб и постамент зенитного орудия, которые входят в состав мемориал, посвященный блокаде Ленинграда. Первоначально дело было возбуждено по п. "б" ч. 2 ст. 243.4 УК (повреждение памятника погибшим в период Великой Отечественной войны). После переквалификации Кудряшову сменили меру пресечения с заключения под стражу на запрет определенных действий.

Новое уголовное дело было возбуждено по ч. 2 ст. 214 УК в Алексине Тульской области. Подозреваемого в нанесении четырех надписей на здание городской администрации и военкомата, а также поджоге неких "патриотических баннеров" суд арестовал.

Другое дело возбудили в Чите против 19-летнего Александра Снежкова и 16-летней Любови Лизуновой. Помимо вандализма, совершенного по мотиву политической ненависти, анархистов обвиняют в размещении в интернете публичных призывов к терроризму (ч. 2 ст. 205.2 УК) и экстремизму (ч. 2 ст. 280 УК). Поводом для возбуждения дела о вандализме послужило граффити "Смерть режиму", нарисованное на гараже в конце октября. Что касается обвинений по ст. 205.2 и 280 УК, они связаны с публикациями в каналах "Шугань-25" и 75ZLO в Telegram, которые администрировали Снежков и Лизунова; по версии следствия, в ряде размещенных там постов одобрялись поджоги военкоматов и диверсии на железных дорогах, совершение которых приписывают Боевой организации анархо-коммунистов (БОАК). Такие публикации в принципе действительно могут заслуживать преследования.

Преследование за "реабилитацию нацизма"

В конце ноября в Улан-Удэ неизвестные распылили черную краску на фотографии пограничников, участвовавших в конфликте на острове Даманском в 1969 году. Портреты с рассказами о ветеранах этих событий расположены на специальных стендах в мемориальном сквере Пограничников. Правоохранительные органы возбудили уголовное дело по ч. 3 ст. 354.1 УК (осквернение символов воинской славы России, оскорбление памяти защитников Отечества), при этом подозрение пало на учеников двух близлежащих школ. На месте происшествия были обнаружены следы слюны, и потому следствие решило взять образцы буккального эпителия для ДНК-анализа у всех школьников мужского пола; директор одной из школ отправил родителям рассылку с просьбой дать на это согласие, что вызвало неоднозначную реакцию в родительских рядах.

С нашей точки зрения, речь идет о классическом случае вандализма, который подлежит наказанию по ст. 214 УК. Ст. 354.1 УК за осквернение символов воинской славы предусматривает более строгое наказание, которое кажется нам несоразмерным степени общественной опасности деяния. При этом перечень символов воинской славы российским законодательством не определен, и неясно, на каком именно основании следует относить к таковым те или иные объекты. Оскорбление памяти пограничников в данном случае определенно имело место, однако мы полагаем, что оскорбление, в том числе и оскорбление памяти, должно являться поводом не для уголовного преследования, а для подачи гражданского иска. Об этом говорится в уже упомянутом выше Замечании общего порядка Комитета ООН по правам человека. Добавим к этому, что методы, избранные следствием, выглядят чрезмерно масштабной реакцией на событие и могли вызвать лишний стресс у подростков и их родителей – тем более что уголовная ответственность по ст. 354.1 УК начинается с 16 лет, и в случае установления причастности к инциденту школьников уголовное дело, вероятно, вообще придется прекратить.

В Анапе в декабре было возбуждено дело по ч. 4 ст. 354.1 УК (осквернение символов воинской славы России группой лиц с использованием интернета). Поводом послужило опубликованное в интернете видео, на котором две девушки, находясь в парке 70-летия Победы в станице Анапской, обсуждали с использованием нецензурной лексики возможность помочиться на Вечный огонь, а потом одна из них прикурила от него сигарету. Вскоре оказалось, что девушкам 15 и 17 лет (таким образом, одну из них не смогут привлечь к уголовной ответственности); родителей обеих оштрафовали по ст. 5.35 КоАП (неисполнение родителями обязанностей по воспитанию несовершеннолетних). Мы считаем, что хулиганская выходка девушек заслуживает осуждения, однако не можем не повторить, что уголовное преследование оправданно лишь в случае совершения преступлений, представляющих существенную опасность для общества.

По другому подобному делу в декабре был вынесен приговор. Московский областной суд приговорил назначил жителю Красногорска Вадиму Котову два года лишения свободы условно по ч. 4 ст. 354.1 УК за публикацию видео, на котором тот прикуривал от Вечного огня. Видео Котов снял еще в 2011 году, а опубликовал на своей личной странице во "ВКонтакте" в 2021-м. Почему следствие и суд сочли, что эта публикация представляла повышенную общественную опасность, неясно.

В Красноярске еще в ноябре было возбуждено дело по п. "в" ч. 2 ст. 354.1 УК (распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны) в отношении Игоря Орловского. Поводом послужил комментарий, который Орловский оставил на своей странице во "ВКонтакте" в марте 2022 года. Он утверждал, что Вторая мировая война была развязана при участии Сталина, и он был "такой же агрессор, как и Гитлер". Мы полагаем, что дискуссия на исторические темы, даже содержащая вольную или некорректную интерпретацию фактов и резкие оценки, не должна становиться поводом для уголовного преследования. Добавим, на рассмотрении суда уже находится дело по обвинению Орловского по ч. 2 ст. 280 УК и по ч. 2 ст. 205.2 УК. Преследование красноярца по этим обвинениям мы не можем оценить как неправомерное, поскольку комментарии Орловского содержали призывы к насилию, однако суду предстоит внимательно изучить вопрос о степени общественной опасности его действий.

В Анадыре по ч. 4 ст. 354.1 и ч. 2 ст. 280 УК обвиняют Дмитрия Ариткулова, он заключен под стражу. Дело по ст. 354.1 УК возбудили из-за того, что, по версии следствия, Ариткулов опубликовал в публичной группе одного из мессенджеров ссылку на видеоролик и комментарий с высказываниями, оскверняющими имя погибших воинов и содержащими явное неуважение к обществу и к дню воинской славы, связанному с защитой Отечества. С нашей точки зрения, выражение негативного отношения к дням воинской славы России (будь то День Победы или какой-то другой праздник) само по себе не представляет общественной опасности и не должно становиться поводом для уголовного преследования, если оно не сопровождается призывами к насилию, ненависти и дискриминации. Что касается оскорбления памяти неконкретизированных защитников Отечества, то криминализация деяний, определенных столь абстрактно, не отвечает международно-правовым стандартам в области прав человека. В случаях, когда речь идет о покушении на репутацию конкретных ветеранов, спорные вопросы могут решаться в порядке гражданского судопроизводства. Однозначно оценить обвинение по ст. 280 УК как неправомерное мы и в этом случае не можем, поскольку оно связано с публикацией комментария с призывом к насилию, однако вопрос о степени общественной опасности действий Ариткулова также подлежит внимательному изучению судом.

В конце декабря Новосибирский областной суд оштрафовал на 100 тысяч рублей Виктора Бондарева, признав его виновным по ч. 2 ст. 128.1 УК (распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица, совершенное в интернете) и ч. 4 ст. 354.1 УК (унижение чести и достоинства ветерана Великой Отечественной войны, совершенное в интернете), а также обязал выплатить потерпевшим компенсацию морального вреда. Поводом для уголовного преследования послужили посты Бондарева, опубликованные во "ВКонтакте" в 2021 году. Новосибирец утверждал, что его отчим Виталий Симонов – ветеран войны – издевался над женой (матерью Бондарева), сдал ее в дом престарелых, незаконно получил от государства квартиру. Мы полагаем, что квалификация действий Бондарева по ч. 4 ст. 354.1 УК некорректна и избыточна: в случае распространения недостоверной информации о ветеране достаточно было бы предъявить ему обвинение в клевете. При этом, на наш взгляд, родственники Симонова могли бы обратиться в суд с гражданским иском о защите чести и достоинства, не добиваясь возбуждения уголовного дела.

Преследование участников оппозиционных движений

В Иркутске в декабре Кировский районный суд приговорил бывшего координатора местного штаба Навального Захара Сарапулова к году лишения свободы условно за участие в некоммерческой организации, деятельность которой сопряжена с побуждением граждан к отказу от исполнения гражданских обязанностей или к совершению иных противоправных деяний (ч. 3 ст. 239 УК). В Архангельске дело Елизаветы Бычковой и Егора Бутакова, которых обвиняют по той же статье, поступило в суд. При этом ранее всем троим вменяли в вину и создание экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК) либо участие в нем (ч. 2 ст. 282.1 УК). По этой статье следствие Следственный комитет квалифицирует деятельность, которую структуры Навального вели до их запрета как экстремистских организаций летом 2021 года (мы считаем этот запрет неправомерным, подробнее об этом см. здесь). Всего фигурантами дел по ст. 282.1 и 239 УК стали два десятка активистов, ранее участвовавших в структурах Навального, а их руководителей обвиняют также в отмывании денежных средств (п. "б" ч. 4 ст. 174 УК) и финансировании экстремизма (ч. 1 ст. 282.3 УК). Подробнее о нашей позиции по этому делу см здесь.

2-й Западный окружной военный суд признал основательницу движения "Левое сопротивление" Дарью Полюдову виновной по ч. 1 ст. 282.1 и ч. 2 ст. 205.2 УК, а участника Кирилла Котова – по ч. 2 ст. 282.1 УК. Отбывающую шестилетний срок за оправдание терроризма Полюдову суд приговорил к девяти годам колонии общего режима, прибавив три года к прежнему наказанию. Котов получил три года лишения свободы условно. Мы расцениваем как неправомерное преследование Полюдовой по ч. 2 ст. 205.2 УК за публикации об обвиняемых в причастности к радикальной исламской партии "Хизб ут-Тахрир", которая запрещена в России как террористическая организация. В одной из своих публикаций Полюдова прямо выражала несогласие с идеологией "Хизб ут-Тахрир", а сомнения в обоснованности преследования предполагаемых сторонников партии по статьям о террористической деятельности не свидетельствуют о том, что активистка оправдывает подобную деятельность. Что касается обвинений в причастности к деятельности "Левого сопротивления" как экстремистского сообщества, они не лишены оснований, поскольку на странице движения во "ВКонтакте" публиковались призывы к насильственному свержению власти. Такие публикации делала и сама Полюдова, что ей отдельно вменили в вину по ч. 2 ст. 205.2 УК. Однако пропорциональность назначенного ей наказания вызывает у нас серьезные сомнения, поскольку созданная Полюдовой группа была малочисленной, пользовалась небольшой популярностью и, насколько известно, не вела никакой подготовки к реальной насильственной деятельности, а потому не представляла большой общественной опасности. Пропагандистская деятельность Полюдовой в целом, на наш взгляд, не давала оснований для назначения ей лишения свободы, тем более на столь длительный срок.

Санкт-Петербургский городской суд в декабре признал экстремистской организацией межрегиональное движение "Весна". Прокуратура сообщала, что претензии к "Весне" заключаются в том, что деятельность движения направлена на подрыв общественной безопасности и основ конституционного строя России, что оно создает "условия для дестабилизации социальной и общественно-политической ситуации в стране" и формирует "общественное мнение о необходимости смены власти в Российской Федерации", в том числе посредством "проведения массовых публичных мероприятий с нарушением закона и применением насилия к представителям правоохранительных органов, обеспечивающим правопорядок". Ведомство утверждало, что участники "Весны" совершают экстремистские преступления и правонарушения, а также "иные противоправные деяния, влекущие за собой нарушение прав и свобод граждан, причинение вреда личности, обществу и государству". Отметим, что формирование общественного мнения о необходимости смены власти в стране, если оно не сопряжено с призывами к насилию, не противозаконно. Ни о каких призывах к насилию со стороны "Весны" нам неизвестно, как и об уголовных делах, возбужденных по ст. 280 УК против участников движения. Отдельных участников движения "Весна" преследуют по ч. 3 ст. 239 УК, ч. 1.1 ст. 212 УК (склонение к организации массовых беспорядков), а также ч. 2 ст. 207 УК (заведомо ложное сообщение об акте терроризма, совершенное в отношении объектов социальной инфраструктуры). Однако сами по себе преступления, за которые установлена ответственность по всем перечисленным статьям УК, государство не относит к преступлениям экстремистской направленности. Члены "Весны" призывали к использованию граффити как средства политического протеста, однако квалификация создания граффити протестного содержания как вандализма по мотиву политической вражды (то есть преступления экстремистской направленности) представляется нам сомнительной. Таким образом, доводы, приведенные прокуратурой в подкрепление требования о запрете движения выглядят, на наш взгляд, неубедительно.

 

Преследование за причастность к движению "Колумбайн"

В Белгородской области в декабре было передано в суд дело школьника из Старого Оскола, которого обвиняют в участии в деятельности террористической организации (ч. 2 ст. 205.5 УК) и подготовке к террористическому акту (ч. 1 ст. 30, п. "б" ч. 3 ст. 205 УК). По версии следствия, в сентябре 2021 года подросток заинтересовался идеологией движения "Колумбайн", а год спустя спланировал нападение на школу. Планы сорвались, так как другие школьники сообщили о намерениях подростка завучу. Если обвиняемый действительно планировал убийство, то его действия, безусловно, представляли большую угрозу. Однако мы полагаем, что преследование подростка по ч. 2 ст. 205.5 УК необоснованно, так как он, очевидно, действовал самостоятельно, а не как член какой-либо организации. Напомним, "Колумбайн" – устойчивый термин, который используется для обозначения массовых убийств в учебных заведениях. В России "Колумбайн" запрещен как террористическая организация. Но мы не знакомы с какими-либо сведениями, позволяющими считать его единой организацией. К тому же, в действиях подобных "школьных стрелков" обычно отсутствует политическая составляющая, в то время как федеральный закон "О противодействии терроризму" определяет терроризм именно как "идеологию насилия и практику воздействия на принятие решения органами государственной власти", "связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий". Наконец, мы полагаем, что запрет "Колумбайна" как террористической организации осложняет профилактическую работу со школьниками, находящимися в группах риска.

Преследование религиозных организаций и верующих

"Нурджулар"

В конце ноября Пятый кассационный суд общей юрисдицкии рассмотрел жалобу на приговор Ильгару Алиеву. В 2018 году он был приговорен к восьми годам лишения свободы по чч. 1 и 1.1 ст. 282.2 УК (организация деятельности экстремистской организации и вовлечение в нее) за причастность к религиозному объединению "Нурджулар". Кассационный суд снял с Алиева обвинение по ч. 1.1 и снизил срок его наказания на два года. Когда осужденный вышел на свободу, стало известно, что его лишили российского гражданства – судя по всему, на основании действующей с 2017 года нормы, согласно которой вступивший в законную силу приговор суда по ряду статей экстремистской и террористической направленностей (в т. ч. по ст. 282.2 УК) может служить основанием для отмены решения о приеме в гражданство. По имеющейся информации, Алиев ожидает выдворения в Азербайджан.

Мы считаем запрет объединения "Нурджулар" неправомерным. Признание его экстремистской организацией в 2008 году явилось следствием необоснованных запретов книг турецкого исламского богослова умеренного направления Саида Нурси – за пропаганду превосходства ислама над другими религиями. Напомним, Европейский суд по правам человека в 2018 году вынес постановление о том, что запрещая эти книги, российские суды нарушали ст. 10 Европейской конвенции, гарантирующую свободу выражения мнения. Мы полагаем также, что российские мусульмане, изучающие наследие Нурси, не составляют единой организации.

"Хизб ут-Тахрир"

В конце декабря стало известно, что заключенного одной из колоний в Псковской области 2-й Западный окружной военный суд приговорил к двум годам пяти месяцам лишения свободы по ч. 1 ст. 205.2 УК (публичное оправдание терроризма) в связи с тем, что он формировал у других заключенных позитивное отношение к деятельности радикальной исламской партии "Хизб ут-Тахрир".

Крымскотатарского активиста Эрнеса Аметова Южный окружной военный суд приговорил к 11 годам лишения свободы по ч. 2 ст. 205.5 УК (участие в деятельности террористической организации), а также ст. 278 УК с применением ч. 1 ст. 30 УК (приготовление к насильственному захвату власти). При этом государственный обвинитель просил суд назначить существенно более строгое наказание – 18 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием первых пяти лет в тюрьме. Аметов был арестован еще в 2017 году, но в 2020 году суд оправдал его (в отличие от семерых крымских татар, обвинявшихся по тому же делу). Тем не менее, в начале 2022 года Апелляционный военный суд отменил оправдательный приговор и направил дело на новое рассмотрение.

Партия "Хизб ут-Тахрир" признана в России террористической организацией, хотя ее члены не были замечены в причастности к терактам. Обвинение сторонников "Хизб ут-Тахрир" по "террористическим" статьям УК только на основе партийной деятельности (проведения собраний, чтения литературы и т. п.) мы считаем неправомерным.

Свидетели Иеговы

В декабре продолжались преследования Свидетелей Иеговы по обвинению в причастности к деятельности местных религиозных организаций, которые были запрещены как экстремистские. Мы считаем, что решения о запрете не имели законных оснований, и расцениваем их как проявление религиозной дискриминации.​ Напомним, в июне ЕСПЧ вынес постановление по жалобе Свидетелей Иеговы, в котором признал, что запрет их материалов и организаций и преследование верующих противоречат Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и потребовал прекратить уголовные дела по ст. 282.2 УК против Свидетелей Иеговы и освободить верующих, находящихся в заключении.

В декабре стало известно о двух новых уголовных делах. В Крыму обвинение по ч. 1 ст. 282.2 УК было предъявлено Дмитрию Наухацкому и Александру Ворончихину; известно, что первого отправили под домашний арест. В Ижевске дело по той же статье возбудили против Александра Вотякова (его также поместили под домашний арест) и Евгения Стефанидина.

В течение месяца суды разных регионов вынесли восемь приговоров в отношении 20 верующих:

●      Армянский городской суд Республики Крым суд приговорил к шести годам лишения свободы по ч. 1 ст. 282.2 УК Александра Дубовенко и Александра Литвинюка;

●      Металлургический районный суд Челябинска вынес приговор по ч. 2 ст. 282.2 УК (участие в деятельности экстремистской организации) Вадиму Гизатулину, он получил два года условно;

●      Биробиджанский районный суд Еврейской автономной области признал виновными по ч. 1 ст. 282.2 УК и ч. 1 ст. 282.3 (финансирование экстремистской деятельности) Валерия Кригера и Сергея Шуляренко, обоих суд приговорил к семи годам лишения свободы. Алам Алиев по ч. 1 ст. 282.2 УК получил шесть с половиной лет колонии, Дмитрий Загулин по ч. 1 ст. 282.3 УК – три года;

●      Благовещенский городской суд вынес приговор пяти Свидетелям Иеговы. Сергей Кардаков получил шесть лет четыре месяца лишения свободы по ч. 1 ст. 282.2 УК, Антон Ольшевский, Адам Сваричевский и Сергей Ермилов – по шесть лет три месяца по тому же обвинению, а Сергею Афанасьеву суд назначил шесть с половиной лет колонии, признав его виновным также по ч. 1 ст. 282.3 УК;

●      по приговору Алатырского районного суда Чувашии Михаил Ермаков и Андрей Мартынов осуждены на шесть лет колонии каждый по ч. 1 ст. 282.2 УК. Нину Мартынову и Зою Павлову суд оштрафовал на 350 тысяч рублей по чч. 1.1 и 2 этой же статьи;

●      Вяземский районный суд Хабаровского края приговорил Сергея Кузнецова приговорен к двум годам пяти месяцам условно по ч. 2 ст. 282.2 УК;

●      Зейский районный суд Амурской области вынес приговор Леониду Дружинину и Евгению Битусову, они получили по шесть с половиной лет колонии по ч. 1 ст. 282.2 УК;

●      Октябрьский районный суд Красноярска по аналогичному обвинению приговорил Александра Филатова к шести годам лишения свободы.

Три обвинительных приговора были отменены в декабре вышестоящими инстанциями. Пятый кассационный суд общей юрисдикции направил на новое рассмотрение дело Елены Менчиковой из Черкесска, которая в 2021 году получила условный срок по чч. 1.1 и 2 ст. 282.2 УК. Амурский областной суд вернул в суд первой инстанции дело Владимира Букина, Валерия Слащева, Михаила Буркова и Сергея Юферова из Тынды, получивших в октябре 2022 года реальные сроки по чч. 1 и 1.1 ст. 282.2 УК. Дело Александра Кабанова, ранее приговоренного к условному сроку по ч. 2 ст. 282.2 УК, Красноярский краевой суд вернул прокурору.

При этом Верховный суд России в декабре отменил оправдательный приговор Константину Баженову, его жене Снежане Баженовой и Вере Золотовой с Камчатки. Дело верующих, которых обвиняют по ч. 2 ст. 282.2 УК, отправили на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Преследование за оскорбление чувств верующих

В Армавире городской суд в декабре вынес приговор игровому блогеру Сергею Орлову, который вел стримы по игре PUBG. Он был признан виновным в оскорблении религиозных чувств верующих (ч. 1 ст. 148 УК) и ч. 1 ст. 228 УК (незаконное приобретение и хранение наркотиков без цели сбыта). Ранее Орлов получил условный срок за кражу, и теперь по совокупности приговоров суд назначил ему наказание в виде двух лет лишения свободы.

Поводом для преследования Орлова по ст. 148 УК послужили некие высказывания об исламе. Мы не имели возможности ознакомиться с этими высказываниями, но в целом выступаем против использования в УК понятия "оскорбление чувств верующих", поскольку, с нашей точки зрения, это неопределенное понятие не имеет и не может иметь четкого юридического смысла. В случае, если в высказываниях Орлова были признаки возбуждения ненависти к мусульманам, пропаганды насилия или дискриминации, его следовало привлечь к ответственности по ст. 20.3.1 КоАП.