Неправомерный антиэкстремизм в октябре 2022 года

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».

Мы публикуем обзор основных и наиболее показательных событий в сфере неправомерного применения антиэкстремистского законодательства в России в октябре 2022 года.


Практика Конституционного суда РФ

В октябре Конституционный суд России опубликовал определение об отказе в рассмотрении жалобы Светланы Прокопьевой на ряд положений Уголовно-процессуального кодекса (УПК), позволяющих суду отклонять доводы специалистов со стороны защиты. Прокопьева в 2020 году была осуждена за оправдание терроризма в СМИ (ч. 2 ст. 205.2 УК). Мы расцениваем этот приговор как неправомерный (подробнее о нем см. здесь). В качестве доказательств в деле были использованы в том числе выводы экспертов из структуры МВД. При этом как во время предварительного следствия, так и во время суда защитникам было отказано в приобщении заключений специалистов, критически оценивавших эти выводы, в связи с тем, что они якобы имели личную заинтересованность в деле. Аргументировано это было тем, что Прокопьева сама искала этих специалистов. Заявительница попросила КС в связи с подобной правоприменительной практикой, которая коснулась и ее, признать неконституционными положения ч. 2 ст. 61 (обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу), ч. 2 ст. 71 (отвод специалиста), п. 3 ч. 2 ст. 75 (недопустимые доказательства) и ч. 2 ст. 88 (правила оценки доказательств) УПК. Однако Конституционный суд счел, что нормы УПК не нарушили права Прокопьевой, а также отметил, что доводы специалистов суд отклонил не только из-за их предполагаемой личной заинтересованности, но и потому, что они вышли за пределы своей компетенции.


Преследование за дискредитацию использования вооруженных сил и госорганов и за призывы к санкциям

В октябре продолжилась практика привлечения граждан к ответственности за дискредитацию использования российских вооруженных сил и госорганов за рубежом. Напомним, с нашей точки зрения, введение в законодательство санкций за такие действия (ст. 20.3.3 КоАП и ст. 280.3 УК) явилось необоснованным ограничением права на свободу выражения мнения, призванным подавить критику политического курса властей. Поэтому преследование по этим статьям за высказывания, не содержащие прямых призывов к насилию, мы считаем неправомерным. Людей преследуют за демонстрирование плакатов, надписей на одежде, за высказывания, сделанные офлайн и онлайн, распространение печатной агитационной продукции, нанесение надписей на стены и т. п.

В течение месяца нам стал известен ряд новых уголовных дел, возбужденных по ч. 1 ст. 280.3 УК (публичные действия, направленные на дискредитацию вооруженных сил, совершенные после привлечения к административной ответственности).

В начале октября в рамках такого дела, возбужденного в Иванове в отношении наблюдателя за выборами Михаила Гусева, массовые обыски прошли у членов движения "Голос" в разных городах России, а также в московском офисе "Голоса"; еще несколько обысков прошли в начале ноября. Ранее Гусева штрафовали на 45 тысяч рублей по ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП (дискредитация армии) из-за одиночного пикета с листом бумаги, на котором были изображены восемь звездочек. Суд счел, что так Гусев зашифровал лозунг "Нет войне". Как Гусев, так и многие другие участники "Голоса" находятся за пределами России.

В Нижнем Новгороде обвиняемым по ч. 1 ст. 280.3 УК стал учитель и фотограф Илья Мясковский, суд избрал ему меру пресечения в виде запрета определенных действий. Ему вменяют в вину публикацию в сообществе во "ВКонтакте" постов об антивоенных акциях, граффити, а также о возложении цветов к месту самосожжения журналистки Ирины Славиной. В рамках доследственной проверки по этому делу осмотры квартир пытались провести у активистов Глеба Калинычева и Андрея Рудого, которые наряду с Мясковским числились администраторами группы во "ВКонтакте"; Рудой после этого покинул Россию.

Публикации во "ВКонтакте" стали поводом для возбуждения дела по ст. 280.3 УК и в отношении жителя Набережных Челнов Альберта Мансурова, который также уехал из страны.  Ранее, в мае, Мансурова штрафовали по ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП за одиночный пикет с плакатом с надписью "Договоритесь уже! Достаточно 200-х" и изображением рукопожатия в цветах российского и украинского флагов.

В Ижме Республики Коми под домашний арест отправили экоактивиста Алексея Семенова. Его обвинили по ст. 280.3 УК в связи с антивоенной публикацией во "ВКонтакте". До этого Семенова штрафовали по административной статье за пост, в котором было указано количество детей, погибших за время ведения боевых действий на территории Украины.

В Сочи дело по ст. 280.3 УК возбудили в отношении 71-летнего Владимира Атаманчука. Следствие считает, что он распространял листовки, в которых говорилось, что большинство сочинцев придерживается пацифистских взглядов, а власти преследуют инакомыслящих. Ранее Атаманчука дважды штрафовали по ст. 20.3.3 КоАП.

Еще одно дело было возбуждено в отношении жительницы Архангельска, суд избрал ей меру пресечения в виде запрета определенных действий. В связи с чем было возбуждено дело, нам неизвестно.

Кроме того, второе дело по ст. 280.3 УК было возбуждено в отношении петрозаводской активистки Татьяны Савинкиной. Поводом послужили листовки о гибели на территории Украины молодых военнослужащих, детей и стариков, которые она расклеивала в подъезде.

Наконец, в Новосибирске подозреваемым по той же статье стал Алексей Пинигин. Следствие считает, что он нанес некую надпись на памятник. Вероятно, его дело возбуждено по ч. 2 ст. 280.3 УК, которая охватывает действия, повлекшие причинение ущерба имуществу.

В октябре был вынесен по меньшей мере один приговор по ч. 1 ст. 280.3 УК. Верхотурский районный суд Свердловской области приговорил к штрафу в размере 100 тысяч рублей отца Никандра (Евгения Пинчука), иеромонаха Русской православной церкви заграницей под омофором митрополита Агафангела (РПЦЗ(А)). Поводом стал опубликованный им во "ВКонтакте" пост, в котором говорилось, что действия российской армии являются захватническими, а руководство России нарушает божественные заповеди.


Гораздо реже используется ст. 20.3.4, по которой наказывают за призывы к санкциям. В октябре нам стало известно об одном таком деле: в Шуе Ивановской области протокол был составлен в отношении Сергея Веселова. Поводом послужил видеоролик на YouTube, в котором Веселов, согласно материалам дела, рассуждал о доходах РФ от продажи нефти и газа и их влиянии на военные действия на территории Украины. Веселов ранее стал фигурантом трех уголовных дел, два из которых возбуждены по ч. 1 ст. 280.3 УК, а третье – по ч. 1 ст. 214 УК (вандализм).

Призывы к санкциям, безусловно, означают резкое несогласие их авторов с политическим курсом властей, но являются частью мирной дискуссии по общественно важным вопросам. Поэтому, с нашей точки зрения, распространители подобных мнений, если в их высказываниях нет состава иных правонарушений, не должны подвергаться преследованию.


Преследование за демонстрирование запрещенной символики

В Крыму Виктория Амаргалиева и финалистка конкурса "Миссис Крым – 2022" Ольга Валеева были привлечены к ответственности по ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП (дискредитация использования вооруженных сил) и ч. 1 ст. 20.3 КоАП (публичное демонстрирование символики экстремистской организации). Одну из них, имеющую несовершеннолетних детей, оштрафовали на 40 тысяч рублей, а другую арестовали на 10 суток. Подруги спели украинскую песню "Червона калина" и опубликовали видеозапись в сторис в Instagram. Это уже второй случай привлечения к ответственности за исполнение песни "Червона калина" в Крыму: в сентябре наказанию подверглись организаторы и гости свадьбы в Бахчисарае. Тогда эксперт, а вслед за ним и суд, счет "Червону калину" боевой песней, то есть атрибутикой, используемой Организацией украинских националистов (ОУН), деятельность которой признана экстремистской и запрещена на территории России.

"Червона калина" – народная песня, которую более ста лет многократно исполняли популярные украинские, российские и другие исполнители. В 2022 году "Червона калина" снова стала популярна как патриотическая песня благодаря исполнению Андрея Хлывнюка. Известно несколько ее вариантов, и наиболее популярные из них не содержат каких-либо высказываний, которые могут быть, в зависимости от контекста, истолкованы как возбуждение вражды. Судя по распространенному в соцсетях фрагменту исполнения Валеевой и Амаргалиевой, в их версии подобных слов не было, и неясно, на каком основании суд счел этот вариант песни атрибутикой экстремистской организации.

В Рязани суд назначил штраф по ч. 1 ст. 20.3 КоАП Андрею Горькову: на стекле его автомобиля была обнаружена наклейка в форме Сварогова квадрата. Суд решил, что это символ малоизвестной сейчас ультраправой организации "Северное братство", которая в 2012 году была признана экстремистской. Сам автомобилист сказал суду, что не знал об этом, и никаких доводов в пользу того, что Горьков пропагандировал идеологию "Северного братства", в постановлении суда нет.

В Москве суд оштрафовал на две тысячи рублей экс-кандидата в мундепы Савву Карпова. Поводом послужили листовки с символикой проекта "Умное голосование", которые якобы распространял Карпов (сам он это отрицает, как и Никита Аркин, привлеченный к ответственности по аналогичным основаниям в августе). Правоохранительные органы считают, что логотип "Умного голосования" является символикой запрещенных летом 2021 года организаций Алексея Навального. На наш взгляд, законных оснований для признания организаций Навального экстремистскими не было и, соответственно, мы считаем неправомерными преследования за демонстрирование их символики. Не вполне ясно также, чем мотивировано причисление логотипов "Умного голосования" к символике структур Навального.


Также в Москве суд арестовал на 13 суток по ч. 1 ст. 20.3 КоАП гражданина Украины Максима Шепелева. 24 февраля он разместил на своей странице во "ВКонтакте" коллаж с Владимиром Путиным, выступающим на трибуне с символикой Третьего рейха, а также подписью, в которой Россия называлась фашистской страной. С нашей точки зрения, изображение, опубликованное Шепелевым, было средством критики военной операции РФ в Украине, а не пропаганды нацизма, поэтому мы считаем его преследование неправомерным. Мы полагаем, что применение ст. 20.3 КоАП уместно лишь в случае использования запрещенной символики для пропаганды соответствующей идеологии.

В Санкт-Петербурге на двое суток был арестован активист Дмитрий Кузьмин. Поводом послужило граффити со словом "Россия" и изображением свастики, которое Кузьмин нанес на стену здания. Его также оштрафовали по ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП (дискредитация вооруженных сил) из-за граффити со словами "Путин – ZЛО". На наш взгляд, хотя граффити со свастикой имело провокационное содержание, оно было направлено на политическую критику, а не на пропаганду нацизма.

По той же статье был оштрафован на тысячу рублей муниципальный депутат московского района Якиманка Василий Дикарев. Поводом для преследования стал репост отрывка из фильма "Солярис" Стивена Содерберга, который Дикарев сделал во "ВКонтакте" еще в 2015 году. На аватаре пользователя соцсети, опубликовавшего этот отрывок, позже – в 2017 году – была установлена фотография актера Рэйфа Файнса в образе нациста Амона Гета в форме с символом "мертвая голова" ("тотенкопф"). Очевидно, Дикарев, делая репост, не только не пропагандировал нацизм, но и не мог предполагать, что автор оригинального поста сменит аватар на содержащий запрещенную символику.


Кроме того, в Москве по ч. 1 ст. 20.3 КоАП были оштрафованы коллекционеры С. Артемов и А. Киселев. Первый разместил на Avito объявление о продаже эмблемы 3-й танковой дивизии СС "Мертвая голова", а второй опубликовал объявление о продаже немецкой медали "За танковую атаку". В обоих случаях суд постановил также конфисковать предмет административного правонарушения. С нашей точки зрения, ст. 20.3 КоАП следует применять не к антикварам, а к современным производителям предметов с нацистской и неонацистской символикой (значки, одежда, копии оружия и пр.) и распространителям подобной продукции. Кроме того, мы полагаем, что конфискация товара в таких случаях неоправданна, так как антиквариат представляет для продавца материальную ценность, а вовсе не орудие пропаганды.


Преследование за распространение запрещенных материалов

В течение месяца нам стало известно о нескольких случаях преследования по ст. 20.29 КоАП (массовое распространение экстремистских материалов) за публикацию видеоролика "Припомним Жуликам и Ворам их Манифест-2002". Он был признан экстремистским в 2013 году вместе с несколькими материалами русских националистов. Содержание видео сводится к перечислению ряда нереализованных предвыборных обещаний "Единой России" из проекта манифеста партии 2002 года и призыву голосовать за любую партию, кроме "Единой России". Мы считаем запрет этого видео безосновательным, а случаи преследования за его распространение – неправомерными.

В Георгиевске Ставропольского края на две тысячи рублей был оштрафован Евгений Бурляев: на его странице во "ВКонтакте" это видео находилось с 2012 года. На три тысячи рублей суд в Ставрополе оштрафовал Андрея Лыкасова.

В октябре нам также стало известно, что еще в августе Малокарачаевский районный суд Карачаево-Черкесии оштрафовал на тысячу рублей по той же статье за хранение экстремистских материалов в целях массового распространения Асият Байчорову. У нее дома изъяли три экземпляра книги "Крепость мусульманина", несколько разных изданий которой включены в Федеральный список экстремистских материалов. Это уже третий из ставших нам известными в 2022 году случаев привлечения к ответственности жителей Карачаево-Черкесии за хранение этой книги. С нашей точки зрения, популярный среди мусульман сборник молитв на каждый день "Крепость мусульманина" не содержит никакой агрессивной риторики и запрещен неправомерно.


Преследование за возбуждение ненависти

В октябре нам стало известно о ряде случаев привлечения к административной ответственности по ст. 20.3.1 КоАП (возбуждение ненависти либо вражды, а также унижение достоинства по признаку принадлежности к социальной группе) в связи с критическими высказываниями о  полицейских и чиновниках. Ни те, ни другие, на наш взгляд, не образуют уязвимой социальной группы, нуждающейся в особой защите от проявлений ненависти. Полицейские, как указывал Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), должны быть к исключительно терпимы к критике, если речь не идет о реальной угрозе применения насилия. Критика в СМИ должностных лиц, разъяснял Верховный суд России, сама по себе не должна рассматриваться как действие, направленное на унижение достоинства, поскольку пределы допустимой критики в адрес чиновников шире, чем частных лиц (и, с нашей точки зрения, этот аргумент применим не только к публикациям в СМИ). Добавим, что "Сова" вообще выступает за исключение из антиэкстремистского законодательства неопределенного понятия "социальная группа".

Еще 1 сентября в Красноярске на 10 тысяч рублей был оштрафован Алексей Лапухин. Под постом "В отделе полиции в Красноярске умер задержанный", размещенным в сообществе "Наш город Красноярск" во "ВКонтакте", он оставил некий комментарий. Суд решил, что высказывание было направлено на возбуждение ненависти к полицейским. Точное содержание комментария нам неизвестно, но можно предположить, что автор в нем эмоционально оценивал действия сотрудников полиции. Если призывов к насилию Лапухин не допускал, то его преследование неправомерно.

В октябре суд в Челябинске оштрафовал на 15 тысяч рублей Игоря Пирогова, который неоднократно публиковал во "ВКонтакте" высказывания о сотрудниках полиции. В постановлении суда ничего не говорится о призывах к насилию в этих высказываниях, и мы склонны считать преследование Пирогова неправомерным – несмотря на то, что он, судя по содержанию страницы в соцсети, придерживается ксенофобных взглядов.

Неправомерно, на наш взгляд, был привлечен к ответственности и Вячеслав Гончаров из Тюмени, лидер местной панк-группы Guns Down. Суд оштрафовал его на 20 тысяч рублей. Поводом для этого послужила выпущенная группой песня "Мент", в которой в грубой форме критиковалась деятельность полицейских. Никаких призывов применять к сотрудникам полиции насилие или каким бы то ни было иным образом препятствовать деятельности правоохранительных органов в тексте песни нет.

На 10 суток был арестован барнаулец Роман Шкловер, опубликовавший на YouTube видеоролик, в котором эксперты обнаружили оскорбительные высказывания о сотрудниках полиции и госслужащих. Призывов к насилию это видео не содержало.

В Корсакове Сахалинской области еще в сентябре суд оштрафовал на 40 тысяч рублей по ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП и ст. 20.3.1 КоАП блогера Дениса Овсянникова, автора канала "One minute drone". Поводом для преследования стали две публикации в Instagram. Первая содержала ссылку на материал издания Meduza. Вторая включала в себя изображение Владимира Путина и, согласно заключению местных учителей русского языка, привлеченных к делу в качестве специалистов в области лингвистики, имела оскорбительный характер. К сожалению, мы не осведомлены о содержании этих публикаций, однако, если они не содержали призывов к насилию, преследование блогера следует признать неправомерным.

В начале октября суд в Хакасии оштрафовал на 10 тысяч рублей "гражданина СССР" Максима Чупрова. На своем канале на YouTube он зачитывал тексты "державных грамот" сообщества "граждан СССР" с центром в Новокуйбышевске, которое летом 2022 года было признано экстремистской организацией. Одна из этих "грамот" предписывала российским госструктурам самоликвидироваться, а другая была посвящена переименованию сообщества из "Союза Советских Социалистических Районов" в "державу Союз Советских Светлых Родов". Эксперты обнаружили в выступлениях Чупрова высказывания, направленные на формирование враждебного отношения к сотрудникам органов государственной власти и унижение их достоинства. Мы не смогли ознакомиться с видеозаписями выступлений, однако в текстах "державных грамот" никаких призывов к насилию по отношению к чиновникам нет, как не были замечены в причастности к насилию и "новокуйбышевцы" в целом.

Кроме того, в октябре нам стало известно о таком же штрафе, еще в мае назначенном Вадиму Шелудченко из хакасского Саяногорска. Шелудченко оставил в интернете комментарий, содержавший признаки возбуждения ненависти к медицинским специалистам. Дословное содержание комментария нам неизвестно, однако если в нем не было призывов к насилию, то и этот случай преследования следует относить к неправомерным.


Преследование за хулиганство по мотиву политической ненависти

В Ижевске завершилось рассмотрение дела Анастасии Понькиной, которую обвиняли по п. "б" ч. 1 ст. 213 УК (хулиганство, совершенное по мотивам идеологической вражды). Суд приговорил ее к двум годам лишения свободы условно, при этом исключив из приговора мотив политической вражды. Дело было возбуждено в связи с акцией протеста, состоявшейся 23 января 2021 года. Следствие утверждало, что Понькина сначала опубликовала в интернете призывы прийти на несогласованный митинг, а затем, в ходе самой акции протеста, обратилась к собравшимся с призывами "показать, кто здесь власть", а также вывела их на проезжую часть. В обвинительном заключении было отмечено, что это создало угрозу воспрепятствования обычному движению пешеходов и помешало движению четырех троллейбусов, что повлекло ущерб в размере 4 367 рублей.

Мы склонны считать этот приговор неправомерным. Сам по себе вывод людей на проезжую часть на митинге, с нашей точки зрения, не может квалифицироваться как хулиганство, совершенное по мотиву идеологической ненависти. Хулиганство определено в УК как грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу. Однако действия по выводу людей на проезжую часть, сопровождавшиеся призывами "показать, кто здесь власть", не могут быть интерпретированы как выражающие явное неуважение к обществу, поскольку связаны не с противопоставлением себя окружающим и нарушением общепринятых норм поведения, а с выражением политической позиции. Кроме того, мы сомневаемся, что создание "угрозы воспрепятствования" движению пешеходов и помех проезду четырех троллейбусов стоит считать грубым нарушением общественного порядка.


Преследование за "осквернение" различных объектов и "надругательство" над ними

Вандализм

У нас вызывает сомнения преследование за вандализм по мотивам политической ненависти (ч. 2 ст. 214 УК). На наш взгляд, в большинстве случаев речь фактически идет об одной из форм политической критики. Проявление политической вражды само по себе не криминализовано, и, если такой вандализм не связан с пропагандой насилия и ксенофобии, степень его общественной опасности невелика, и он вряд ли требует преследования в уголовном порядке. Мы также должны заметить, что, когда нанесен не слишком серьезный ущерб имуществу, дела по ст. 214 УК стоило бы прекращать за малозначительностью. А для тех случаев, когда сделать это невозможно, но ущерб все равно относительно невелик, можно было бы ввести в КоАП статью, аналогичную ст. 7.17 КоАП об уничтожении или повреждении чужого имущества, либо уточнить саму эту статью, включив в ее состав вандализм, не нанесший крупного ущерба.

В октябре было вынесено несколько приговоров по подобным делам. Мировой суд в Санкт-Петербурге в октябре назначил год ограничения свободы Николаю Воротневу, признав его виновным по ч. 2 ст. 214 УК (вандализм по мотиву политической ненависти). Суд решил, что Воротнев, руководствуясь ненавистью "к действиям органов государственной власти РФ по проведению СВО", вместе с неизвестным сообщником раскрасил в цвета флага Украины щитовые покрытия двух гаубиц времен Великой Отечественной войны, расположенных у музея артиллерии.

По аналогичному обвинению мировой суд в Кемерове приговорил к году ограничения свободы Анастасию Скрылеву. Ее признали виновной в том, что она облила краской баннеры, размещенные в городе к Дню Победы, и таким образом выразила несогласие с проведением специальной военной операции на территории Украины.

В Ростове-на-Дону к двум годам ограничения свободы и амбулаторному психиатрическому лечению был приговорен Михаил Селицкий. По версии следствия, с которой согласился суд, Селицкий и еще несколько человек в марте 2021 года нанесли на стены домов граффити, в том числе с надписью "Путин – вор". Аналогичное обвинение предъявлено ростовчанину Кириллу Скрипину.

Суд в Туле назначил два года ограничения свободы местному жителю Дмитрию Козыреву, который в марте нанес надпись "Война – реквием здравому смыслу" на фундамент Спасской башни Тульского кремля.

Кроме того, в Можайске Московской области было передано в суд дело Андрея Кизельватера. Следствие считает, что он облил желтой и синей краской баннер с буквой Z в цветах георгиевской ленты. К Кизельватеру просят применить принудительные меры медицинского характера в виде лечения в психиатрическом стационаре.

Было возбуждено и новое дело такого рода. В Ухте (Республика Коми) был заключен под стражу активист Владислав Краваль. Его обвиняют в заведомо ложном сообщении о теракте в отношении объектов социальной инфраструктуры (ч. 2 ст. 207 УК) и вандализме по мотивам политической вражды и ненависти (ч. 2 ст. 214 УК). Последнее обвинение связано, по некоторым данным, с нанесением антивоенной надписи с перечеркнутой буквой Z. Где конкретно была обнаружена эта надпись, не уточняется.


Надругательство над местами захоронения

В Петербурге было возбуждено уголовное дело по п. "б" ч. 2 ст. 244 УК (надругательство над телами умерших и местами их захоронения, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды) в отношении Ирины Цыбаневой. Суд в октябре отправил ее под домашний арест, а в ноябре перевел под запрет определенных действий. Цыбанева оставила на могиле родителей Владимира Путина на Серафимовском кладбище записку, в которой пожелала смерти их сыну, "от которого столько боли и бед". С нашей точки зрения, действия Цыбаневой квалифицированы неверно. Объектом преступления по ст. 244 УК является место захоронения (памятник, могила, участок вокруг нее). В данном случае не только место захоронения не было повреждено, но и само действие Цыбаневой явно не было направлено на надругательство. Собственно говоря, объектом действия было не место захоронения, а политическая фигура президента, а содержанием действия – политическая критика. Исходя из этого, мы сомневаемся, что размещение на могиле записки, текст которой лишь косвенно относится к похороненным в ней людям, может рассматриваться как надругательство над этой могилой. Но даже если с этим согласиться, такое "надругательство" не настолько значительно, чтобы создать повод для уголовного преследования по ст. 244 УК.


Надругательство над государственной символикой

В отношении жителя Владикавказа в начале месяца было возбуждено уголовное дело по ст. 329 УК (надругательство над государственным гербом или государственным флагом РФ). Утверждается, что подозреваемый разместил на своей странице в социальной сети публикации, "содержащие материалы, в том числе иллюстрированного характера, с признаками надругательства над официальными государственными символами РФ". Мы полагаем, что за надругательство над государственной символикой может быть установлена ответственность, в том числе и уголовная. Однако мы сомневаемся в обоснованности преследования в случаях, когда речь идет не о непосредственном физическом воздействии на флаг, а лишь о публикации изображений, особенно не сопровожденных призывами к насилию. Напомним, что уголовное преследование может быть оправданным лишь в случае совершения преступлений, представляющих существенную опасность для общества. При этом за неуважение к государственным символам в интернете предусмотрена административная ответственность по чч. 3–5 ст. 20.1 КоАП. Добавим, что в Замечании общего порядка № 34 к ст. 19 (свобода мнений и их выражения) Международного пакта о гражданских и политических правах Комитет ООН по правам человека выражает обеспокоенность в связи с законами о таких действиях, как, в частности, неуважение к флагу и символике.


Осквернение символов воинской славы России

В Алексине Тульской области обвинение по ч. 3 ст. 354.1 УК (публичное осквернение символа воинской славы России) было предъявлено Андрею Здору, приехавшему из Красного Луча (Луганская область). Поводом стало то, что он обжег в Вечном огне изоляцию электрического кабеля, который позже сдал в пункт приема металлолома.

В Феодосии аналогичное дело было возбуждено после того, как местный житель забрался на постамент Вечного огня и, распивая алкогольные напитки, решил поджечь возложенные к памятнику цветы. С точки зрения следствия, таким образом он осквернил символ воинской славы России, а также оскорбил память защитников Отечества.

Здесь снова следует напомнить, что уголовное преследование оправданно лишь в случае совершения преступлений, представляющих существенную опасность для общества. Ч. 3 ст. 354.1 УК предусматривает наказания на срок до трех лет лишения свободы, что кажется нам несоразмерным описанным выше деяниям. К тому же, перечень символов воинской славы, за осквернение которых следует наказание по этой статье, российским законодательством до сих пор не определен. В описанных же случаях не сообщалось, был ли нанесен какой-либо ущерб монументам, но даже если понимать под "осквернением" памятников не только непосредственное их повреждение, оно уже наказуемо по ч. 1 ст. 214 УК (вандализм), которая предусматривает менее строгие санкции. Что касается оскорбления памяти неконкретизированных защитников Отечества, то криминализация деяний, определенных столь абстрактно, едва ли отвечает международно-правовым стандартам в области прав человека.


Преследование исторической дискуссии

Архангельского активиста Руслана Ахметшина суд приговорил к двум с половиной годам колонии-поселения по п. "в" ч. 2 и ч. 4 ст. 354.1 УК (распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны и распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о памятной дате России, совершенные в интернете). Поводом послужили комментарии и публикации, которые Ахметшин делал на своей странице и в сообществе "Северодвинск Life" во "ВКонтакте" в мае 2021 года. В них Ахметшин назвал парад Победы "пошлым карнавалом", а также писал о взаимодействии СССР и нацистской Германии до июня 1941 года. По версии обвинения, эти комментарии содержали "заведомо ложное утверждение о причастности СССР к развязыванию Второй мировой войны”, а также оскорбление участников акции "Бессмертный полк" и самой памяти о днях воинской славы и памятных датах России.  С нашей точки зрения, ни критика способов празднования Дня Победы, ни разные интерпретации или даже намеренные искажения исторических фактов не должны становиться поводом для уголовного преследования, если они не сопровождаются призывами к насилию, ненависти и дискриминации. Подобных призывов в комментариях Ахметшина не было.


Преследование религиозных организаций

"Хизб ут-Тахрир"

В октябре Центральный окружной военный суд в Екатеринбурге приговорил к 18 годам колонии строгого режима Фарита Шарифуллина. Он признан виновным в организации деятельности террористической организации (ч. 1 ст. 205.5 УК), финансировании террористической деятельности (ч. 1 ст. 205.1 УК) и подделке документов либо использовании поддельных документов с целью скрыть другое преступление (ч. 4 ст. 327 УК). По версии обвинения, с сентября 2015 года по февраль 2020 года Шарифуллин проводил в Казани "обучающие встречи" и участвовал в собраниях активистов радикальной исламской партии "Хизб ут-Тахрир", которая в России признана террористической организацией. Кроме того, Шарифуллина обвинили в сборе взносов на деятельность партии. Обвинение по статье об использовании поддельных документов было связано с тем, что во время задержания у Шарифуллина обнаружили поддельное водительское удостоверение.

Кроме того, стало известно, что в отношении правозащитника Бахрома Хамроева возбуждено новое уголовное дело по ч. 1 ст. 205.5 УК (организация деятельности террористической организации). По словам адвоката, обвинение связано с тем, что Хамроев оказывал помощь обвиняемым в терроризме и аккумулировал материалы их дел. Ранее Хамроев был арестован по ч. 2 ст. 205.2 УК (публичное оправдание или пропаганда терроризма в интернете), его обвинили в пропаганде деятельности "Хизб ут-Тахрир". Бахром Хамроев долгие годы занимался защитой прав мигрантов из Центральной Азии и российских мусульман, в частности, обвиняемых по делам об участии в "Хизб ут-Тахрир".

Партия "Хизб ут-Тахрир" признана в России террористической организацией, хотя ее члены не были замечены в причастности к каким-либо терактам. Обвинение сторонников "Хизб ут-Тахрир" по "террористическим" статьям УК только на основе партийной деятельности (проведения собраний, чтения литературы и т. п.) мы считаем неправомерным. Тем более неправомерно, на наш взгляд, приравнивать правозащитную деятельность к организации деятельности террористической организации.


Свидетели Иеговы

В октябре продолжались преследования Свидетелей Иеговы по обвинению в причастности к деятельности местных религиозных организаций, которые были запрещены как экстремистские. Мы считаем, что решения о запрете не имели законных оснований, и расцениваем их как проявление религиозной дискриминации.​ Напомним, в июне ЕСПЧ вынес постановление по жалобе Свидетелей Иеговы, в котором признал, что запрет их материалов и организаций и преследование верующих противоречат Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и потребовал прекратить уголовные дела по ст. 282.2 УК против Свидетелей Иеговы и освободить верующих, находящихся в заключении.

В октябре были возбуждены как минимум три новых уголовных дела:

  • В поселке Ярославский Приморского края Борис Андреев был арестован по ч. 1 ст. 282.2 УК (организация деятельности экстремистской организации), а Наталья Шарапова и Анатолий Ли – по ч. 1.1 ст. 282.2 УК (вовлечение в деятельность экстремистской организации);

  • В Петропавловске-Камчатском было возбуждено новое дело по ч. 1 ст. 282.2 УК, но всех допрошенных по нему отпустили под обязательство о явке;

  • В Майкопе по ч. 1 ст. 282.2 УК был арестован Николай Воищев.


В течение месяца суды разных регионов вынесли шесть приговоров в отношении десяти верующих:

  • В Севастополе суд приговорил Евгения Жукова, Владимира Сакаду и Владимира Маладыку к шести годам лишения свободы по ч. 1 ст. 282.2 УК;

  • В Хабаровском крае Борис Яговитов получил пять лет лишения свободы условно чч. 1.1 ст. 282.2 УК и ч. 2 той же статьи (участие в деятельности экстремистской организации);

  • В Красноярском крае Ильдар Уразбахтин получил по ч. 1 ст. 282.2 УК три года лишения свободы условно;

  • В Приморском крае Галину Кобелеву приговорили к шести годам условно по ч. 1 ст. 282.2 УК;

  • В Амурской области Владимир Букин, Валерий Слащев и Сергей Юферов приговорены к шести с половиной годам лишения свободы каждый по чч. 1 и 1.1 ст. 282.2 УК, а Михаил Бурков – к шести годам по ч. 1;

  • В Еврейской автономной области суд повторно рассмотрел дело Светланы Монис и приговорил ее к двум с половиной годам условно по ч. 2 ст. 282.2 УК.

В том же регионе были отменены приговоры в отношении Евгения Егорова, Олега и Агнессы Постниковых. Их дела направлены на новое рассмотрение.


Признание материалов экстремистскими

Замоскворецкий районный суд Москвы удовлетворил административный иск прокуратуры и признал экстремистскими материалами песню "Последний звонок" рэпера Oxxxymiron (Мирона Федорова) и опубликованные в интернете видеоклипы на нее. Эксперты, исследовавшие песню по заказу прокуратуры, сочли, что она содержит "признаки публичного оправдания насильственных действий и идеологии насилия". Представительница прокуратуры также заявила в суде, что в треке есть признаки публичного оправдания терроризма и пропаганды идей терроризма.

Песня "Последний звонок" Федорова представляет собой описание фантазии школьника об убийстве нанесших ему обиду одноклассников. В сети опубликовано несколько неофициальных клипов на эту песню. Вероятно, запрету подлежат несколько копий клипа, смонтированного из кадров эстонского фильма "Класс" (2007). В 2018 году один из вариантов этого клипа уже блокировался во внесудебном порядке.

Решение о запрете этой песни как экстремистского материала представляется нам сомнительным, как и в целом стремление включить скулшутинги (и их обсуждение) в сферу антиэкстремистского и антитеррористического регулирования. Ранее мы писали о том, что считаем признание субкультуры "Колумбайн" террористической организацией необоснованным и опасным, поскольку подобный запрет осложняет профилактическую работу со школьниками, находящимися в группах риска.

Признание "Последнего звонка" экстремистским материалом дает основание для преследования поклонников Федорова (в том числе и несовершеннолетних) по ст. 20.29 КоАП. Текст песни может, вероятно, подогревать агрессивные эмоции части подростковой аудитории, но ее запрет вряд ли станет существенным шагом по предотвращению трагедий, напротив, он даст этой части аудитории лишний повод воспринимать песню как реальный призыв к насилию, вызовет раздражение и создаст очередное основание для подросткового эпатажа. В целом, мы склонны думать, что выдавливание обсуждения проблемы скулшутинга в нелегальную сферу препятствует полезной дискуссии по этому общественно важному вопросу.


Запрет организаций

Министерство юстиции России в октябре внесло компанию Meta Platforms Inc. в перечень организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным федеральным законом "О противодействии экстремистской деятельности". В тот же день корпорация была внесена и в национальную часть перечня экстремистов и террористов Росфинмониторинга.

Запись в перечне экстремистских организаций Минюста при этом выглядит так: "Американская транснациональная холдинговая компания Meta Platforms Inc. по реализации продуктов ‒ социальных сетей Facebook и Instagram". Таким образом, хотя по смыслу решения суда была запрещена "деятельность по реализации" Facebook и Instagram, запись в перечне Минюста можно трактовать и как запрещающую всю Meta как "компанию по реализации продуктов".

В решении суда о запрете деятельности Meta оговорено, что оно не ограничивает действий пользователей Facebook и Instagram, не принимающих участие в запрещенной законом деятельности. После внесения корпорации в список Росфинмониторинга сенатор Андрей Клишас поспешил заверить общественность в том, что для рядовых пользователей "правовая ситуация никак не меняется". В то же время органы прокуратуры в сентябре и октябре объявили активным пользователям Instagram как минимум два предостережения о недопустимости экстремистской деятельности, в которых указали на различные антиэкстремистские нормы КоАП и УК. Таким образом, правовые последствия запрета Meta для пользователей до сих пор не прояснены.