Новости по теме

В Перми передано в суд уголовное дело о привязанном к столбу манекене Путина

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».
Краевая прокуратура утвердила обвинительное заключение по делу Александра Котова, Данилы Васильева и Александра Шабарчина.

23 марта 2020 года стало известно, что в Перми передано в суд дело о хулиганстве, совершенном по мотиву ненависти организованной группой (ч. 2 ст. 213 УК), в связи с привязанным к столбу манекеном Владимира Путина. Обвиняемыми по делу являются активисты Александр Котов, Данила Васильев и Александр Шабарчин.

Дело было возбуждено после того, как на одной из улиц Перми 11 ноября 2018 года появилась инсталляция в виде манекена с изображением Путина в тюремной робе и с надписями "лжец" и "военный преступник Пыня В.В.", позднее на ютьюб-канале "Гроза Перми" появился видеоролик, в котором люди в камуфляжной форме проводят человека в маске с лицом Путина по центру Перми, а потом привязывают фигуру с фотографией президента к столбу около местного центрального универмага. Две экспертизы не нашли в видеоролике проявлений ненависти или вражды, а третья обнаружила в действиях, запечатленных на видео, признаки политической, идеологической ненависти и ненависти к сторонникам Путина. После этого в декабре 2019 года члену пермского отделения Либертарианской партии России Александру Котову было предъявлено обвинение. Однако в январе 2020 года прокуратура отказалась утверждать обвинительное заключение по делу. Новая экспертиза должна была установить, были ли действия фигурантов совершены по единому замыслу и какие именно их действия свидетельствовали о таком характере акции.

20 февраля по результатам четвертой экспертизы троим фигурантам дела было предъявлено обвинение в новой редакции. По версии следствия, организаторы инсталляции с манекеном "нарушили общепризнанные нормы и правила поведения, выражая явное неуважение и пренебрежение к обществу в целом, социальной группе и конкретному лицу, публично, открыто и явно демонстрировали противопоставление себя окружающим и действующей власти, игнорируя интересы других людей, навязывая деструктивные средства социального взаимодействия, негативные инструменты давления и воздействия на население". Их целью, по версии СК, было "открытое доведение до неопределенного круга лиц сообщения, содержащего резко отрицательную оценку политической деятельности главы государства, публичное осмеяние политической деятельности В.В. Путина, явное неуважение к личности Президента РФ, нанесение ущерба его репутации, нанесение чувствам неопределенного круга лиц, поддерживающих Президента РФ Путина В.В. и его политическую деятельность, нравственного ущерба (оскорбления), провоцирование лиц, очевидцев происходящего и аудитории имеющей доступ к просмотру видеозаписи, к ответным действиям, формирование определенного стереотипа поведения в отношении формы протеста, которая ими избрана, демонстрирующей негативный настрой в отношении действующей власти и Президента РФ Путина В.В.". Краевая прокуратура утвердила это обвинительное заключение.

Мы сомневаемся в том, что у следствия было достаточно оснований для квалификации привязывания манекена к столбу как хулиганства, т. е. грубого нарушения общественного порядка. С нашей точки зрения, проведение подобной политической акции и публикация видео не может считаться противозаконным навязыванием "деструктивных средств социального взаимодействия", как не противозаконна публичная резко отрицательная оценка политической деятельности президента и его осмеяние. Какие обстоятельства дали следствию полагать, что акция могла спровоцировать аудиторию на некие "ответные действия", т. е. привести к нарушению общественного порядка, нам неясно. Помимо этого, с нашей точки зрения, адепты президента Путина не могут образовывать уязвимой группы общества, нуждающейся в особой защите от проявлений ненависти или вражды. К тому же, мы полагаем, что понятие социальной группы, не имеющее точного определения, должно быть вообще исключено из состава антиэкстремистских норм.

Ссылки на данную статью [5]