"> "> МВД предложило внести изменения в Стратегию... / COBA
Новости по теме

МВД предложило внести изменения в Стратегию противодействия экстремизму

На уровне государственной стратегии к противодействию экстремизму хотят отнести борьбу с "деструктивным влиянием" НПО и защиту от "цветных революций".


24 марта 2020 года на Федеральном портале нормативных правовых актов началось общественное обсуждение поправок к Стратегии противодействия экстремизму до 2025 года. Их разработало Министерство внутренних дел.

Отметим наиболее важные изменения.

В действующей Стратегии даны определения понятиям "идеология экстремизма (экстремистская идеология)", "проявления экстремизма (экстремистские проявления)", "субъекты противодействия экстремизму", "противодействие экстремизму" и "радикализм". Новый вариант предполагает дополнение этого перечня следующими понятиями:

  • "идеология насилия" – система общественных теорий, взглядов и идей, оправдывающих насилие, в том числе с применением экстремистских (террористических) методов и средств, для достижения политических, религиозных, идеологических и иных целей;
  • "сепаратистские проявления (сепаратизм)" – одна из разновидностей экстремизма, выражающаяся в действиях, направленных на нарушение территориальной целостности государства, в том числе на отделение от него части его территории, или дезинтеграцию государства, совершаемых противоправным путем, а равно планирование и подготовка такого деяния, пособничество его совершению, подстрекательство к нему;
  • "пропаганда экстремизма" – выраженные в любой форме (устной, письменной, с использованием технических средств, информационно-телекоммуникационных сетей) обращения к другим лицам с целью побудить их к осуществлению террористической или экстремистской деятельности.

При этом если понятие "радикализм" в действующей Стратегии определено как "глубокая приверженность идеологии экстремизма, способствующая совершению действий, направленных на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации", то в новом варианте ему дается следующее определение: "крайняя, бескомпромиссная приверженность идеологии насилия, направленная на решительное, коренное изменение основ конституционного строя, нарушение единства и территориальной целостности Российской Федерации".

Кроме того, определение понятия "проявления экстремизма", сейчас описывающее только деяния, совершенные по мотивам ненависти и вражды либо способствующие обострению межнациональных, межконфессиональных и региональных конфликтов, предлагается дополнить также деяниями, угрожающими конституционному строю и нарушению территориальной целостности России. К "противодействию экстремизму" в новой редакции предлагается отнести в том числе и деятельность по минимизации и ликвидации последствий экстремизма.

В новой редакции Стратегии дается уточненное описание внешних и внутренних экстремистских угроз. К внешним угрозам отнесены, помимо деятельности международных экстремистских и террористических организаций, "поддержка и стимулирование рядом государств, в том числе через иностранные или международные неправительственные организации, деструктивной деятельности в целях дестабилизации общественно-политической и социально-экономической обстановки в нашей стране, нарушения единства и территориальной целостности Российской Федерации, в том числе с использованием технологий и сценариев так называемых «цветных революций», разрушения традиционных российских духовно-нравственных ценностей" (в действующей редакции Стратегии подобная деятельность зарубежных государств слабее конкретизирована).

Что касается внутренних угроз, то определено, что к ним относится не просто деятельность различных объединений и отдельных лиц, а их попытки "использовать для реализации своих целей экстремистские и террористические формы и методы деятельности, а также распространять идеологию насилия, направленную на склонение, вербовку или иное вовлечение российских граждан и находящихся на территории страны иностранцев, в экстремистскую, террористическую и иную противоправную деятельность, формирование замкнутых этнических и религиозных анклавов, а также имеющие исторические и социально-экономические корни межнациональные и территориальные противоречия и конфликты в отдельных субъектах Российской Федерации, стимулирующие сепаратистские проявления".

Из перечня наиболее опасных видов экстремизма были изъято уточнение "националистический, религиозный и политический" (очевидно, потому что эти термины не определены).

К экстремизму в нескольких пунктах Стратегии отнесено проведение несогласованных публичных мероприятий, в том числе протестных акций (в действующей редакции использован менее точный термин "несогласованные акции").

Отдельное внимание в новой версии документа уделено вовлечению к экстремистские структуры несовершеннолетних.

Предлагается упомянуть в Стратегии очаги терроризма на Ближнем Востоке, создание законспирированных ячеек экстремистских и террористических организаций (в т.ч. путем дистанционной вербовки), опасность радикализации трудовых мигрантов. Вместе с тем упоминание "незаконной миграции", нарушающей "этноконфессиональный баланс населения" предлагается заменить рассуждением о "неблагоприятной миграционной ситуации", которая вносит дестабилизацию в рынок труда и социально-экономическую обстановку и дисгармонию в систему межнациональных и межрелигиозных отношений. Новым является и отдельное упоминание спортшкол и клубов как очагов радикализации молодежи.

Следующим пунктом упоминается "информационно-психологическое воздействие" зарубежных спецслужб, которые имеют цель "разрушения традиционных российских духовно-нравственных ценностей, дестабилизации внутриполитической и социальной ситуации в стране". Если в действующей редакции далее упоминается деятельность зарубежных НПО по распространению экстремистской идеологии, то теперь предлагается уточнить, что "дестабилизирующее влияние на ситуацию" оказывают как зарубежные организации, так и подконтрольные им российские структуры "под видом гуманитарных, образовательных, культурных, национальных и религиозных проектов", а также "инспирирование протестной активности населения с использованием социально-экономических, экологических и других факторов".

В направления государственной политики противодействия экстремизму вносятся, в частности, следующие изменения:

  • в сфере законотворчества направления антиэкстремистской политики дополняются "совершенствованием механизма противодействия деструктивной деятельности иностранных или международных неправительственных организаций";
  • в сфере правоохранительной деятельности – борьбой с угрозами "применения технологий «цветных революций»";
  • в сфере национальной политики – "предотвращением любых форм дискриминации", "распространением в обществе установок о неприятии, недопущении пропаганды и оправдания идей экстремизма, ксенофобии, национальной и религиозной исключительности", а также "выявлением способов оказания психологического воздействия, а также особенностей восприятия и понимания материалов экстремистской и террористической направленности различными аудиториями";
  • в сфере миграционной политики вместо совершенствования механизмов депортации и усиления пограничного контроля в Стратегии предлагается закрепить: совершенствование программ адаптации мигрантов; противодействие формированию этнических анклавов, социальной исключенности отдельных групп граждан по признакам социального, культурного, расового, национального или религиозного отличия, пространственной сегрегации; привлечение институтов гражданского общества и всестороннее информирование общества о миграционных процессах и противодействие вызывающим ненависть и вражду ложным сведениям о них;
  • в сфере информационной политики: приобщать молодежь к ценностям русской культуры предлагается как через СМИ (не только государственные), так и через интернет, причем указано, что это "духовные, нравственные и патриотические" ценности;
  • образовательный процесс, согласно новой редакции Стратегии, должен формировать у детей "общероссийскую гражданскую идентичность, патриотизм, гражданскую ответственность, чувство гордости за историю России", а также воспитывать "культуру межнационального и межрелигиозного общения". Кроме того, отмечена важность развития исламского образования в России;
  • в сфере международного сотрудничества приоритеты дополняются: недопущением использования международного антиэкстремистского сотрудничества "в качестве инструмента реализации политических и геополитических целей"; укреплением ведущей роли государств в антиэкстремистской деятельности; обменом передовым опытом и разработкой международных правовых документов; организацией взаимодействия компетентных органов в рамках Конвенции ШОС по противодействию экстремизму 2017 года и ее продвижением на международных площадках;
  • в Стратегию вносится перечень направлений антиэкстремистской политики, связанной с гражданским обществом. В него вошли государственная поддержка институтов гражданского общества, борющихся с экстремизмом, в том числе ветеранских и молодежных организаций (в действующей редакции эти меры относятся к культурной политике), работа с социально ориентированными НКО, участие общественных советов в деятельности по гармонизации межэтнических и межрелигиозных отношений; содействие СМИ "в широком и объективном освещении" государственной борьбы с экстремизмом и терроризмом.

Предлагается также определить закрепить в Стратегии инструменты ее реализации (законодательство, документы стратегического планирования и госпрограммы); определить, что реализуют ее госорганы и органы местного самоуправления; обеспечить информационную поддержку.


Важно отметить, что, в отличие от действующей редакции, новый вариант Стратегии имеет целевые показатели. Учитываться, по задумке разработчиков, должна ежегодная динамика:

  • зарегистрированных преступлений экстремистского характера;
  • численности выявленных лиц, совершивших такие преступления;
  • количества административных правонарушений экстремистской направленности;
  • численности выявленных лиц, совершивших такие правонарушения;

а также:

  • процентная доля преступлений насильственного характера в общем количестве экстремистских преступлений;
  • количество заблокированных сайтов с материалами экстремистской и террористической направленности.

В качестве ожидаемых результатов перечислены:

  • снижение уровня экстремистских угроз в Российской Федерации;
  • снижение уровня преступлений насильственного характера в общем количестве экстремистских преступлений;
  • недопущение распространения экстремистских материалов в СМИ и интернете;
  • повышение уровня координации субъектов противодействия экстремизму;
  • активное участие институтов гражданского общества в профилактике и предупреждении экстремистских проявлений;
  • создание в обществе, особенно среди молодежи, атмосферы нетерпимости к экстремистским проявлениям;
  • повышение уровня защищенности граждан и общества от экстремистских преступлений.
Ссылки на данную статью [4]