Владимир Ряховский: «Решение об уничтожении книг иначе как дикостью не назовешь»

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».
Адвокат, директор «Славянского правового центра» Владимир Ряховский прокомментировал для Центра «Сова» решение владивостокского суда об изъятии у «Армии спасения» и уничтожении религиозной литературы, в том числе Библии.

 

По тексту новой редакции закона «О свободе совести и религиозных объединениях»  следует, что литература, печатные, аудио- и видеоматериалы, которые издаются религиозной организацией, а также распространяются религиозной организацией в рамках миссионерской деятельности, должны содержать полное наименование этой религиозной организации. Здесь есть некоторая юридическая неопределенность. Например, руководитель юридической службы Московской Патриархии Ксения Чернега полагает, что данная норма требует, чтобы полное наименование религиозной организации указывалось только на том, что издается самой религиозной организацией, а для литературы, издателем которой не является сама религиозная организация, дополнительной маркировки не требуется. Я понимаю так, что закон требует, чтобы полное наименование было как на изданиях, издаваемых религиозной организацией, так и на литературе, которую она использует в рамках миссионерской деятельности, не являясь издателем. В данном случае именно так этот закон применил суд.

Но у «Армии спасения» во Владивостоке литература была обнаружена в ходе проверки в их здании. Обычно в любом храме имеются киоски, где продается литература. Является ли продажа литературы в церковном киоске миссионерской деятельностью? Я считаю, что как миссионерскую деятельность это рассматривать нельзя. И как можно на литературу, изданную другим издательством, ставить свою маркировку? Мне кажется, это неправильное и необоснованное требование.

Правильно ли применен закон в части требований к полному наименованию, можно спорить, соглашаться или не соглашаться. В данном случае важнее, что суд постановил не только конфисковать книги, но и уничтожить их. Статья 5.26 КоАП, которая в данном случае была применена, не предписывает уничтожение литературы. В Кодексе об административных правонарушениях, в разделе об исполнении постановлений по административным делам, содержится норма о том, что конфискованные вещи, которые не могут быть возвращены в торговую сеть, подлежат уничтожению. Допустим, если речь идет о контрабанде, то изъятые продукты питания, алкогольные напитки, косметика уничтожаются. Но почему в данном случае такая мера? Если бы просто конфисковали и обратили в доход государства, отправили на реализацию, это можно было бы понять и объяснить. А то, что в отношении книг вынесено решение об уничтожении, в том числе уничтожении Библии, Евангелия, это иначе как дикостью не назовешь.

Когда был скандал с запретом сборника коранических аятов, Рамзан Кадыров высказался в резкой форме, назвал прокурора и судей шайтанами, и после этого в закон быстро были внесены изменения, запрещающие признавать священные тексты четырех мировых религий экстремистскими. Неужели сегодня христиане должны обращаться к Кадырову, чтобы он дал такую же резкую оценку этим событиям? Видно, другого выхода просто нет.

Как можно уничтожить книги? Только путем сожжения – их не порвешь, бульдозером не закатаешь. Кто может это сделать? Даже у атеиста вряд ли поднимется рука бросить в топку Библию. Если только какой-то религиозный фанат, которого убедят в том, что это «сектантские» книги.

Истории, конечно, известны факты сжигания Библии, неужели все повторяется? Иначе, чем дикостью, невежеством, кощунством, это решение назвать нельзя. У нас есть статья об оскорблении религиозных чувств, но практика ее применения очень политизирована. А факт сожжения Библии разве не оскорбляет религиозные чувства? Мне кажется, большего оскорбления и придумать нельзя.

Хочется верить, что это решение будет обжаловано. По крайней мере, в части уничтожения оно должно быть отменено. 
Ссылки на данную статью [2]