Новости по теме

Верховный суд РФ подготовил обзор практики по делам о «незаконном» миссионерстве

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».
2 июля 2019 года был опубликован утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 26 июня обзор судебной практики по делам по ст. 5.26 КоАП «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях». Этот обзор был подготовлен во исполнение поручения В. Путина после его встречи с членами президентского Совета по правам человека в декабре 2018 года.

Проанализировав 550 судебных актов, Верховный суд пришел к выводу, что «при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 5.26 КоАП РФ, судьи руководствуются Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом "О свободе совести и о религиозных объединениях", Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, а также учитывают правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека. При этом в большинстве случаев судьи привлекают к участию в производстве по делу специалистов, обладающих специальными познаниями в сфере религиозных отношений, для исследования изображений, текстов и иных материалов», то есть оценил практику в целом положительно.

Далее ВС дал важные разъяснения относительно того, как следует трактовать разные положения этой статьи.


В первую очередь отметим важное указание, что нейтральное, то есть, видимо, не с вероучительных позиций, информирование о вероучении и деятельности религиозного объединения не должно рассматриваться как миссионерство. «Под понятие миссионерской деятельности не подпадает также размещение в информационно- телекоммуникационной сети "Интернет" ссылок на специализированные интернет-ресурсы религиозных объединений, поскольку такие ссылки не вводят пользователей в заблуждение относительно открываемой с их помощью информации и не препятствуют им в доступе к интересующим их материалам».

Другой позитивный момент в обзоре: ВС настаивает, что такая мера, как выдворение иностранца по ч.5 ст.5.26, «должна основываться на данных, подтверждающих действительную необходимость применения к лицу такой меры ответственности, а также ее соразмерность в качестве единственно возможного способа достижения баланса публичных и частных интересов в рамках производства по делу об административном правонарушении», то есть самого нарушения по ст.5.26 совершенно недостаточно для административного выдворения.

ВС указал, что миссионерская деятельность может беспрепятственно осуществляться не только в культовых помещениях и местах, предусмотренных п. 2 ст. 24.1 закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», но и за пределами этих мест, с соблюдением требований ст. 24.2 этого закона. Но "собственная территория" религиозной организации при этом до метра должна быть ограничена так, как это установлено в документах о собственности или аренде.

На этом позитивные моменты в обзоре ВС, по нашему мнению, заканчиваются.


ВС дал разъяснения относительно того, какая издательская продукция (литература, аудио- и видеоматериалы, как имеющие религиозное назначение, так и не имеющие такового) подлежит маркировке. Это все выпускаемые религиозной организацией материалы; материалы, «которые не были ею выпущены, но распространяются в рамках осуществления от ее имени миссионерской деятельности вне мест, специально предназначенных для осуществления религиозной деятельности», а также материалы, распространяемые религиозной организацией на интернет-сайтах и в социальных сетях.  На всех этих материалах должно быть указано полное наименование организации, совпадающее с указанным в ее уставе, т.е. сокращенное наименование не допускается.
Отмечается, что «под распространением религиозной литературы и материалов религиозного назначения в рамках миссионерской деятельности следует понимать не только вручение данных материалов конкретным лицам, но и обеспечение свободного доступа к этой литературе и материалам неопределенного круга лиц вне мест, специально предназначенных для осуществления религиозной деятельности».

Таким образом, распространение, например, пятидесятниками Библии, изданной РПЦ, должно маркироваться тоже. И вот как: "В  тех  случаях,  когда  материалы распространяются  религиозной  организацией  в  рамках  миссионерской деятельности,  но  созданы  (выпущены)  иной  религиозной  организацией, требуется наличие двух маркировок: той религиозной организации, которая непосредственно издала (произвела) материалы, и той, которая приобрела их для использования в своей миссионерской деятельности".

Более того, ВС утверждает, что "Маркировке подлежат литература, печатные, аудио-и видеоматериалы, как имеющие, так и не имеющие религиозного назначения".

Зато в обзоре говорится, что за распространение литературы с нарушением маркировки к ответственности может быть привлечена только религиозная организация, но не физическое лицо, например, священнослужитель или какое-либо должностное лицо.


При рассмотрении п.2 статьи, касающегося осквернения религиозных объектов, ВС привел пример, в котором гражданин вообще ничего не делал с такими объектами, но лишь изобразил их в искаженном виде, и был за это наказан. Никакого комментария решению местного суда ВС в этом отношении не дал, но лишь подтвердил, что важно установить наличие умысла. При этом в приведенном примере, судя по изложению дела в обзоре, умысел был установлен на распространение этих изображений, но не на осквернение религиозных символов как таковое. Верховный суд явно готов соглашаться с самым расширительным пониманием защиты религиозных символов. Другой приведенный в обзоре пример основан на согласии с тем, что само существование распространенных по всему миру «Будда-баров» оскорбляет чувства верующих, причем эти чувства, заметим, в ст.5.26 КоАП не упоминаются вовсе. Единственным, по сути аргументом является позиция самих верующих, или какой-то их части: «нахождение указанных статуй (Будды) в питейных и развлекательных заведениях недопустимо с точки зрения людей, исповедующих религию буддизм, и оскорбляет их чувства».


ВС привел и оставил без комментариев странный эпизод, в котором было установлено, что религиозная организация не действует по адресу регистрации, и в связи с этим она была наказана за неуказание своего полного наименования. Смысл этого пункта обзора нам совершенно непонятен.

Наконец, ВС, ссылаясь на решение Конституционного суда 1999 года, воспроизвел использование термина «секта», который не применяется в законодательстве, не имеет общепринятого понимания в религиоведении, да и вообще отвергается большинством религиоведов и явно имеет негативные коннотации.


По мнению профессора РАНХиГС Михаила Шахова, в обзоре ВС «не нашли отражения наиболее спорные проблемы толкования и применения норм законодательства, регулирующих миссионерскую деятельность», в частности, «судебная практика, связанная с важнейшим вопросом разграничения миссионерской деятельности и распространения личных религиозных убеждений». Речь идет о случаях, когда суды признавали миссионерской деятельностью распространение гражданином религиозных убеждений «в отсутствие доказательств существования религиозного объединения, участником которого этот гражданин является и в которое якобы пытался вовлечь новых участников».

Шахов полагает, что одной из причин подобных нарушений «является отсутствие в законодательстве формально определенного момента создания религиозной группы». Еще одной причиной является «правовая неопределенность используемых в ФЗ "О свободе совести…" терминов "участник", "член", "последователь" религиозного объединения»: «И вот правоприменитель начинает "корректировать" огрехи законодателя, в результате чего любая проповедь вероучения превращается в миссионерскую деятельность, ибо проповедь направлена на то, чтобы сделать человека последователем этого вероучения. Таким образом правоприменение приходит именно к тому, чего пытались избежать здравомыслящие специалисты в ходе работы над законопроектом "миссионерских поправок" - любое распространение религиозных убеждений признается миссионерской деятельностью, ибо, как сказал КС РФ, она не обязательно должна сопровождаться вовлечением в конкретное религиозное объединение».


Комментарий:
Ссылки на данную статью [4]