Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в России в 2023 году

РЕЗЮМЕ
НОРМОТВОРЧЕСТВО
О госбезопасности
О дискредитации и «фейках»
Об экстремизме
О контроле в интернете
Об НКО
ПРАВОПРИМЕНЕНИЕ
Преследование за антиправительственные высказывания  :
За призывы к экстремистской и террористической деятельности : За возбуждение ненависти : За демонстрирование запрещенной символики : За дискредитацию военных и госорганов : За распространение «фейков» о «спецоперации» по мотиву ненависти : За иные антиправительственные высказывания : За вандализм по мотиву ненависти : За хулиганство по мотиву ненависти
Преследование за причастность к запрещенным оппозиционным организациям :
Алексей Навальный и его сторонники : Участники движения «Весна» 
Запрет оппозиционных организаций
Государство на страже нравов :
Преследование за «реабилитацию нацизма» : Запрет «международного движения ЛГБТ» : Преследование за оскорбление религиозных чувств верующих
Преследование религиозных объединений
:
Свидетели Иеговы : Саентологи : Алля-Аят : «Хизб ут-Тахрир» : Последователи Саида Нурси : «Таблиги Джамаат»
НЕМНОГО СТАТИСТИКИ


Резюме

Этот доклад представляет собой аналитический обзор антиэкстремистского законодательства и явных злоупотреблений в его применении за 2023 год[1]. Подобные доклады центр «Сова» выпускает ежегодно, подводя итоги мониторинговой работы, которую наша организация осуществляет на постоянной основе с середины 2000-х годов.

Под антиэкстремистской мы понимаем политику криминализации действий, мотивированных политически или идеологически в широком смысле. Наш анализ выходит за формальные рамки: мы отслеживаем и ограничения, касающиеся деяний, которые закон «О противодействии экстремистской деятельности» не относит к «преступлениям экстремистского характера»[2].

2023 год в целом продолжал тенденции, наметившиеся в 2022 году, когда усилия всех трех ветвей власти по поддержанию контроля над обществом были направлены на подавление антивоенного протеста. Вопреки этим усилиям разнообразная протестная активность в 2023 году продолжилась, но уже в индивидуальном порядке или в небольших группах, без массовых мероприятий.

Законодательство в интересующей нас сфере развивалось менее бурно, чем годом ранее, хотя утверждать, что репрессивный законодательный потенциал в 2022 году был исчерпан, не приходится: просто депутаты в основном не вводили новые нормы, а расширяли и ужесточали уже существующие. Сюда относятся и внесение поправок в статьи о дискредитации и «фейках» об армии, и попытки установить ответственность за оправдание экстремизма, и введение штрафов для соцсетей за уклонение от модерации контента, и новые поправки к законам об НКО. Впрочем, Уголовный кодекс (УК) и Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) пополнились и несколькими новыми статьями.

Разгул репрессивного правоприменения, который мы описывали год назад, закономерно отразился на количестве приговоров, вынесенных уже в 2023 году. На момент публикации этого доклада мы оценили как вынесенные без должных оснований по статьям об экстремизме и некоторым смежным с ними приговоры 360 осужденным в 2023 году (в 2022-м таких было 240) и отметили еще 350 (в 2022-м – 265) человек, привлеченных к ответственности, чьи дела суды рассмотреть не успели.

В указанное выше число входят 172 человека, которые были неправомерно осуждены за публичные высказывания (в 2022-м — 55), и 195 осужденных за причастность к деятельности запрещенных организаций (в 2022-м — 185), в подавляющем большинстве случаев — религиозных. Таким образом, мы видим, что и общее число, и доля осужденных за высказывания резко выросла. Это связано с массовым применением уголовных норм о повторной дискредитации и «фейках» об армии еще в 2022 году – в 2023-м эти дела дошли до судов. Мы также отметили большое число неправомерных приговоров по статьям о реабилитации нацизма – в основном, за хулиганские выходки возле памятников погибшим во время Великой Отечественной войны, и за антивоенные акции, квалифицированные как вандализм по мотиву политической или идеологической ненависти.

Весь год продолжалось целенаправленное преследование оппозиционных активистов, в частности, росло число обвиняемых по делам об экстремистском сообществе против Алексея Навального и его сторонников. Самому Навальному суд назначил 19 лет лишения свободы; отбывая это наказание, он в феврале 2024 года погиб в колонии особого режима. Суровые приговоры были вынесены и нескольким региональным координатором его штабов. В организации экстремистского сообщества обвинили два десятка активистов движения «Весна».

Преследование Свидетелей Иеговы продолжалось по всей стране на протяжении всего года и даже активизировалось по сравнению с предыдущим. Приговоры были вынесены 153 верующим (годом ранее — 116), еще как минимум 107 стали фигурантами новых уголовных дел (годом ранее — не менее 77).

Размах преследования по антиэкстремистским статьям КоАП в 2023 году снизился, в частности, весьма резко — почти вдвое — по столь популярной годом ранее статье о дискредитации армии — это связано с упомянутым отсутствием массовых антивоенных акций. Зато примерно на прежнем уровне осталось столь же массовое преследование за демонстрирование запрещенной символики, и здесь мы отмечаем неправомерные наказания за публикацию изображений со свастикой как средства наглядной критики властей и за украинские лозунги и символику. По административной статье о возбуждении ненависти по-прежнему часто преследуют за грубую критику президента, чиновников и правоохранителей.

Отметим, что абсолютным лидером по числу неправомерно осужденных в 2023 году стала Москва. Произошло это прежде всего за счет приговоров о распространении «фейков» об армии по мотиву ненависти, которые в большом количестве были вынесены заочно против заметных столичных жителей, уехавших из России, — общественных деятелей, журналистов, политологов и др. Вообще привлечение к ответственности и лишение свободы известных оппонентов режима за их публичные заявления, в том числе антивоенные, стало тенденцией последних двух лет. В этом смысле можно говорить об использовании властями «показательных процессов» как средства идеологической профилактики. Из громких примеров такого рода дел можно назвать преследование оппонировавших власти с противоположных сторон Игоря Стрелкова и Бориса Кагарлицкого за призывы к экстремизму и оправдание терроризма соответственно, преследование по надуманному обвинению в пропаганде исламского терроризма театрального режиссера и автора известных антивоенных стихов Евгении Беркович и ее коллеги сценариста Светланы Петрийчук, привлечение к уголовной ответственности за повторную дискредитацию армии сопредседателя «Мемориала» Олега Орлова.

Второе место среди регионов по количеству неправомерных приговоров занял Крым. И если в Москве больше приговоров было вынесено по статьям о публичных высказываниях, то в Крыму чаще преследовали за причастность к признанной террористической исламской партии «Хизб ут-Тахрир».

Крым оказался среди лидеров и по числу наказанных по статьям КоАП. Это связано с еще одной важной тенденцией последних двух лет, особенно ярко проявляющейся на полуострове, — с активизацией инициативных групп, близких к правоохранительным органам, по выявлению нелояльных властям сограждан и подаче заявлений против них в правоохранительные органы.

Вообще такой характерный для авторитарных режимов способ манипулирования обществом, как поиск внутренних врагов, все прочнее укореняется в стране в качестве повседневной практики. Вершиной борьбы российских властей за чистоту нравов в 2023 году стал запрет как экстремистской организации «международного движения ЛГБТ». Запрет этот фактически лишил ЛГБТ-людей возможности не только открыто отстаивать свои права, но и просто жить, не скрываясь от окружающих, без постоянного риска преследования.

Нормотворчество

На протяжении 2023 года принимались новые нормы, продолжающие линию прошлого года и напрямую связанные с вооруженными действиями в Украине. В основном они были направлены на поддержку госбезопасности и борьбу с любыми формами воспрепятствования «специальной военной операции».

О госбезопасности

В апреле президент подписал закон, который ужесточил ответственность за диверсии и террористические преступления[3], а также ввел в УК новый состав об оказании содействия зарубежным органам, преследующим российских чиновников и военнослужащих. По новой ст. 2843 УК следует наказание за «оказание содействия в исполнении решений международных организаций, в которых Российская Федерация не участвует, или иностранных государственных органов об уголовном преследовании должностных лиц органов публичной власти Российской Федерации в связи с осуществлением ими служебной деятельности, иных лиц в связи с прохождением ими военной службы или пребыванием в добровольческих формированиях, содействующих выполнению задач, возложенных на Вооруженные Силы Российской Федерации». Заодно действие ст. 2804 УК (публичные призывы к осуществлению деятельности, направленной против безопасности государства) было распространено и на призывы к совершению преступления, предусмотренного новой ст. 2843 УК.

В том же месяце президент подписал новый федеральный закон «О гражданстве Российской Федерации». В числе прочего закон уточнил и расширил основания прекращения гражданства России, приобретенного либо по заявлению, либо в результате федерального конституционного закона или международного договора. Одним из таких оснований стал вступивший в законную силу приговор суда по одной из перечисленных в законе статей УК. В этот перечень вошли многие статьи, регулирующие и ограничивающие публичные высказывания и мероприятия, а также организационную деятельность[4]. Таким образом, лишать приобретенного гражданства можно осужденных по весьма широкому кругу статей УК, среди которых статьи, которые, на наш взгляд, вообще не следовало вводить, статьи, имеющие серьезные недостатки в формулировках, а также статьи, часто применяющиеся неправомерно. Мы к тому же полагаем, что многие из преступлений, охваченных добавленными в перечень статьями, не представляют такой опасности для общества, чтобы дополнять уголовное наказание лишением гражданства. У многих людей, которые в свое время приобрели российское гражданство, вовсе нет гражданства другого государства, некоторые из них живут в России с детства. Отдельно следует обратить внимание на то, что процедура отмены решения о приобретении гражданства применима и к получившим российское гражданство жителям территорий, присоединенных к России, начиная с Крыма.

Другим основанием для прекращения гражданства стало «совершение действий, создающих угрозу национальной безопасности Российской Федерации», причем давность их совершения во внимание не принимается. Заключение о факте совершения таких действий должна составлять ФСБ. Раньше на основании распоряжений ФСБ, содержание которых не разглашается, можно было лишать разрешения на временное проживание, а теперь — и гражданства. Норма фактически закрепила произвол одного ведомства в решении вопроса, затрагивающего базовые права человека.

Принятие нового закона о гражданстве не остановило поток все новых депутатских инициатив в этой сфере, некоторые даже предложили лишать на вышеперечисленных основаниях гражданства по рождению, чтобы уравнять в правах всех россиян с жителями присоединенных территорий, но эта идея поддержки не получила.

О дискредитации и «фейках»

Пресечению критики «специальной военной операции» законодатели по-прежнему уделяли особенно пристальное внимание.

Так, в марте были подписаны законы, согласно которым были криминализованы публичное распространение заведомо ложной информации и повторная дискредитация не только в отношении использования вооруженных сил и исполнения российскими госорганами своих полномочий за рубежом, но и в отношении деятельности добровольческих формирований, организаций и лиц, содействующих выполнению задач, возложенных на вооруженные силы России.

Одновременно была ужесточена ответственность: по ч. 1 ст. 2073 и ч. 1 ст. 2803 УК максимальное наказание увеличилось с трех до пяти лет лишения свободы. В частности, это означает, что деяния, предусмотренные частями 1 обеих статей, перестали быть преступлениями небольшой тяжести и по ним теперь можно применять арест как меру пресечения и приговаривать к лишению свободы при отсутствии отягчающих обстоятельств. По ч. 2 ст. 2803 УК (дискредитация армии, повлекшая смерть по неосторожности и (или) причинение вреда здоровью граждан, имуществу, массовые нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности) максимальное наказание увеличилось с пяти до семи лет лишения свободы, а вот по ч. 2 и ч. 3 ст. 2073 УК наказание осталось прежним — от пяти до десяти лет и от десяти до пятнадцати лет лишения свободы соответственно.

Ответственность по ст. 20.3.3 КоАП, которая применяется для наказания публичных действий по дискредитации, также была распространена на высказывания о добровольческих формированиях, лицах и организациях, содействующих выполнению задач российской армии; наказание по этой статье не изменилось.

В декабре президент подписал еще два закона, в соответствии с которыми диспозиция ст. 20.3.3 КоАП, ст. 2803 и ст. 2073 УК была вновь расширена, как и действие недавно введенной ст. 2843 УК, карающей за содействие международным организациям в исполнении решений об уголовном преследовании российских должностных лиц и военных. Под защиту всех этих норм попали еще и добровольческие формирования, которые получила право создавать Росгвардия.

Отметим также, что в мае Конституционный суд России (КС) вынес определения об отказе в принятии к рассмотрению 13 жалоб граждан на нарушение их конституционных прав в связи с применением ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП. Заявители утверждали, что статья о «дискредитации» нарушает право на свободу слова, право на свободу собраний и конституционный запрет на введение обязательной идеологии, а также является дискриминационной. Они подчеркивали, что оценочные мнения и убеждения не могут быть ранжированы государством как правильные или неправильные, а критика использования вооруженных сил не может становиться основанием для стигматизации и остракизма. КС счел, что эта статья Конституции России не противоречит. Суд отметил, что понятие дискредитации в статье используется в общепринятом значении: «подрыв доверия отдельных граждан и общества в целом к кому-либо, к чьим-либо действиям (деятельности)». С точки зрения КС, направленность решений государственных органов на защиту интересов России и поддержание мира и безопасности нельзя ставить под сомнение «произвольно, исключительно на основе субъективной оценки и восприятия», к тому же для морально-психологического настроя бойцов нужна общественная поддержка. Публичная негативная оценка может «содействовать силам, противостоящим интересам Российской Федерации и граждан», даже если такой цели автор высказывания и не ставил. КС заявил, что ст. 20.3.3 КоАП не вводит обязательной идеологии, не направлена на пропаганду войны, не является дискриминационной и не посягает на свободу придерживаться тех или иных убеждений, «поскольку такая свобода не предполагает совершения лицом правонарушений». Последнее суждение КС, собственно, можно трактовать как допускающее введение любых ограничений на свободу убеждений, если закон опишет выражение этих убеждений как правонарушение, независимо от того, соответствуют ли ограничения Конституции. Но такой подход ставит под вопрос сам смысл существования КС.

В ноябре был подписан приказ МВД России об изменении инструкции по исполнению участковым уполномоченным своих обязанностей. В числе нововведений — возложение на участковых обязанности осуществлять индивидуальную профилактическую работу с гражданами, совершившими административные правонарушения, предусмотренные ст. 20.3.3 КоАП, а также ст. 20.3 КоАП (публичное демонстрирование запрещенной символики). Профилактику обязали проводить и с привлеченными к ответственности за правонарушения, посягающие на порядок управления, совершенные во время публичных и спортивно-массовых мероприятий, т. е. прежде всего с привлеченными во время таких мероприятий к ответственности по ст. 19.3 КоАП (неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции). Ранее профилактике подлежали те, кого после мероприятий привлекли к ответственности именно по ст. 20.2 КоАП (нарушение порядка проведения публичных мероприятий) или ст. 20.31 КоАП (нарушение зрителями правил поведения на спортивных соревнованиях).

Об экстремизме

Депутаты от «Единой России» предприняли в 2023 году очередной решительный шаг по борьбе с экстремизмом. В июле в Госдуму был внесен законопроект о расширении состава ст. 280 УК, которая предусматривает наказание за публичные призывы к экстремистской деятельности. Было предложено распространить ее действие также на публичное оправдание и пропаганду экстремизма. Помимо изменения диспозиции, авторы законопроекта предложили дополнить ст. 280 УК примечаниями, в которых будут даны определения оправданию и пропаганде экстремизма — по аналогии со ст. 2052 УК (публичные призывы к терроризму, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма). То есть под публичным оправданием экстремизма было предложено понимать «публичное заявление о признании идеологии и практики экстремизма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании», а под пропагандой — «деятельность по распространению материалов и (или) информации, направленных на формирование у лица идеологии экстремизма, убежденности в ее привлекательности либо представления о допустимости осуществления экстремистской деятельности».

Законопроект был принят в первом чтении в сентябре, но его обсуждение вылилось в бурную дискуссию — и в комитете по госстроительству и законодательству, и на пленарном заседании. Представители фракции КПРФ отметили, что предложенные «размытые формулировки могут привести к злоупотреблению правом», а также возмутились тем, что и действующее антиэкстремистское регулирование позволяет наказывать их однопартийцев, а поправки позволят карать за «упоминание с положительной оценкой таких событий истории России, как восстание декабристов, Февральская революция, события ГКЧП 1991 года и расстрел Белого дома в 1993 году, равно и таких художественных произведений, как “Интернационал”». КПРФ голосовала против законопроекта, большинство депутатов от СРЗП воздержалось, «Новые люди» и ЛДПР не приняли участия в голосовании, так что он был принят лишь силами единороссов.

Следует отметить, что понятие «идеология экстремизма», которое было предложено использовать в примечании к ст. 280 УК, законодательством не определено и может толковаться расширительно — как и понятие «идеология терроризма» в ст. 2052 УК. Но и само определение экстремистской деятельности (экстремизма) в соответствующем федеральном законе сформулировано обширнее и менее четко, чем определение террористической, что также чревато злоупотреблениями в правоприменении.

Добавим, что в соответствии с поправками, вступившими в силу в декабре 2021 года, материалы с «обоснованием и (или) оправданием» экстремистской деятельности уже подлежат внесудебной блокировке. Другой закон, принятый в 2022 году, дал Генпрокуратуре полномочия по приостановке и отзыву регистрации СМИ за распространение в том числе и подобных материалов.

В течение 2023 года после ряда изменений был принят Госдумой законопроект об изменении порядка признания материалов экстремистскими, инициированный в январе парламентом Чечни (президент подписал закон уже в феврале 2024 года). Согласно этому закону, дела о признании материалов экстремистскими должны рассматривать суды субъектов федерации, а не районные, а к самому процессу следует привлекать правообладателей, издателей, авторов произведений и (или) перевода материалов, если они известны. Они получают статус заинтересованных лиц, а не ответчиков, и таким образом не будут нести судебные расходы, если только не будет установлено, что их действия «послужили поводом» для подачи иска. В том случае, если иск касается издания «религиозного характера», суд должен вызвать специалиста, «обладающего специальными знаниями по соответствующей религии». Все эти положения закона представляются нам оправданными. Однако в целом мы полагаем, что проблемы с составом и использованием Федерального списка экстремистских материалов сохранятся, поскольку, на наш взгляд, сам механизм признания материалов экстремистскими заведомо неэффективен и порождает неоправданные преследования.

Между тем в июне был подписан закон, расширивший диспозицию ст. 20.29 КоАП о производстве и массовом распространении экстремистских материалов. Закон позволил привлекать к ответственности за распространение не только материалов, включенных в Федеральный список, как было раньше, но и иных, если их содержание, по мнению суда, соответствует определению в законе «О противодействии экстремистской деятельности» (или в иных релевантных федеральных законах, которые могут быть приняты в дальнейшем).

Стоит отметить и мартовское распоряжение премьер-министра Михаила Мишустина о введении новых ограничений в сфере проведения судебных экспертиз. Согласно документу, эксперты из негосударственных учреждений не могут проводить судебные лингвистические, психолого-лингвистические экспертизы по уголовным делам о терроризме и экстремизме. Подобные ограничения, на наш взгляд, могут негативно сказываться на состязательности судебного процесса из-за отсутствия у сторон возможности привлекать независимых экспертов.

О контроле в интернете

В июле президент утвердил закон о штрафах для соцсетей за уклонение от модерации контента. Напомним, согласно действующему с февраля 2021 года закону, под соцсетью понимается сервис с личными страницами пользователей, ориентированной на российскую аудиторию рекламой и суточной аудиторией более чем в 500 тысяч пользователей из России. Реестр соцсетей ведет Роскомнадзор. Включенные в него сервисы должны по уведомлениям Роскомнадзора, по жалобам пользователей и по результатам собственного мониторинга блокировать широкий спектр контента, который считается в России противоправным. В середине июля депутаты внезапно обратились ко второму чтению законопроекта о штрафах, с апреля 2018 года остававшемуся без движения, и оперативно приняли его. Поправки ввели административную ответственность для владельцев соцсетей, в КоАП были внесены новые статьи, предусматривающие штрафы в диапазоне от 50 тысяч для граждан до восьми миллионов для юрлиц.

В декабре в парламент были внесены сразу три законопроекта, направленных на противодействие онлайн-трансляциям противоправных насильственных действий и призывам к совершению таких действий. Прежде всего под такими трансляциями подразумеваются треш-стримы, но фактически под предложенные формулировки могут подпадать не только они.

Первый законопроект предполагает введение в УК нового отягчающего обстоятельства (п. «т» ч. 1 ст. 63 УК), сформулированного так: «совершение умышленного преступления с публичной демонстрацией, в том числе в средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях (включая сеть “Интернет”)». Аналогичная формулировка предлагается как квалифицирующий признак целого ряда составов умышленных насильственных преступлений. При этом в большинство соответствующих статей УК предложено внести еще и возможность назначения дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Этот законопроект представляется нам полезным, поскольку, на наш взгляд, публичная демонстрация насилия вполне может или даже должна рассматриваться как отягчающее обстоятельство.

Второй законопроект предлагает ввести запрет в сфере массовой информации, а именно новую часть 12 ст. 13.15 КоАП: «Незаконное распространение в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети “Интернет”, фото-, видеоматериалов с изображением противоправных деяний, совершенных с жестокостью, их последствий, призывы к совершению указанных деяний из корыстных, хулиганских побуждений, а равно по мотивам расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния». Санкции по этой части для граждан и должностных лиц — штрафы вплоть до 700 тысяч рублей «с конфискацией оборудования, использованного для изготовления таких материалов».

Новая часть статьи сопровождается важным примечанием о том, что она не распространяется на «произведения науки, литературы, искусства, имеющие историческую, художественную или культурную ценность, материалы зарегистрированных средств массовой информации, а также на фото-, видеоматериалы, предназначенные для использования в научных или медицинских целях, либо изучение которых предусматривается федеральными государственными образовательными стандартами и федеральными образовательными программами».

Этот законопроект представляется нам сомнительным. Слово «незаконное» в начале формулировки новой части статьи непонятно и с неизбежностью будет вызывать разногласия и злоупотребления. Нам представляется, что административным правонарушением может быть только такая публичная демонстрация насилия, которая содержит как минимум его одобрение. Если учесть это соображение, слово «незаконное» в диспозиции не понадобится. Видимо, в случае внесения подобных изменений не потребуется и список исключений, вынесенного в примечание, или же его нужно будет пересмотреть. В частности, сейчас в примечании настораживает оговорка, что произведения науки, литературы, искусства должны иметь историческую, художественную или культурную ценность. Однако непонятно, кто и как будет эту ценность определять, тем более в быстром судебном разбирательстве по делу об административном правонарушении.

Два вышеупомянутых законопроекта были приняты в первом чтении в январе 2024 года, в отличие от третьего законопроекта из того же пакета, который касается внесудебных блокировок в интернете. Депутаты предложили дополнить содержащийся в законе «Об информации» список информации, запрещенной к распространению и подлежащей блокировке, новым пунктом: «фото-, видеоматериалы с изображением противоправных деяний, совершенных с жестокостью, их последствий, призывы к совершению указанных деяний». Блокировка, по мысли авторов законопроекта, должна происходить путем включения таких материалов в Единый реестр запрещенных сайтов. Эти материалы должны будут также самостоятельно выявлять соцсети. Кроме того, такая информация должна считаться запрещенной к распространению среди несовершеннолетних с соответствующими правовыми последствиями. Нам этот законопроект представляется принципиально неверным: никаких ограничений и оговорок он не содержит и предполагает блокировку вообще всех сцен насилия. Между тем формулировка в законодательстве о блокировках не должна быть шире формулировок УК и КоАП. Этот законопроект может быть исправлен в том же духе, что и второй.

Об НКО

Как и во все последние годы, существенной частью мер по усилению контроля над обществом стало очередное ужесточение законодательства об НКО, соответствующие законы были подписаны президентом в июле–августе.

Так, в федеральный закон «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием», была внесена статья, обязывающая не только органы власти, но и любые организации, а также должностных и физических лиц учитывать ограничения, связанные со статусом «иностранного агента». При этом Минюст был наделен полномочиями по государственному контролю не только над «иностранными агентами», но и по соблюдению законодательства об их деятельности в целом. Ведомство обязали по заявлениям граждан, организаций и органов власти проводить внеплановые проверки любых лиц, которые своими действиями или бездействием способствуют нарушению законодательства об «иноагентах», и выносить им предупреждения с требованием об устранении нарушений в течение месяца.

Кроме того, ст. 19.5 КоАП была дополнена новой частью 42 — об ответственности за невыполнение в установленный срок предупреждения либо предписания органа, осуществляющего контроль деятельности «иноагентов». Она предусматривает штрафы, а для должностных лиц и дисквалификацию на срок до двух лет. Ответственность наступает, в том случае, если нарушения, о которых уведомлял Минюст самого «иноагента» или того, кто способствовал нарушению законодательства, не были устранены в течение месяца.

Административная и уголовная ответственность были введены за участие на территории России в деятельности иностранных или международных неправительственных некоммерческих организаций (НПО), у которых нет зарегистрированных в стране структурных подразделений. Сначала ответственность за такое нарушение будет следовать по новой ст. 19.34.2 КоАП. Тех, кого наказали дважды за год и снова поймали на нарушении, и тех, кто был осужден ранее по ст. 2841 УК (причастность к деятельности организации, признанной нежелательной в России), предполагается привлекать к уголовной ответственности по ч. 1 новой ст. 330.3 УК. Ч. 2 этой же статьи установила ответственность для организаторов работы НПО без зарегистрированного подразделения; ответственность по ней наступает без предшествующего административного преследования. Таким образом, за причастность к деятельности любых иностранных или международных НПО, не имеющих подразделения в России, была установлена почти такая же строгая ответственность, как за участие в «нежелательных организациях».

В октябре группа депутатов и сенаторов внесла в Госдуму новый законопроект об НКО, который определяет порядок выхода и исключения из состава учредителей НКО, включая религиозные организации. Среди прочего в законопроекте оговорен и случай исключения из учредителей НКО лица, в действиях которого, согласно решению суда, содержатся признаки экстремистской деятельности. Помимо этого, законопроект предусматривает запрет быть учредителем (участником, членом) НКО и общественного объединения для юридического лица, включенного в перечень «нежелательных организаций».

Правоприменение

Преследование за антиправительственные высказывания

За призывы к экстремистской и террористической деятельности

Статистика Верховного суда[5] дает представление о динамике правоприменения по делам о призывах к экстремистской деятельности (ст. 280 УК), а также о призывах к терроризму, его оправдании и пропаганде (ст. 2052 УК). Количество людей, осужденных по основному обвинению по ст. 280 УК, росло на протяжении пяти лет до 2022 года, когда их число составило 276 (в приговорах еще восьми десятков человек эта статья фигурировала в качестве дополнительного обвинения). Число осужденных по основному обвинению по ст. 2052 УК стабильно росло на протяжении одиннадцати лет и достигло в 2022 году 274 человек (дополнительное обвинение по ней фигурировало в приговорах у двух человек). Статистику за весь 2023 год ВС пока не опубликовал, обнародованы данные лишь за первое полугодие. Простое удвоение этих цифр можно считать лишь очень приблизительной оценкой, но, опираясь на него, можно предположить, что число осужденных по ст. 2052 УК вновь выросло, а вот по ст. 280 УК несколько снизилось[6].

МВД уже обнародовало свои данные о состоянии преступности за 2023 год[7], и по ним видна та же тенденция, но она относится не к делам, завершившимся приговорами, а к возбужденным в течение года.

Число зарегистрированных преступлений экстремистского характера в 2023 году составило 1340 (-14,4 % к 2022 году), в то время как в 2022 году по сравнению с 2021-м прирост был не просто положительным, но составил 48,2 %. Из экстремистских преступлений 2023 года 367 (-25,6 %) были квалифицированы по ч. 2 ст. 280 УК о публичных призывах к экстремизму, совершенных в интернете. В 2022 году по ней был прирост в 8,4 %.

Преступлений террористического характера в 2023 году было зарегистрировано 2382 (+6,7 % к 2022 году), из них 548 (+11,8 %) были квалифицированы по ч. 2 ст. 2052 УК как публичное оправдание терроризма, совершенное в интернете. Для сравнения, в 2022 году общий прирост террористических преступлений составил 4,5 %, а по ч. 2 ст. 2052 УК — 55,6 %.

Таким образом, размах преследования по террористическим статьям в 2023 году вырос даже больше, чем в 2022 году, но в основном уже не за счет ч. 2 ст. 2052, хотя прирост был и по ней. А вот по экстремистским статьям, в т. ч. по ч. 2 ст. 280 УК, преследовали меньше. На количестве приговоров эта ситуация, по-видимому, скажется позднее, в 2024–2025 годах, когда возбужденные правоохранительными органами дела дойдут до суда.

Напомним, что каковы бы ни были наши претензии к определениям и нормам, связанным с понятиями «экстремизм» и «терроризм» в российском законодательстве, мы полагаем, что есть случаи, когда государство, в соответствии с нормами международного права и российской Конституции, может преследовать в уголовном порядке публичные высказывания, представляющие собой общественно опасное подстрекательство.

В раздел «Неправомерный антиэкстремизм» мы включаем сообщения только о делах, возбужденных по факту деяний, опасность которых для государства и общества отсутствовала или была явно недостаточной для уголовного преследования. Однако судебные решения по таким делам в большинстве случаев не публикуются из-за запрета на публикацию текстов судебных актов, вынесенных по делам, «затрагивающим безопасность государства». Информации, которую можно получить из других источников, зачастую не достает для оценки правомерности этих решений.

Между тем часть правоприменения, связанная с двумя названными статьями, остается не только закрытой, но и особо репрессивной. Во-первых, имеет место обвинительный уклон судопроизводства: в принципе, оценка общественной опасности должна производиться на основе не только содержания инкриминируемого высказывания, но и других параметров, включая его форму, а также размер и характеристики аудитории или вероятность того, что публичное высказывание приведет к тяжким последствиям. Однако практика свидетельствует о том, что суды совсем редко учитывают, что вероятность наступления тяжких последствий в результате высказывания невелика. Во-вторых, по этим статьям весьма значительна доля приговоров к лишению свободы, хотя обе статьи предполагают и иные наказания. Закон не устанавливает четкого критерия, в каких случаях следует применять именно лишение свободы. Ясно, что суд учитывает при определении наказания много обстоятельств, в том числе ситуацию в обществе, которую воспринимает как острую, и стремится действовать в соответствии с линией законодательной и исполнительной ветвей власти. Центр «Сова» полагает, что реальное лишение свободы уместно даже для публичных призывов к насилию только в тех случаях, когда речь идет не об отдельных эмоциональных всплесках, а о продуманной пропаганде насилия, более или менее систематической и имеющей хоть какие-то шансы на реализацию[8].

Больше информации о приговорах по этим статьям за 2023 год приведено в одновременно вышедшем докладе Наталии Юдиной[9].

Преследование по ст. 2052

К однозначно неправомерным мы отнесли лишь четыре приговора, вынесенные в 2023 году против четырех человек по ст. ч. 2 ст. 2052, — все это случаи, когда суды не только не оценивали степень опасности высказывания, но и квалифицировали его неверно даже с чисто формальной точки зрения. Два человека были оштрафованы на 300 тысяч рублей, еще двое были отправлены в колонию.

В частности, в декабре Западный окружной военный суд на выездном заседании в Сыктывкаре приговорил левого публициста и политолога, главного редактора издания «Рабкор» Бориса Кагарлицкого к штрафу в размере 800 тысяч рублей, который смягчил до 600 тысяч с учетом того, что подсудимый с июля находился в СИЗО. Однако государственный обвинитель обжаловал приговор и в феврале 2024 года добился ужесточения наказания: политолог получил пять лет колонии и был взят под стражу в зале суда.

Кагарлицкий был осужден за публикацию видеоролика, посвященного подрыву Крымского моста 8 октября 2022 года: видеозапись «Взрывное поздравление кота Мостика, Нервные люди и события, Удары по инфраструктуре» была размещена 19 октября 2022 года на YouTube-канале «Рабкор», а также во «ВКонтакте» и в Telegram.

Мы считаем приговор неправомерным, поскольку на видео, послужившем причиной для преследования, политолог лишь рассуждал об обстоятельствах, военно-стратегическом значении и политических последствиях взрыва моста, но не одобрял его. По словам Кагарлицкого и его адвоката, претензии следствия вызвал прежде всего заголовок ролика. Но мы не обнаружили ни в самой видеозаписи, ни в ее заголовке заявлений «о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании», а именно так, согласно примечанию к ст. 2052 УК, следует понимать оправдание терроризма.

Не соответствовало составу статьи и деяние другого приговоренного к лишению свободы — Прохора Нейжмакова, беженца из зоны боевых действий на территории Украины. Западный окружной военный суд назначил ему три года лишения свободы за сообщения, которые он посылал в Telegram-чат «Владимирская банда» в ноябре 2022 года. Нейжмаков писал, что Россия со своими «имперскими замашками» уничтожает его страну, что из-за политики Владимира Путина у него «нет дома, образования и всего остального», и что Украина будет договариваться с Россией только после его свержения. На наш взгляд, фраза «с Путиным мы договариваться не будем... свергайте его и тогда вперед» слишком абстрактна для того, чтобы ее можно было счесть призывом к терроризму, да и собственно о методах «свержения» в ней ничего не говорилось.

В 2023 году было возбуждено семь новых подобных дел против восьми человек, которые суды до конца года не рассмотрели.

Самое громкое из них — дело о спектакле «Финист Ясный Сокол». В мае в Москве были задержаны и затем отправлены в СИЗО создатели спектакля — режиссер Евгения Беркович и автор пьесы, сценарист и театральный педагог Светлана Петрийчук.

Поводом для преследования послужило опубликованное в 2019 году в интернете видео с читкой пьесы «Финист Ясный Сокол» на фестивале молодой драматургии «Любимовка». Соответствующий спектакль был поставлен театром «Дочери СОСО» в 2021 году. Пьеса посвящена проблеме вовлечения женщин в боевые исламские организации, признанные террористическими, авторы ставят вопрос о том, что именно позволяет вербовщикам — а часто это тоже женщины, ведущие переписку, в том числе любовную, от лица мужчин, — добиваться успеха и успешно обманывать корреспонденток, убеждая их вступить в брак по интернету и затем встретиться с виртуальным супругом в Сирии. Спектакль имеет отчасти документальный характер, он основан в том числе на текстах судебных решений, вынесенных в разные годы по ст. 208 УК (участие в незаконных вооруженных формированиях), и сообщениях с мирных исламских просветительских сайтов. Документальные тексты переплетены в постановке с фрагментами из русских народных сказок и отрывками из известных мультфильмов студии Уолта Диснея.

На наш взгляд, пьеса не содержала никаких признаков пропаганды или оправдания идеологии ИГИЛ и боевого исламизма, более того, она совершенно очевидно направлена на противодействие идеологии и деятельности террористов. К тому же, спектакль получил в 2022 году национальную театральную премию «Золотая маска» и многократно и успешно демонстрировался театром в течение трех лет. Тот факт, что он вдруг вызвал столь пристальный интерес и явно необоснованные претензии правоохранительных органов, а обвиняемым была избрана самая строгая мера пресечения, с большой вероятностью, объясняется публичной деятельностью режиссера: Евгения Беркович — известный блогер и актуальный поэт, автор серии антивоенных стихотворений.

Обвинение сначала опиралось на экспертное заключение, составленное печально известным борцом с «сектами» и «нетрадиционным исламом», религиоведом Романом Силантьевым и его коллегами по Московскому государственному лингвистическому университету. Силантьев, глава Правозащитного центра Всемирного русского народного собора, изобрел собственную науку, «деструктологию», которую теперь применяет к общественным явлениям самого разного толка, в том числе к различным запрещенным объединениям. По мнению авторов экспертизы, пьеса содержит «признаки деструктивных идеологий», а именно идеологии ИГИЛ, джихадизма и халифатизма, а также «признаки деструктивной субкультуры русских жен-неофиток террористов и экстремистов». Кроме того, эксперты усмотрели в материалах спектакля признаки «идеологии радикального феминизма». После того, как текст экспертизы был обнародован и вызвал закономерное возмущение общественности, по делу была назначена новая экспертиза.

Следующее исследование было выполнено экспертом управления ФСБ по Свердловской области Светланой Мочаловой, заключения которой неоднократно становились доказательством вины по делам «об экстремизме», в частности, по делам против мусульман, и о признании экстремистскими исламских материалов. Мочалова сочла, что драматург и режиссер специально сформировали в пьесе «романтический образ террориста», чтобы сделать его «интересным и привлекательным для девушек и женщин», в отличие от русских мужчин, которых героини пьесы характеризуют негативно. В заключении Мочаловой были приведены более чем сомнительные трактовки исламских традиций, проигнорирована общая и вполне очевидная идея спектакля и делались выводы не только лингвистического, но и юридического характера, что выходит за пределы квалификации эксперта.

Обвинение в окончательной редакции было предъявлено Беркович и Петрийчук только к концу февраля 2024 года, в марте им в очередной раз продлили меру пресечения.

Преследование по ст. 280

Мы отнесли к неправомерным три приговора, вынесенных по этой статье в 2023 году, все трое осужденных были приговорены к лишению свободы.

В деле поисковика-любителя Олега Белоусова ст. 280 УК была применена из-за трех комментариев в сообществе «Питерские копатели» во «ВКонтакте» с критикой действий российских вооруженных сил на территории Украины. В одном из них Белоусов назвал Владимира Путина военным преступником, во втором заявил о его причастности к убийствам мирного населения в Украине, в третьем, в рамках спора с другим пользователем соцсети, обвинявшим украинцев в попытках «запретить русский язык», задал риторический вопрос о необходимости из-за этого уничтожать русскоязычные города Украины.

Рассматривая первые два комментария, суд опирался на положение закона о противодействии экстремистской деятельности, согласно которому к таковой относятся публичные заведомо ложные обвинения государственных чиновников в экстремизме. Мы полагаем, что такому положению в законе не место: обвинения в любых видах преступлений, выдвинутые одним лицом против другого, независимо от общественного положения обоих, могут рассматриваться в суде в рамках дел о клевете. К тому же, ст. 280 УК карает за призывы к экстремистской деятельности, а высказывания Белоусова никаких призывов не содержали. Третий комментарий — о русскоязычных городах — правоохранительные органы и суд истолковали как призыв к уничтожению Харькова и Мариуполя, полностью проигнорировав его контекст. По совокупности ч. 2 ст. 280 и п. «д» ч. 2 ст. 2073 УК о «фейках об армии» (подробнее об этой норме мы пишем ниже) суд приговорил Белоусова к пяти с половиной годам колонии общего режима.

Мы сочли неправомерным привлечение к ответственности по ст. 280 УК в 2023 году еще четырех человек.

Среди тех, кому предъявили необоснованное обвинение по этой статье, оказалась и весьма известная фигура. В Москве в июле был арестован популярный военный блогер, бывший министр обороны ДНР Игорь Стрелков (Гиркин). Стрелков, лидер «Клуба рассерженных патриотов», был одним из самых ярых критиков того, как проводится «специальная военная операция», хотя он считает ее необходимой и, более того, заявлял, что цели ставятся слишком узкие. Поводом для уголовного преследования послужил пост в Telegram, который он опубликовал в мае 2022 года. Публикация, с которой ознакомились более 432 тысяч человек, была посвящена невыплате денежного довольствия солдатам 105-го и 107-го полков армии ДНР. Стрелков написал, что ответственных за такие ситуации «расстреливать мало». Мы полагаем, что пост был эмоциональным высказыванием, Стрелков выражался фигурально, и едва ли его слова можно было расценивать как призыв к расстрелу людей — даже с учетом его боевого опыта и широкой аудитории[10].

За возбуждение ненависти

В 2023 году мы отметили 58 случаев необоснованного, на наш взгляд, привлечения к ответственности по ст. 20.3.1 КоАП о возбуждении ненависти, вражды и об унижении человеческого достоинства по групповым признакам (годом ранее таких случаев мы отметили 65). Были наказаны 56 физических лиц. В 47 случаях был назначен штраф (чаще всего — 10 тысяч рублей), в девяти — арест. Два дела были закрыты.

В подавляющем большинстве случаев неправомерное преследование повлекли критические высказывания пользователей сети в адрес властей и правоохранительных органов.

Мы расцениваем преследование за грубые по форме критические высказывания о представителях власти как неправомерное[11]. С нашей точки зрения, в отличие от представителей групп, выделенных по признакам этничности, религиозной принадлежности, сексуальной ориентации и гендерной идентичности, бездомности или инвалидности, люди, облеченные властью, не обладают той степенью уязвимости, которая требует специальной защиты от проявлений ненависти. Напомним, что мы вообще выступаем за исключение неясного термина «социальная группа» из состава норм о возбуждении ненависти именно из-за его неопределенности, порождающей расширительную трактовку.

Резкие, но не призывающие к насилию высказывания о представителях правоохранительных органов стали поводом для привлечения к ответственности по ст. 20.3.1 КоАП более чем в трети всех случаев. Наказывали и за несдержанные высказывания в адрес чиновников, военных, представителей правящей партии, властей в целом и лично президента, что также расценивалось как возбуждение социальной ненависти. Отметим, что поводом для критики становились как недовольство вооруженными действиями против Украины, так и полицейский произвол и злоупотребления местных чиновников.

Политическая или социальная критика граждан России, в основном самими же россиянами, — за поддержку политики властей, в частности в отношении Украины, за пассивность, трусость, лень и т.п. — также нередко приводила к наказанию: правоохранительные органы и суды трактовали ее как возбуждение национальной ненависти или ненависти к социальной группе (например, к группам «сторонников СВО», «граждан России» и т. п.).

В 2023 году мы отметили три неправомерных приговора против восьми человек по ст. 282 УК о возбуждении ненависти с отягчающими обстоятельствами.

В частности, в декабре в Москве был вынесен приговор по делу о поэтических Маяковских чтениях. Артему Камардину суд назначил семь лет колонии общего режима, а Егору Штовбе — пять с половиной. Их признали виновными по п. «в» ч. 2 ст. 282 УК о возбуждении ненависти организованной группой и ч. 3 ст. 2804 УК о призывах к антигосударственной деятельности, также в составе организованной группы. Ранее третий фигурант дела — Николай Дайнеко — был приговорен к четырем годам колонии общего режима по тем же статьям, он заключил досудебное соглашение со следствием. Поэтов привлекли к уголовной ответственности после чтений, состоявшихся 25 сентября 2022 года на Триумфальной площади (в прошлом площади Маяковского) в Москве; участники объявили их «антимобилизационными». В ходе чтений, в числе прочего, Камардин назвал донбасских ополченцев террористами и прочитал два стихотворения. По версии следствия, слова одного из них, «Убей меня, ополченец!», повторяли Штовба и Дайнеко. Правоохранительные органы сочли, что в стихотворениях содержались признаки возбуждения ненависти либо вражды в отношении добровольческих вооруженных формирований ДНР и ЛНР и призывы к применению насилия к ним и членам их семей. На наш взгляд, высказывания Камардина были провокационными и могли быть восприняты как оскорбительные, однако призывов к насилию мы в них не обнаружили. Обвинение по ст. 2804 УК было связано с тем, что в Telegram-канале Маяковских чтений в посте с анонсом мероприятия правоохранительные органы обнаружили заявления о необходимости «сопротивляться» частичной мобилизации. Но Камардин, Штовба и Дайнеко не призывали к совершению преступлений: неявка в военкомат по повестке о мобилизации, о которой они писали, образует состав административного правонарушения. Соответственно, их преследование за это по уголовной статье мы расцениваем как неправомерное[12].

Шесть из еще семи дел 2023 года, не рассмотренных до конца года судами, были возбуждены по ч. 1 ст. 282 УК, которая применяется в случае повторного привлечения к ответственности за возбуждение ненависти в течение года; одно дело было возбуждено по ч. 2 из-за отягчающих обстоятельств.

Так, в октябре в Кемеровской области возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 282 УК в отношении жителя Прокопьевска Ленарда Валеева — из-за комментария, который Валеев оставил в паблике «На дне» во «ВКонтакте» под постом об уголовном деле по факту вооруженного мятежа ЧВК «Вагнер». Валеев написал, что «Пригожин растревожил российский курятник, в котором каждый сидит на отведенном насесте», но ничего, кроме шума, не произошло, поскольку «в этом недогосударстве из фанеры и картона» нет никакого гражданского населения, «один фейк и трусливое народонаселение, которое ни хрена не может». Эксперты, проводившие исследование комментария, сочли, что «в публикации содержатся высказывания, возбуждающие ненависть, вражду и унижающие человеческое достоинство граждан», «жителей Российской Федерации». Ранее Валеева привлекали к административной ответственности за комментарий под видео в некой новостной группе, в комментарии негативно оценивалась социальная группа лиц «по признаку принадлежности к жителям российских регионов».

За демонстрирование запрещенной символики

Приводя статистику по применению статей КоАП за первую половину 2023 года, Судебный департамент Верховного суда, как и в 2022 году, по непонятной причине объединил ст. 20.3 КоАП о пропаганде и демонстрировании запрещенной символики в одну группу со ст. 20.3.1 КоАП о возбуждении ненависти. За весь 2022 год санкции налагались по этим двум статьям в сумме 5720 раз, а в первом полугодии 2023 года — 2617. То есть цифры здесь остаются примерно теми же, что годом ранее, при том что на протяжении предыдущих лет размах преследования по ст. 20.3 КоАП бурно рос.

Как обычно, мы лишь иногда знаем подробности административных дел и можем судить о степени их правомерности. Неправомерным мы считаем преследование по ст. 20.3 КоАП за демонстрацию символики, если она не направлена на пропаганду нацизма или экстремистской идеологии. Случаев неправомерного привлечения к ответственности мы отметили в 2023 году больше, чем в 2022-м. Без должных оснований к ответственности привлекали, по нашим сведениям, как минимум 147 человек (в 2022 году мы насчитали 120 таких случаев).

В 99 случаях суды назначили штраф, в 41 — административный арест, еще в одном — запрет на «посещение мест проведения официальных спортивных соревнований в дни их проведения», в одном случае наказание неизвестно. Два дела были прекращены, один человек был освобожден от ответственности по возрасту.

Большая часть случаев неправомерного преследования связана с демонстрированием той или иной запрещенной символики в рамках политической дискуссии или в нейтральном контексте, который правоохранительные органы по каким-то причинам считывают как экстремистский.

Как и в предыдущие годы, чаще всего речь шла о публичном демонстрировании нацистской символики не в целях пропаганды нацизма, а как средства наглядной критики политических оппонентов, в подавляющем большинстве случаев — российских властей. Таких эпизодов мы насчитали 35. В основном распространяли изображения, на которых свастика была наложена на фото президента или российскую государственную символику, а также сопоставлялась с символикой «спецоперации».

31 случай касался использования лозунга «Слава Украине» (в любых формах — устной, письменной, офлайн и онлайн), а также изображений с украинской национальной символикой — трезубцем. И то, и другое правоохранительные органы и суды часто расценивают как атрибутику запрещенных украинских националистических организаций, хотя лозунг в последние годы используется в Украине повсеместно и с 2018 года является официальным приветствием в украинской армии и полиции, а трезубец является центральным элементом государственного герба Украины. Такой подход позволяет правоохранителям лишний раз подвергать санкциям тех, кто поддерживает Украину.

25 из отмеченных нами случаев неправомерного привлечения к ответственности были связаны с демонстрированием бело-сине-белого флага (на изображениях, опубликованных в соцсетях, а также в форме ленточек, наклеек, воздушных шариков и т.п.). Российские правоохранительные органы и суды рассматривают его как эмблему признанного террористической организацией легиона «Свобода России», хотя там используется такой флаг с наложенным на него изображением кулака. Бело-сине-белый флаг как таковой появился в среде российских эмигрантов еще в конце февраля 2022 года, до создания легиона, и до сих пор широко используется как символ оппозиции российским властям, в том числе и вне всякой связи с легионом. Таким образом, людей нередко наказывают без должных оснований.

Кроме того, среди наказанных, похоже, немало тех, кто не умышленно демонстрировал бело-сине-белый флаг, а стал жертвой провокации: вероятно, в некоторых регионах в 2023 году действовали активисты, наклеивавшие бело-сине-белые стикеры на госномера припаркованных автомобилей или замазывавшие красную полоску на российских флажках, и таких случаев было не менее 13. Один из оштрафованных, житель Биробиджана, пояснил суду, что недавно купил автомобиль с госномером и не обратил внимания на цвета флажков, а о существовании легиона «Свобода России» никогда не слышал. Однако суд счел, что «хозяин машины не проявил ту степень осмотрительности, какая от него требовалась для выяснения, что же размещено на его автомобиле», в то время как «сведения о символике данной организации имеются в сети Интернет».

Еще одну значительную группу составили 16 человек, которых привлекли к ответственности за демонстрирование символики структур Алексея Навального, об этом см. ниже.

Нам известно пять дел, возбужденных в 2023 году без должных оснований по ст. 2824 УК о повторном демонстрировании запрещенной символики. Два из них были связаны с демонстрированием бело-сине-белого флага в Telegram, еще три — с повторным демонстрированием нацистской символики, не направленным на пропаганду нацизма. По двум из пяти дел в 2023 году были вынесены приговоры.

Один приговор обвинительный: Дмитрий Ляляев из Киреевска Тульской области был осужден за многократные публикации изображений Владимира Путина с нацистской символикой и символикой АУЕ, по совокупности ч. 1 ст. 2824 и ч. 2 ст. 280 УК он получил два года колонии-поселения.

Другой приговор был оправдательным. «Гражданин СССР» Санан Уланов из Элисты публиковал во «ВКонтакте» материалы, призванные доказать, что российский триколор использовался власовцами, в этих материалах фигурировали военные с шевронами РОА. Первый раз Уланова оштрафовали за пост с подобным изображением еще в 2020 году. Считая себя «гражданином СССР» и полагая, что органы власти Российской Федерации нелегитимны, штраф он платить не стал и, таким образом, продолжал считаться наказанным по ч. 1 ст. 20.3 КоАП. Поэтому после того, как он дважды в 2022 году разместил на своей странице во «ВКонтакте» видеоклип на песню «Сорвите власовское знамя со Златоглавого Кремля!», содержавший нацистскую символику, ему предъявили уголовное обвинение. В сентябре 2023 года городской суд назначил Уланову два года колонии-поселения. В начале декабря Верховный суд Калмыкии рассмотрел апелляционную жалобу на приговор. Суд справедливо указал, что запрет на демонстрирование символики не распространяется на случаи, при которых формируется негативное отношение к идеологии нацизма и отсутствуют признаки пропаганды или оправдания нацистской идеологии, а распространенная Улановым видеозапись не была направлена на формирование положительного отношения к нацизму и не оскорбляла память жертв Великой Отечественной войны. Приговор был отменен, и Уланов был полностью оправдан. Но произошло это уже посмертно: по сообщению ФСИН, подсудимый покончил с собой в СИЗО.

За дискредитацию военных и госорганов

Мы считаем неоправданным ограничением свободы слова введение наказания за распространение заведомо ложных сведений о действиях российских военных и госорганов за рубежом и их дискредитацию. С нашей точки зрения, единственным основанием для введения этих санкций было стремление властей ограничить распространение независимой информации о событиях в Украине и критики действий правительства и вооруженных сил России.

По данным системы ГАС «Правосудие», которые собрал проект «ОВД-Инфо», в 2023 году по ст. 20.3.3 КоАП о дискредитации использования вооруженных сил и госорганов, на рассмотрение российских судов поступило 2830 протоколов (годом ранее — 5518, эти данные приводил портал «Медиазона» во второй половине декабря 2022 года). «ОВД-Инфо» объясняет снижение количества протоколов, составленных по ст. 20.3.3 КоАП в 2023 году, почти вдвое по сравнению с предыдущим годом прежде всего отсутствием массовых антивоенных акций, за участие в которых людей наказывали в 2022 году. По данным проекта, больше всего дел было инициировано в Крыму, а также в Москве, Санкт-Петербурге, Краснодарском крае, Свердловской области[13]. Из 2830 дел суды рассмотрели 2707 и наказали 2113 человек (по данным Верховного суда, в 2022 году наказано было 4440 человек).

Чаще всего людей преследуют за антивоенные высказывания онлайн, но также и за офлайн-высказывания на аудиторию разного размера, за демонстрирование плакатов, распространение печатной агитационной продукции и т. п.

Если в 2022 году суды успели вынести всего три приговора против трех человек по ст. 2803 УК о повторной дискредитации действий российской армии и чиновников за рубежом, то в 2023 году виновными по ней были признаны по крайней мере 67 человек[14]. Кроме того, по одному делу производство было прекращено судом в связи со смертью обвиняемого. Из 67 осужденных 63, на наш взгляд, подверглись преследованию явно неправомерно; в четырех других случаях в обвинении фигурировали насилие, опасный вандализм или угрозы насилием. Приговор одному из 63 осужденных в 2024 году был отменен; дело отправилось на пересмотр.

Из 62 неправомерно осужденных 11 человек были приговорены к лишению свободы, двое — к принудительным работам, семь человек — к условным срокам лишения свободы, 38 человек — к штрафам от 100 до 500 тысяч рублей; в четырех случаях вид наказания нам неизвестен.

Одним из самых громких дел о повторной дискредитации армии стало дело жителя Ефремова Тульской области Алексея Москалева. В апреле 2022 года, после скандала в школе, где училась его дочь, из-за нарисованного ею антивоенного рисунка, Москалев был оштрафован по ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП за публикации в «Одноклассниках» — он писал об изнасиловании украинских девушек российскими военными. Поводом для уголовного преследования послужили другие его публикации в той же соцсети, они касались, в частности, событий в Буче и гибели военнопленных в Еленовке. После обыска и допроса в ФСБ Москалев с дочерью, которую он воспитывал один, уехали из города, его объявили в розыск. В начале марта 2023 года Москалева задержали и на следующий день отправили под домашний арест на том основании, что он вовремя не явился по повестке следователя. При этом его 13-летнюю дочь поместили в социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних; она находилась там, пока ее не забрала мать, несколько лет не принимавшая участия в ее воспитании. Накануне оглашения приговора Москалев бежал из-под ареста и через два дня был задержан в Минске. 28 марта Ефремовский межрайонный суд Тульской области приговорил его к двум годам лишения свободы; в начале 2024 года областной суд сократил этот срок на два месяца.

Другое резонансное дело по ч. 1 ст. 2803 УК — дело сопредседателя Центра защиты прав человека «Мемориал» Олега Орлова. Поводом для преследования Орлова послужил пост, который он разместил в Facebook в ноябре 2022 года. Пост содержал русский текст статьи Орлова «Им хотелось фашизма. Они его получили», опубликованной на французском языке в издании Mediapart. В октябре 2023 года Головинский районный суд Москвы приговорил Орлова к штрафу в 150 тысяч рублей. Сторона обвинения обжаловала этот приговор, потребовав ужесточить наказание, а затем попросила апелляционную инстанцию вернуть дело прокурору, чтобы следствием был установлен мотив преступления. Суд удовлетворил эту просьбу, отменив вынесенный Орлову приговор. В новой редакции обвинения появились отягчающие обстоятельства: по версии следствия, Орлов совершил преступление, руководствуясь мотивами «идеологической вражды к традиционным духовно-нравственным и патриотическим ценностям», а также ненависти к социальной группе «военнослужащие». В конце февраля 2024 года тот же Головинский суд приговорил Орлова к двум с половиной годам лишения свободы. Формулировка обвинения прямо продемонстрировала, что Орлов был наказан за высказывание против идеологии властей.

Помимо осужденных в 2023 году по ст. 2803 УК, нам известно о 59 неправомерно привлеченных к ответственности по этой статье, по делам которых решение суды в течение года не вынесли (в 2022 году нам было известно около 40). Двое из них умерли, одно дело было прекращено; таким образом, обвиняемыми остались как минимум 56 человек.

За распространение «фейков» о «спецоперации» по мотиву ненависти

Мы полагаем, что обвинения в клевете должны становиться поводом для разбирательства в рамках гражданского, а не уголовного процесса. В случае ст. 2073 УК нам, к тому же, не ясно, на каком основании распространение недостоверной информации о деятельности военнослужащих или чиновников требует отдельной нормы, предусматривающей непропорционально строгие санкции[15].

Центр «Сова» включает в свой мониторинг только такие обвинения в клевете, которые предъявляются с учетом мотива ненависти. Отметим, что при применении ст. 2073 мотив идеологической и политической ненависти учитывается явно необоснованно: очевидно, что люди, публикующие информацию о военных действиях в Украине, отличающуюся от официальной, чаще всего идеологически и политически не согласны с курсом властей, то есть в большинстве таких случаев речь идет об одной из форм политической критики[16]. Если же говорить о социальной ненависти, то таким группам, как военнослужащие или чиновники, с нашей точки зрения, защита от ее проявлений не требуется: их защищают иные нормы законодательства. При этом мы не относим к неправомерным те случаи преследования по ст. 2073 УК, когда в соответствующих высказываниях содержатся очевидные признаки возбуждения национальной ненависти или призывы к насилию.

По нашей информации, по п. «д» ч. 2 ст. 2073 УК (распространение недостоверной информации о действиях вооруженных сил по мотиву ненависти) в 2023 году было вынесено по крайней мере 52 обвинительных приговора против 54 человек, но один из них был отменен и отправлен на пересмотр; еще пять человек были освобождены от уголовной ответственности и отправлены на принудительное лечение.

Из 51 оставшегося в силе обвинительного приговора мы считаем неправомерными 47 против 49 человек. 44 из них были приговорены к лишению свободы, большинство — на сроки от пяти до десяти лет, часто с дополнительными санкциями, например с запретом на размещение публикаций в интернете на несколько лет. Двое получили условные сроки, один был оштрафован на 1,8 млн рублей; о наказании, назначенном еще двоим, мы не знаем[17].

Следует отметить, что 17 приговоров против 18 человек были вынесены заочно, в основном, известным оппонентам власти, живущим за рубежом (среди них, к примеру, публицист Александр Невзоров, блогер Максим Кац, медиаменеджеры Ника Белоцерковская и Илья Красильщик, активист Руслан Левиев, журналист Майкл Наки, писатель Дмитрий Глуховский и др.).

Но тех, кто попал за решетку, оказалось больше. Среди них, к примеру, активистка Ольга Смирнова из Петербурга, получившая шесть лет колонии общего режима за публикацию в марте 2022 года семи постов в группе «Демократический Петербург — Мирное Сопротивление» во «ВКонтакте». Они были посвящены разрушениям в городах Украины, жертвам в Запорожье, Харькове, Киеве и Изюме, пожару на Запорожской АЭС, повреждению мемориала жертвам Холокоста «Бабий Яр», а также гибели жителей Мариуполя. Блогер Александр Ноздринов из Новокубанска Краснодарского края был приговорен к восьми с половиной годам колонии по пп. «д» и «г» (из корыстных побуждений) ч. 2 ст. 2073 УК за публикацию в Telegram-канале фотографии разрушенного украинского города и комментария под ним, за публикацию он якобы получил тысячу рублей.

Обвинение в распространении «фейков» фигурировало и в деле политика и журналиста Владимира Кара-Мурзы, который путем частичного сложения наказаний по трем статьям — п. «д» ч. 2 ст. 2073 УК (семь лет), ч. 1 ст. 2841 УК о деятельности «нежелательной организации» (три года) и ст. 275 УК о государственной измене (18 лет) был приговорен к 25 годам лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима и целому ряду дополнительных наказаний. Поводом для преследования за распространение «фейков об армии» послужило выступление Кара-Мурзы в Палате представителей штата Аризона в США в марте 2022 года, где он говорил о совершении Россией военных преступлений на территории Украины.

Ст. 2073 УК стала для российских властей инструментом запугивания общества с целью ограничить распространение независимой информации о вооруженных действиях в Украине. Отсюда и показательное возбуждение уголовных дел против известных в обществе фигур, и применение суровых санкций к рядовым гражданам.

Нам известно как минимум 66 обвиненных по п. «д» ч. 2 ст. 2073 УК в 2023 году, дела которых до конца года не были завершены. Среди них опять же немало известных людей, эмигрировавших из России, — в основном журналистов, политологов и общественных деятелей, и несколько известных представителей Украины, но немало и рядовых граждан, которые находились в России и были взяты под стражу. Отдельную группу обвиняемых составляют 15 фигурантов дела движения «Весна», которых преследуют сразу по нескольким статьям УК, включая и эту. Для сравнения, за 2022 год, в марте которого ст. 2073 была введена в УК, нам также было известно более 60 обвиняемых в распространении «военных фейков» по мотиву ненависти, еще девяти суды успели вынести приговоры в том же году.

За иные антиправительственные высказывания

По чч. 3-5 ст. 20.1 КоАП о распространении информации, выражающей в неприличной форме неуважение к государству и обществу в интернете, по нашим сведениям, в 2022 году привлекали к ответственности не менее 28 раз. Годом ранее таких случаев было не менее 22, в 2021 — не менее 37, в 2020 году — не менее 30, а в 2019 году — 56. В 2023 году 27 наказанным был назначен штраф (от 30 до 80 тысяч рублей по ч. 1 ст. 20.1 КоАП и от 100 до 250 тысяч по чч. 4–5), а одно дело было прекращено. Почти во всех случаях речь шла о неуважении к президенту, еще в нескольких — о неуважении к другим высокопоставленным чиновникам, властям в целом, государственной символике.

Отметим, что большинство известных нам случаев имело место в Крыму. Объясняется это активностью Telegram-канала «Крымский СМЕРШ», принадлежащего местному активисту Александру Талипову, интенсивно отслеживающему соцсети жителей полуострова и обращающемуся с заявлениями в правоохранительные органы. Так, например, крымчанка Ольга Диброва была оштрафована по ч. 3 ст. 20.1 КоАП на 80 тысяч рублей. Ее задержали после того, как в Telegram-канале «Крымский СМЕРШ» было опубликовано видео, на котором она обматерила президента Путина за отключение света.

За первую половину 2023 года Судебный департамент Верховного суда насчитал в сумме 16 лиц, наказанных по ст. 20.3.2 КоАП о призывах к нарушению территориальной целостности России и ст. 20.3.4 КоАП о призывах к санкциям против России, ее организаций и граждан, однако у нас нет информации ни об одном из привлеченных к ответственности по ст. 20.3.4 КоАП. По ст. 2842 УК о повторных призывах к санкциям, по данным системы ГАС «Правосудие», к ответственности пока не привлекали. Что касается ст. 20.3.2 КоАП, мы знаем лишь о пяти таких делах, и три из них не были связаны с призывами к каким-либо насильственным сепаратистским действиям, а в таких случаях преследование за дискуссии по территориальным вопросам мы расцениваем как неправомерное (в 2022 году мы также насчитали три таких случая). Все трое безосновательно привлеченных к ответственности были оштрафованы: один на 30 и двое на 70 тысяч рублей. Во всех случаях речь шла об отторгнутых у Украины территориях.

Случаев привлечения по ст. 2801 УК о повторных призывах к нарушению территориальной целостности России, по данным системы ГАС «Правосудие» в 2023, как и годом ранее, не было.

За вандализм по мотиву ненависти

Мы знаем об 11 явно неправомерных приговорах по ч. 2 ст. 214 УК (вандализм по мотиву политической или идеологической ненависти), вынесенных в 2023 году в отношении 15 человек в связи с протестами против «специальной военной операции» (в 2022 году таких приговоров мы насчитали 12 против 13 человек, но два приговора были впоследствии отменены). Семеро были приговорены к ограничению свободы, четверо — к лишению свободы (у всех четверых ст. 214 УК была не единственной в обвинении), в одном случае у нас нет сведений о назначенном наказании. Еще два дела были прекращены судом в связи с истечением срока давности, один человек был отправлен на принудительное лечение и освобожден от ответственности.

Как и годом ранее, речь шла в основном о нанесении антивоенных или проукраинских надписей в публичных местах или порче плакатов, посвященных военной операции. Мы включали в наш мониторинг только те случаи, когда правоохранительные органы вменяли фигурантам этих дел в вину вандализм по мотиву идеологической или политической вражды, хотя наличие или отсутствие мотива вражды в подобных делах очевидным образом зависит исключительно от усмотрения конкретных правоохранителей, а не от обстоятельств инцидента. Мы не видим необходимости для преследования за вандализм по мотиву политической и идеологической ненависти. На наш взгляд, в большинстве таких случаев речь идет об одной из форм политической критики. При этом, как мы писали выше, мы полагаем, что мотив политической или идеологической ненависти уместно относить к отягчающим обстоятельствам лишь в статьях о насильственных преступлениях.

Кроме того, мы полагаем, что, когда имуществу нанесен несущественный ущерб, дела по ст. 214 УК следует прекращать за малозначительностью или с назначением судебного штрафа. Для тех случаев, когда ущерб сравнительно невелик, можно было бы ввести в КоАП статью, аналогичную ст. 7.17 КоАП об уничтожении или повреждении чужого имущества, либо уточнить саму эту статью, включив в ее состав вандализм, не нанесший крупного ущерба.

Среди осужденных в 2023 году — Сергей Хозяйкин из Белово Кемеровской области, которого суд приговорил к шести месяцам ограничения свободы за то, что он бросил в баннер с изображением Владимира Путина яичную скорлупу от двух яиц, наполненную красной эмалью, «имитируя тем самым кровь как символ кровопролития и насилия». Суд счел, что Хозяйкин действовал «с целью создания ложных ассоциаций и побуждения неопределённого, широкого круга лиц к чувствам ненависти и вражды».

А вот Алексея Арбузенко из Тольятти, который вместе с сыном-подростком «из хулиганских побуждений» закидывал баннеры с изображением российских военнослужащих краской и наносил на них некие «циничные надписи», обвинили не только по ч. 2 ст. 214 УК, но и по ч. 2 ст. 2803 УК и ч. 4 ст. 150 УК (вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу либо в совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти). Суд приговорил его к шести годам колонии общего режима.

У нас есть сведения еще об 11 подобных делах, возбужденных по ч. 2 ст. 214 УК в 2023 году против 12 человек, которые либо не были рассмотрены судами в течение того же года, либо итог их рассмотрения нам пока неизвестен. В основном речь идет также о порче баннеров и нанесении граффити. Среди фигурантов уголовных дел, к примеру, 62-летняя жительница Балаклавы, которая рисовала краской флаги Украины на стенах домов, автобусных остановках, лавочках, фонарных столбах, оградах в парках и скверах города, и известный московский граффитист Филипп Козлов (Philippenzo). Поводом для преследования Козлова стала его работа «Изроссилование» — граффити с такой надписью и российским гербом под Электрозаводским мостом на набережной Яузы. Художник уехал из России и был объявлен в розыск.

Отметим также, что в 2023 году суд приговорил пенсионерку из Петербурга Ирину Цыбаневу, о деле которой мы писали в докладе за 2022 год, к двум годам лишения свободы условно с двухлетним испытательным сроком, признав ее виновной в надругательстве над местами захоронения по мотиву политической ненависти (п. «б» ч. 2 ст. 244 УК). Цыбанева оставила на могиле родителей Владимира Путина на Серафимовском кладбище записку, в которой пожелала смерти их сыну, «от которого столько боли и бед», и тем самым, на наш взгляд, никакого вреда могиле не причинила.

За хулиганство по мотиву ненависти

Мы относим к неправомерным дела по п. «б» ч. 1 ст. 213 УК (хулиганство по мотиву политической, идеологической ненависти или социальной ненависти), возбужденные против участников публичных акций, которые, на наш взгляд, не следует расценивать как грубое нарушение общественного порядка и неуважение к обществу. Напротив, целью таких акций, очевидно, является привлечение внимание общества к важным общественно-политическим вопросам. Кроме того, в этих случаях, как и в делах о вандализме (см. выше), мы считаем излишним учет мотива идеологической или политической ненависти, поскольку речь идет не о насильственных преступлениях, а об одной из форм общественно-политического высказывания.

В 2023 году было возбуждено как минимум два уголовных дела такого рода[18] (в 2022 году было вынесено три таких приговора против четырех человек, еще одно дело, вероятно, было закрыто).

В мае в Москве был арестован электромонтажник из Москвы Константин Кочанов: в ночь на 9 мая он нанес минимум три красных креста на асфальтированную дорогу недалеко от домов на Большом Козловском переулке и Нижней Красносельской улице. Фотографии граффити попали в украинские Telegram-каналы, там написали, что это специальные пометки для атаки на столицу с помощью беспилотников. Правоохранители сочли, что своими действиями Кочанов выразил «несогласие с проводимой специальной военной операцией России на Украине» и «произвел публичные действия, создающие реальную угрозу подрыва безопасности государства и создающие угрозу причинения вреда жизни и здоровью граждан». МВД сначала не хотело возбуждать дело, близкий к силовым органам Telegram-канал «Война с фейками» писал, что речь шла об обозначении геодезических пунктов. Очевидно, никакого практического смысла пометки, которые делал Кочанов, не имели и ни к какому нарушению порядка не привели. Позднее ему предъявили обвинение и по ч. 1 ст. 214 УК, хотя кресты он рисовал на асфальте, а не на зданиях или сооружениях. Несмотря на тяжелое заболевание, Кочанов провел в СИЗО около полугода, прежде чем ему изменили меру пресечения.

Артема Лазаренко привлекли к ответственности в сентябре после того, как он, находясь ночью напротив здания ФСБ, «снял с себя всю одежду» и «стал демонстрировать обнаженное тело». Следствие решило, что он, действуя по мотивам ненависти в отношении сотрудников правоохранительных органов, грубо нарушил общественный порядок, хотя действовал Лазаренко ночью, и потому условия труда и отдыха граждан, работы учреждений и т. п. нарушены не были. С нашей точки зрения, в данном случае было бы вполне достаточно привлечения к ответственности по ст. 20.1 КоАП (мелкое хулиганство)[19].

Преследование за причастность к запрещенным оппозиционным организациям

Алексей Навальный и его сторонники

На протяжении 2023 года власти продолжали преследование Алексея Навального и его сторонников. Напомним, связанные с Навальным структуры — Фонд борьбы с коррупцией (ФБК), Фонд защиты прав граждан (ФЗПГ) и штабы Навального — летом 2021 года были признаны экстремистскими организациями.

С сентября 2021 года деятельность, которую структуры и сторонники Навального вели еще до этого запрета, в Следственном комитете стали рассматривать как деятельность экстремистского сообщества: тогда главное следственное управление СК возбудило дело по ст. 2821 УК в отношении самого Навального и ряда его сторонников, заявив, что экстремистское сообщество было создано не позднее 2014 года. Затем это дело было объединено с другими: об отмывании денежных средств (п. «б» ч. 4 ст. 174 УК)[20], создании некоммерческой организации, деятельность которой сопряжена с побуждением граждан к совершению противоправных действий и участии в ней (чч. 2 и 3 ст. 239 УК), финансировании экстремизма (ч. 1 ст. 2823 УК) и вовлечении несовершеннолетних в опасную деятельность (пп. «а», «в» ч. 2 ст. 1512 УК). Впоследствии фигурантами дел по ст. 2821 — а, в ряде случаев, и по ст. 239 УК — стали региональные активисты, ранее участвовавшие в структурах Навального, и даже его адвокаты.

На наш взгляд, аргументы, которыми Следственный комитет обосновывал предъявленные Навальному и его сторонникам обвинения, выглядят неубедительно. По версии СК, оппозиционеры создали «экстремистское сообщество» в целях «дискредитации органов государственной власти и проводимой ими политики, дестабилизации обстановки в регионах, создания протестного настроения у населения». Однако, согласно примечанию к ст. 2821 УК, «экстремистское сообщество» — это сообщество, созданное для подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности, то есть совершенных «по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы». Таким образом, цели, которые следствие приписало Навальному и его сторонникам, не соответствуют этому определению. То же касается и неясной формулировки «формирование общественного мнения о необходимости насильственной смены власти» — преступлением экстремистской направленности является только прямой публичный призыв к насильственной смене власти. Что касается такой цели, как «организация и проведение протестных акций, перерастающих в массовые беспорядки», то и здесь неясно, о чем идет речь, поскольку ни организация массовых беспорядков, ни призывы к ним сторонникам Навального не инкриминируются. Таким образом, преследование Навального и его сторонников по ст. 2821 мы расценили как неправомерное.

Между тем в 2023 году было вынесено четыре приговора шести фигурантам этих дел.

В августе Московский городской суд огласил приговор в отношении самого Навального и бывшего технического директора YouTube-канала «Навальный LIVE» Даниэля Холодного. Навальному, с учетом предыдущего приговора, который он на тот момент отбывал, назначили 19 лет колонии особого режима, штраф в 500 тысяч рублей, три года ограничения свободы и запрет на публикации в интернете на десять лет. Его признали виновным по ч. 1 ст. 2821, ч. 1 ст. 2823 УК, ч. 2 ст. 1512 УК, ч. 2 ст. 239 УК, ч. 3 ст. 3541 УК (публичное осквернение символов воинской славы России) и чч. 1 и 2 ст. 280 УК. При этом по ч. 2 ст. 239 УК, ч. 3 ст. 3541 УК, ч. 2 ст. 1512 УК и ч. 1 ст. 280 УК оппозиционера освободили от ответственности из-за истечения сроков давности[21]. В феврале 2024 года Алексей Навальный погиб в колонии при невыясненных обстоятельствах.

Даниэля Холодного суд признал виновным по ч. 1 ст. 2823 и ч. 2 ст. 2821 УК (участие в деятельности экстремистского сообщества) и приговорил к восьми годам колонии общего режима с четырехлетним запретом на размещение материалов в интернете.

В июне в Уфе бывшую главу местного штаба Навального Лилию Чанышеву приговорили по ч. 1 ст. 2821 УК, ч. 3 ст. 239 УК и ч. 1 ст. 280 УК к семи с половиной годам колонии общего режима и штрафу в 400 тысяч рублей[22]. Проходившему с ней по одному делу активисту Рустему Мулюкову назначили по ч. 2 ст. 2821 УК два с половиной года колонии общего режима, несмотря на тяжелое заболевание. В марте 2024 года приговор был отменен в кассации и возвращен в суд апелляционной инстанции.

В июле экс-глава штаба Навального в Барнауле Вадим Останин был приговорен по ч. 1 ст. 2821 УК и ч. 3 ст. 239 УК к девяти годам колонии общего режима. Он был признан виновным в сотрудничестве с командой Навального в Бийске в 2017–2018 и в Барнауле в 2019–2021 годах.

В декабре в Томске экс-координатора местного штаба Навального, депутата городской думы Ксению Фадееву приговорили к девяти годам колонии общего режима со штрафом в 500 тысяч рублей по ч. 3 ст. 2821 УК (создание экстремистского сообщества с использованием служебного положения) и ч. 3 ст. 239 УК; от наказания по второму обвинению ее освободили в связи с истечением срока давности.

К концу 2022 года число фигурантов таких дел составило 23 человека, в 2023-м к ним добавилось еще девять.

Артемию Перевозчикову из Ижевска, Алине Олехнович и Ивану Трофимову из Москвы, а также Сергею Стрекневу из Рыбинска и Алексею Маляревскому из Московской области сначала были предъявлены обвинения по ч. 2 ст. 2822 (участие в деятельности организации, признанной экстремистской), но затем эти обвинения были переквалифицированы на ч. 2 ст. 2821; вероятно, так же произошло бы и с обвинением, выдвинутым по ч. 2 ст. 2822 против экс-координатора липецкого штаба Ильи Данилова, однако он уехал из России еще до возбуждения дела, и нам неизвестно, ведутся ли следственные действия.

В октябре были арестованы как обвиняемые по ч. 2 ст. 2821 УК адвокаты Алексея Навального Игорь Сергунин, Алексей Липцер и Вадим Кобзев. По версии следствия, «адвокаты, используя свой статус для доступа в исправительное учреждение, обеспечивали регулярную передачу информации между руководителями, участниками экстремистского сообщества и Навальным А. А., который тем самым продолжил осуществлять функций лидера и руководителя экстремистского сообщества».

Двое сторонников Навального были в 2023 году признаны виновными в финансировании экстремистской деятельности по ч. 1 ст. 2823: был оштрафован на 500 тысяч рублей Алексей Коновалов из Магадана и на 200 тысяч рублей хакер Андрей Коваленко из Темрюка (одновременно за свою хакерскую деятельность он получил пять лет лишения свободы), но приговор последнему был отменен и отправился на пересмотр. Еще девять человек, включая упомянутого выше Маляревского, стали фигурантами новых уголовных дел по этой статье.

Сторонников Навального привлекали в 2023 году и к административной ответственности. Так, нам известно не менее 16 наказанных по 20.3 КоАП за деяния, которые правоохранительные органы и вслед за ними суды сочли демонстрированием символики запрещенных структур Навального. Речь могла идти о демонстрировании плакатов и футболок в поддержку политика (серия таких акций прошла в июле в день его рождения), распространении листовок и публикации видео с символикой ФБК или штабов Навального. 10 человек были оштрафованы, пятеро арестованы, в одном случае был назначен запрет на посещение официальных спортивных мероприятий. Среди наказанных оказался екатеринбургский политик Евгений Ройзман, которому суд назначил 14 суток ареста из-за того, что в некоей группе «Евгений Ройзман» во «ВКонтакте» обнаружилось видео ФБК с символикой фонда под названием «За что Путин сажает Навального?». Ройзман утверждал, что не имеет никакого отношения к этой группе и вообще не пользуется соцсетью «ВКонтакте», но суд это не убедило[23].

Кроме того, в 2023 году правоохранительные органы продолжали привлекать пользователей соцсетей к ответственности по ст. 20.29 КоАП за распространение запрещенного ролика сторонников Навального «Припомним Жуликам и Ворам их Манифест-2002»: нам стало известно о 20 таких случаях (в 2022 году мы их насчитали 65, но нужно отметить, что ст. 20.29 в последние годы вообще применяется все реже). Виновных штрафовали на суммы от одной до трех тысяч рублей. Содержание ролика, который был признан экстремистским в 2013 году, сводится к перечислению ряда нереализованных предвыборных обещаний «Единой России» из проекта манифеста партии 2002 года и призыву голосовать за любую партию, кроме партии власти. Запрет этого видео и преследование за его распространение мы считаем безосновательными. Правоохранительные органы мониторят распространение этого ролика, поскольку его поиск по соцсетям позволяет без особого труда осуществлять «профилактику» в виде наложения административных санкций на оппозиционно настроенных пользователей интернета.

Участники движения «Весна»

В июне 2023 года было возбуждено уголовное дело против участников молодежного демократического движения «Весна», которое было признано экстремистским в декабре 2022 года. В разных городах были арестованы шесть человек — Ян Ксенжепольский, Евгений Затеев, Валентин Хорошенин, Анна Архипова, Павел Синельников, Василий Неустроев. В сентябре они и еще ряд активистов, уехавших из России, — всего 21 человек — были включены в список Росфинмониторинга.

В деле фигурируют шесть статей УК, при этом основной в обвинении у всех фигурантов, как и в случае с делом Навального и его сторонников, является ст. 2821 об экстремистском сообществе. Обвинения по этой статье основаны на тексте манифеста «Весны», который, на наш взгляд, не содержит никаких призывов к экстремизму и вообще к какой-либо противозаконной деятельности.

Фигурантов дела «Весны» также обвиняют, в разных сочетаниях в зависимости от той роли, которую каждому из них отвело следствие, еще по нескольким статьям УК.

  • По пп. «б» и «д» ч. 2 ст. 2073 УК обвинения предъявлены в связи с публикацией сообщений о численности погибших российских военнослужащих, а также о событиях в Буче и других населенных пунктах Киевской области.
  • По ч. 3 ст. 2804 УК (публичные призывы к осуществлению деятельности, направленной против безопасности государства, совершенные организованной группой, по мотиву политической ненависти к социальной группе «представители государственной власти Российской Федерации») активистов преследуют в связи с призывом «Весны» к военнослужащим отказываться от участия в боевых действиях или сдаваться в плен, который был распространен в сентябре 2022 года; движение дезавуировало этот призыв в ноябре того же года. Как мы говорили выше, мы выступаем против использования мотива ненависти в статьях о ненасильственных преступлениях.
  • По ч. 4 ст. 3541 УК (распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, совершенное группой лиц) квалифицированы посты в Telegram и во «ВКонтакте», в которых содержалась критика поощряемых государством способов празднования Дня Победы. Подобное выражение мнения, на наш взгляд, не должно ограничиваться.

Еще по двум статьям обвинение предъявлено лишь Василию Неустроеву (председателю Фрунзенского районного отделения петербургского «Яблока», который, по словам соратников по партии, не входил в «Весну» и не имел никаких дел с движением в течение уже нескольких лет). Ему вменили в вину также ч. 2 ст. 239 УК за призыв выходить на массовые акции протеста и ч. 1.1 ст. 212 УК (склонение к организации массовых беспорядков) за сообщение с предложением применять насилие к сотрудникам правоохранительных органов по примеру Евромайдана.

Следует отметить и еще одно уголовное дело против сторонницы «Весны», возбужденное в 2023 году. Жительницу Ульяновска Полину Пискееву обвинили по ч. 2 ст. 2822 УК в том, что летом и осенью 2023 года она расклеивала по городу антивоенные листовки «Весны», в которых содержалась критика проведения мобилизации и деятельности партии «Единая Россия»[24].

Запрет оппозиционных организаций

В августе Верховный суд Республики Калмыкия удовлетворил иск республиканской прокуратуры и признал экстремистской организацией Конгресс ойрат-калмыцкого народа. Конгресс координировал народные съезды национальных активистов, проходившие в Элисте с 2015 года.

В 2022 году ряд активистов столкнулся с преследованием из-за несогласия с курсом властей и с проведением «специальной военной операции», часть членов конгресса эмигрировала. Так, Алтан Очиров, активист и экс-сотрудник городской мэрии, в 2022 году был приговорен к пяти годам колонии общего режима по п. «б» и «д» ч. 2 ст. 207.3 УК за публикации о событиях в Украине в Telegram-канале «Вольный Улус», а Эренцен Доляев, фигурант того же уголовного дела, уехал из России. Главу конгресса Арсланга Санджиева и троих его заместителей оштрафовали по ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП после публикации коллективного антивоенного обращения 7 марта 2022 года.

Кроме того, в июне Элистинский городской суд признал экстремистским материалом декларацию «О государственной независимости Республики Калмыкия», принятую конгрессом в октябре, поскольку декларация содержала критику политики российских властей и недвусмысленный призыв к обретению Калмыкией независимости. Однако о методах достижения независимости в документе ничего не говорилось и призывов к насильственному сепаратизму в нем не было, поэтому, с нашей точки зрения, оснований для его запрета не было.

Вероятно, иск республиканской прокуратуры о запрете Конгресса, текст которого не обнародовали, был основан на перечисленных выше решениях судов. Поскольку, с нашей точки зрения, все эти решения были неправомерны, мы полагаем, что необоснован и запрет организации.

Государство на страже нравов

Преследование за «реабилитацию нацизма»

В 2023 году правоохранительные органы продолжали преследовать граждан по ст. 3541 УК о «реабилитации нацизма», карающей за широкий спектр деяний — отрицание или одобрение нацистских преступлений, распространение ложных сведений о деятельности СССР в годы войны, осквернение символов воинской славы, оскорбление ветеранов и т. п.

Мы расценили как не имеющие никакого отношения к собственно оправданию нацизма и необоснованные 23 известных нам приговора, вынесенных по этой статье в 2023 году в отношении 25 человек (за 2022 год таковых мы насчитали 18 против 21 человека), среди них двое несовершеннолетних. Еще два дела суды прекратили в связи со смертью обвиняемых.

10 человек получили различные сроки лишения свободы, не превышавшие трех лет при отсутствии иных обвинений, четыре человека были отправлены на принудительные работы, трое — на обязательные, двое — на исправительные, трое были оштрафованы (один на сумму в 1,4 миллиона, двое — на два миллиона рублей), один был приговорен к ограничению свободы, один — к условному сроку, в одном случае у нас нет сведений о назначенном наказании.

В большинстве случаев поводом для привлечения к ответственности послужили действия, которые правоохранительные органы трактовали как «осквернение символов воинской славы России».

Здесь следует отметить, что статус символа воинской славы закреплен официально только за Георгиевской лентой (как раз с начала 2023 года), но в большинстве уголовных дел фигурировала не она, а различные мемориалы в память о погибших во время Великой отечественной войны и особенно такая их часть, как вечный огонь, который нередко вызывает повышенный интерес у взрослых граждан и детей. Эти несознательные взрослые и невзрослые граждане, в свою очередь, вызывают повышенный интерес у главы Следственного комитета Александра Бастрыкина, который берет их уголовные дела на личный контроль.

Надо сказать, что в большинстве случаев заметного ущерба мемориалы от подобных выходок не получают. Для властей важна именно идеологическая составляющая подобных действий: они расцениваются как покушение на историческую память и память о ветеранах. На фоне вооруженных действий в Украине сакральность такой памяти оказывается важной частью государственной идеологии.

Между тем лишь небольшая часть осужденных действовала из идеологических соображений, как например, житель Всеволожска Ленинградской области Александр Кудряшов, который был приговорен к штрафу в размере одного миллиона четырехсот тысяч рублей по ч. 3 ст. 3541 УК (публичное распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернение символов воинской славы России, оскорбление памяти защитников Отечества). Он нанес краской на километровый столб и постамент зенитного орудия, являющиеся частью мемориала «Разорванное кольцо», который возведен на берегу Ладожского озера в память о «Дороге жизни», надписи с буквой «Z», знаком равенства и свастикой. Краска с памятных сооружений смылась сама, и таким образом вред не был причинен. Суд счел, что преступление было совершено 27 января 2022 года, т. е. в годовщину освобождения Ленинграда от блокады, и таким образом Кудряшов не только осквернил символы, но и выразил неуважение к памятной воинской дате. При этом следствие ранее сообщало, что инцидент произошел в октябре 2022 года, и это куда вероятнее, поскольку широкомасштабные военные действия в Украине в январе 2022 года еще не начались и символ «Z» не использовался.

Зачастую осужденные просто хулиганили. Так, в Оренбурге суд приговорил Виктора Оглы к двум годам, а Ашрафа Ибаева — к году лишения свободы, заменив им это наказание на принудительные работы, после того как они на территории местного мемориального комплекса забрались на мемориал ногами, курили сигареты и ели семечки, а окурки и шелуху «выбрасывали вблизи Вечного огня», при этом нецензурно выражаясь.

Еще часть осужденных явно вовсе не задумывалась о том, что наносит урон памятникам. Среди них бездомные или безработные люди, которые грелись, выпивали и ели возле вечного огня или обжигали на нем изоляцию проводов перед сдачей их в металлолом. Ранее судимый житель Йошкар-Олы Денис Давыдов был приговорен по ч. 3 ст. 3541 УК к трем годам колонии строгого режима просто за то, что «потоптался» по постаменту мемориального комплекса.

На наш взгляд, адекватной квалификацией описанных выше действий, послуживших поводом для вынесения 14 приговоров против 16 человек по чч. 3–4 ст. 3541 УК, в зависимости от того, сопровождались ли они публикациями в интернете, было бы применение ст. 20.1 КоАП о мелком хулиганстве или ст. 214 УК о вандализме в тех случаях, когда ущерб мемориалам все же был нанесен.

В шести случаях применения ч. 4 ст. 3541 УК поводом для преследования послужили действия исключительно онлайн — публикации в соцсетях с неуважительными высказываниями о символах воинской славы или Дне Победы.

Три человека были осуждены по п. «в» ч. 2 ст. 3541 УК за распространение в интернете заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны. Так, архитектор Сергей Волков из Иванова был оштрафован на два миллиона рублей за публикацию в своем Telegram-канале в 2021 году поста, в котором утверждалось, что во время Великой Отечественной войны немецкие войска не замыкали вокруг Ленинграда полное кольцо — не случайно обвинения, связанные с блокадой Ленинграда, на Нюрнбергском процессе с подсудимых были сняты, — так что у советских властей оставалась возможность отправлять туда продовольствие, однако «город бросил Сталин, как ненужный и почти захваченный». Волков также заявил, что до 1941 года «Сталин и Гитлер были крепкими союзниками», национал-социализм в тот период «довольно крепко воспевался в СССР». Наконец, в публикации говорилось, что Сталин лично виновен в развязывании войны «не меньше Гитлера», так как «подогревал эту заваруху, не ожидая, что она обернется против него». Отметим, что дело рассматривалось дважды: первый раз суд присяжных оправдал Волкова, однако судья присяжных распустил, и со второго раза был вынесен обвинительный вердикт.

За 2023 год, по нашим данным, по ст. 3541 УК были неправомерно привлечены к ответственности как минимум 50 человек, дела которых не были рассмотрены до конца года. Многие из них, как и в 2023 году, стали фигурантами уголовных дел за хулиганские выходки у военных памятников. Но большинство преследуют по ч. 4 ст. 3541 УК за онлайн-покушения на символы и даты.

Так, широкую известность получило дело 23-летней жительницы Самары Алены Агафоновой. Она выложила в сторис в Instagram видео, на котором, стоя недалеко от памятника «Родина-мать зовет!», двигала пальцами таким образом, чтобы зрителю казалось, что она щекочет грудь скульптуре, при этом напевала популярную цирковую мелодию — марш «Выход гладиаторов» композитора Юлиуса Фучика. Агафонова уехала из России и была объявлена в розыск, по возвращении в страну в феврале 2024 года она была задержана в одном из московских аэропортов и арестована.

Одно из дел насчитывает сразу 18 фигурантов — это упоминавшиеся выше члены движения «Весна», которых обвиняют в том, что весной 2022 года они публиковали в Telegram и во «ВКонтакте» тексты, посвященные предстоящему Дню Победы, критиковали продвигавшиеся государством способы его отмечания, а также предлагали поучаствовать в акции «Бессмертный полк» с фотографиями ветеранов с надписью «Они воевали не за это».

Отметим и единственный известный нам случай применения смежной со ст. 3541 УК нормы — ч. 1 ст. 13.48 КоАП (публичное отождествление действий СССР и нацистской Германии в ходе Второй мировой войны, отрицание решающей роли советского народа в разгроме нацистской Германии и гуманитарной миссии СССР при освобождении стран Европы). С нашей точки зрения, эта статья чрезмерно и безосновательно ограничивает свободу слова в области мирной исторической дискуссии. В августе в Москве суд назначил штраф по этой статье эмигрировавшему блогеру и бодибилдеру Александру Шпаку — за публикацию в Telegram видео с кадрами парадов в нацистской Германии и празднования Дня Победы в России; сумма штрафа неизвестна. Шпак комментировал кадры, в частности, так: «Это ужас. Вы говорите “мы за мир”, при этом сами даете детям оружие, одевая в военную форму!»

Добавим также, что правоохранительные органы продолжают проявлять повышенную бдительность к случаям демонстрирования нацистской символики в сугубо нейтральном контексте.

К примеру, в Москве был арестован на пять суток по ч. 1 ст. 20.3 КоАП студент-историк и археолог Владимир Панин. Панина задержали в вагоне метро: он ехал, держа в руках книгу Петера Ноймана «Черный марш. Воспоминания офицера СС. 1938–1945», на обложке которой размещено историческое фото с немецким солдатом в каске с символикой нацистских войск СС — двумя рунами «зиг». Книга, вероятно, являющаяся не подлинным дневником офицера СС, а мистификацией, написанная в беллетристическом жанре, имеет вполне выраженный антифашистский посыл. Она вышла на русском языке в издательстве «Центрполиграф» в 2012 году в серии «За линией фронта. Мемуары», продавалась в книжных магазинах и не была запрещена к распространению. Согласно примечанию к ст. 20.3 КоАП, ее положения не распространяются на случаи использования нацистской атрибутики или символики, при которых формируется негативное отношение к идеологии нацизма и экстремизма и отсутствуют признаки пропаганды или оправдания нацистской идеологии. Именно о таком случае, на наш взгляд, и шла речь, но суд примечание не применил.

А в Новокузнецке оштрафовали на тысячу рублей по той же статье увлекающегося военной техникой времен Второй мировой войны моделиста — за то, что на его странице во «ВКонтакте» обнаружилась фотография модели танка с символикой нацистской Германии.

В Волгограде суд оштрафовал на полторы тысячи рублей музыкального руководителя и старшего воспитателя детского сада. Обе были наказаны за то, что на патриотический утренник, приуроченный к 80-летию Сталинградской победы, пригласили знакомых, один из которых переоделся в форму солдата Советской армии, а другой — в форму солдата вермахта. Фотоотчет о мероприятии был выложен на странице детсада во «ВКонтакте» и привлек внимание родителей, которые и обратились в правоохранительные органы. Суд признал сотрудниц сада виновными, поскольку счел, что фотографии с мужчиной в нацистской форме были опубликованы без комментариев и пояснительных надписей, при которых формировалось бы негативное отношение к идеологии нацизма.

Запрет «международного движения ЛГБТ»

30 ноября Верховный суд России признал «международное общественное движение ЛГБТ» экстремистской организацией по иску Министерства юстиции. Рассмотрение дела проходило в закрытом режиме.

Текст решения ВС стал известен лишь в январе 2024 года. В нем ВС указывал, что международное общественное движение ЛГБТ, «возникшее в США в 60-х годах XX века как часть политики ограничения рождаемости, наряду с прочим предлагающей поощрение нетрадиционных семейных отношений», действует в России с 1984 года, не имеет единой структуры, «имеет децентрализованный характер», но при этом состоит из хорошо организованных ячеек, ведет активную деятельность в 60 регионах России и на территории еще 25 стран, а также располагает 80 интернет-ресурсами. ВС также сообщал, что было «установлено 281 физическое лицо, пропагандирующее ЛГБТ-идеологию и участвующее в деятельности Движения».

Большинство аргументов, приведенных Верховным судом в поддержку запрета движения, не имели никакого отношения к определению экстремизма в рамочном законе. Это были рассуждения о морали, демографии, традициях, ценностном противостоянии с Западом и его идеологической «экспансии», о защите детей и даже о словообразовании. Все это сводилось к одной не подтвержденной никакими научными сведениями или статистическими выкладками мысли, что движение это — вредное и представляющее угрозу для национальных интересов России.

С законом о противодействии экстремизму в какой-то мере были соотнесены обвинения в возбуждении вражды к тем, кто не поддерживает ЛГБТ, и ненависти к носителям традиционных ценностей, переходящей в репрессии (очевидно, речь идет о неких явлениях за пределами России), в пропаганде исключительности или неполноценности по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности, в создании «предпосылок» для возбуждения религиозной вражды. ВС писал, что деятельность ЛГБТ-активистов по критике властей и изменению законов, а также призывы к массовым протестам и неисполнению законов направлены на возбуждение ненависти к представителям власти. Однако ни одного факта ни об одном правонарушении, совершенном хоть одним конкретным ЛГБТ-активистом, приведено не было.

Центр «Сова» полагает, что ЛГБТ-движение не имеет единой структуры и потому признать его единой организацией невозможно. Нет и оснований для обвинения ЛГБТ-активистов как единого сообщества в какой-либо экстремистской деятельности. Мы считаем это решение дискриминационной мерой, препятствующей защите прав ЛГБТ-людей. Запрет может привести к преследованиям активистов, правозащитников, журналистов и просто открыто выражающих свои взгляды ЛГБТ-персон.

О дате вступления решения ВС в законную силу не сообщалось, но произошло это, вероятно, только около 13 февраля 2024 года, когда суд отказался рассматривать последнюю из поданных на это решение апелляционных жалоб. 1 марта 2024 года Минюст России включил «международное общественное движение ЛГБТ» и его структурные подразделения в перечень экстремистских организаций. А попытки привлечения к ответственности за демонстрирование предметов с радугой как символики ЛГБТ по ст. 20.3 КоАП начались еще с середины декабря 2023 года.

Преследование за оскорбление религиозных чувств верующих

Преследование по ч. 1 ст. 148 УК (оскорбление религиозных чувств верующих) в 2023 году, как и годом ранее, было связано в основном с публикациями в социальных сетях. Как и прежде, внимание правоохранительных органов часто привлекали тексты, мемы и комментарии атеистического и антицерковного содержания. А вот поток фото в обнаженном виде на фоне культовых сооружений, столь популярных в 2022 году, иссяк, и в тренде оказались разнообразные манипуляции с религиозной литературой и предметами культа.

Напомним, мы не видим необходимости в преследовании за публикацию «кощунственных» материалов, если они не содержат агрессивных призывов в отношении верующих. На наш взгляд, для общества такие публикации не представляют опасности и санкции за их распространение можно расценить как необоснованное вмешательство в свободу выражения. К тому же мы убеждены, что понятие «оскорбление религиозных чувств верующих», введенное в состав чч. 1 и 2 ст. 148 УК, вообще не имеет четкого юридического смысла и должно быть исключено из законодательства. Что касается литературы и предметов культа, для их защиты законодательством предусмотрена административная ответственность по ч. 2 ст. 5.26 КоАП (умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порча или уничтожение).

Мы расценили как неправомерные девять приговоров, вынесенных в 2023 году против девяти человек (в 2022 году мы насчитали пять приговоров против пяти человек). Один человек был освобожден от уголовной ответственности и отправлен на принудительное лечение. Пятеро из девяти осужденных были приговорены к обязательным работам, двое — к штрафу, один человек — к лишению свободы, в одном случае сведений о наказании у нас нет.

К полутора годам колонии-поселения был приговорен в Ульяновске уроженец Египта Сайд Абдельразек по ч. 1 ст. 148 УК и п. «б» ч. 1 ст. 213 УК (хулиганство по мотивам религиозной ненависти или вражды); с учетом срока, который он провел в СИЗО, окончательное наказание составило десять месяцев лишения свободы. Его также оштрафовали на 150 тысяч рублей. Абдельразек был признан виновным в том, что ночью в июле, находясь на мосту через реку Свиягу, «совершил публичные действия в целях оскорбления религиозных чувств верующих»: растоптал Коран, полил его алкоголем и затем выбросил в реку. Все это он заснял на камеру и позднее опубликовал в интернете ролик, в котором сопроводил свои действия словами о том, что Коран «грязная книга», которую нужно «кидать под ноги» и «топтать старыми сапогами». Мы полагаем, что Абдельразека следовало привлечь к административной, а не уголовной ответственности. Неясно и то, на каких основаниях его наказали по ст. 213 УК: он записывал свое видео ночью, что не могло привести к грубому нарушению общественного порядка.

А вот девятнадцатилетнему астраханцу, который среди бела дня сжег карманного размера бумажную икону Божией Матери около торгового центра, правда, сделал это незаметно, и выложил соответствующее видео в соцсетях, предъявлять обвинение в хулиганстве не стали, так что он отделался обязательными работами продолжительностью в 200 часов. Впрочем, на наш взгляд, и здесь было бы достаточно применения ч. 2 ст. 5.26 КоАП.

Надо сказать, что эта норма КоАП также не всегда применяется обоснованно. Мы полагаем, что она уместна тогда, когда речь идет о повреждении религиозных книг или предметов культа, а не о виртуальных действиях с ними вроде создания и публикации коллажей с иконами, образами, крестами и т. п. Между тем правоохранительные органы и такие действия относят к осквернению. За год мы отметили несколько подобных случаев привлечения к ответственности по ч. 2 ст. 5.26 КоАП за публикации изображений онлайн.

В 2023 году по чч. 1 и 2 с. 148 УК было безосновательно возбуждено как минимум восемь уголовных дел против девяти человек.

Большой резонанс вызвал арест в ноябре вернувшегося в Петербург из-за рубежа певца Эдуарда Шарлота, которому предъявили обвинение по трем уголовным статьям и отправили в СИЗО. Причиной преследования по ч. 1 ст. 148 УК стало видео в Instagram, на котором певец прибивает к дереву свой военный билет, фотографию патриарха Кирилла и сделанное из веток распятие. Одним из показательных жестов властей стал и заочный арест за публикации в соцсетях живущей за границей активистки Надежды Толоконниковой, которая в 2012 году была осуждена по делу панк-группы Pussy Riot.

Еще одно нашумевшее дело, возбужденное в 2023 году по ч. 2 ст. 148 УК, — дело о сожжении Корана, по которому уже в 2024 году был приговорен к трем с половиной годам колонии Никита Журавель, — на наш взгляд, было неверно квалифицировано. Напомним, в мае 2023 года Журавель сжег Коран на фоне мечети в Волгограде и снял происходящее на видео. Позднее ролик был опубликован в Telegram-канале «Утро Дагестан» с подписью «Волгоград!! Да сломает Аллах ваш хребет — страна Исламофобов!!!». На допросе Журавель сообщил, что сжег Коран по указанию спецслужб Украины за вознаграждение в десять тысяч рублей и передал запись представителю СБУ.

Мы полагаем, что за уничтожение книги молодого человека следовало привлечь к ответственности не по ч. 2 ст. 148 УК, а по ч. 2 ст. 5.26 КоАП. Обвинение по ч. 2 ст. 213 УК (хулиганство, совершенное организованной группой по предварительному сговору по мотивам религиозной ненависти или вражды) было предъявлено ему неправомерно, поскольку общественный порядок во время самого сожжения книги не был нарушен. Но поскольку публикация видео со сжиганием Корана сопровождалась направленным на возбуждение вражды комментарием, мы полагаем, что Журавеля можно было бы привлечь к ответственности по ст. 20.3.1 КоАП либо, если он действовал в составе организованной группы, по п. «в» ч. 2 ст. 282 УК. На наш взгляд, Журавелю было назначено непропорционально строгое наказание, кроме того, к нему были применены и внеправовые методы давления и наказания: дело по личному распоряжению главы СК было передано для расследования и суда из Волгограда в Грозный, где обвиняемый был избит в СИЗО сыном Рамзана Кадырова.

Преследование религиозных объединений

По обвинению в организованной экстремистской и террористической деятельности в 2023 году, по нашим сведениям, без должных оснований было вынесено как минимум 90 обвинительных приговоров в отношении 195 человек (годом ранее — 87 против 185 человек). Из них 85 приговоров против 188 человек были вынесены за причастность к религиозным организациям (годом ранее — 85 приговоров против 183 человек).

Свидетели Иеговы

В 2023 году власти продолжали преследование Свидетелей Иеговы, все зарегистрированные российские организации которых были в 2017 году запрещены как экстремистские. Поводом для обвинения верующих в продолжении деятельности запрещенных организаций становится проведение богослужений, в том числе онлайн, совместное чтение и обсуждение религиозной литературы, проповедническая деятельность, сбор денег на общинные нужды. То есть речь идет о мирной религиозной жизни, которая не представляет никакой опасности для общества и тем не менее приводит к уголовному преследованию и суровым санкциям. Мы считаем, что запрет организаций Свидетелей Иеговы не имел законных оснований, и расцениваем его как проявление религиозной дискриминации. В июне 2022 года ЕСПЧ вынес постановление по жалобе Свидетелей Иеговы, в котором признал, что запрет их материалов и организаций и преследование верующих противоречат Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и потребовал прекратить уголовные дела по ст. 2822 УК против Свидетелей Иеговы и освободить верующих, находящихся в заключении.

По подсчетам центра «Сова», в 2023 году фигурантами новых уголовных дел о продолжении деятельности запрещенных организаций Свидетелей Иеговы и их финансировании (ст. 2822 и 2823 УК) стали не менее 107 верующих. По данным самих Свидетелей Иеговы, методика подсчета которых несколько отлична от нашей, с 2017 года по конец 2023 года было возбуждено 376 таких уголовных дел против 789 верующих. Их статистика на конец февраля 2024 года выглядит так: в 2017 году такое уголовное дело было возбуждено против одного верующего, в 2018 году — против 131, в 2019 — против 187, в 2020 — против 146, в 2021 — против 162, в 2022 — против 79, в 2023 — против 83. В любом случае, можно говорить о некотором приросте числа преследуемых в 2023 году по сравнению с предыдущим. Отметим, что характерным для 2023 года явлением стали группы индивидуальных дел против верующих, проживающих на одной территории, и групповые дела, фигурантами которых оказывались сразу около десятка человек. Примерно треть привлеченных к ответственности в 2023 году — женщины, около двух десятков — пожилые люди, самому старшему из которых 85 лет.

В 2023 году было вынесено как минимум 74 обвинительных приговора в отношении 156 Свидетелей Иеговы по ст. 2822, а также по ст. 2823, которая фигурировала в обвинении у 24 верующих вместе со ст. 2822, а у одного была единственной в обвинении. Два приговора в отношении троих верующих были отменены (с перспективой ужесточения наказания), в силе остались 72 приговора против 153 верующих. В 2022 году, по нашим подсчетам, было вынесено 58 обвинительных приговоров против 116 верующих.

Из 153 осужденных 48 людям было назначено лишение свободы, причем 33 из них были отправлены в колонии на сроки в шесть–семь, а один — на восемь лет. Двоим верующим суды назначили принудительные работы сроком на три года — такое наказание Свидетелям Иеговы было избрано впервые. 80 фигурантов получили условные сроки лишения свободы, у 43 из них эти сроки составили шесть–восемь лет. У 22 человек основным наказанием был штраф, чаще всего речь шла о суммах в 300–550 тысяч рублей. О наказании, назначенном одному осужденному, мы не знаем.

В 2023 году оправдательный приговор был вынесен всего один, против двух человек, и тот был отменен в апелляции, дело отправилось на новое рассмотрение. Один человек был освобожден от ответственности на основании примечания к ст. 2822 УК, согласно которому лицо, впервые совершившее преступление и добровольно прекратившее участие в деятельности экстремистской организации, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. Существенно смягчены в апелляции были лишь четыре приговора в отношении пяти верующих.

Отметим, что самое суровое наказание 2023 года — восемь лет лишения свободы — было назначено Дмитрию Бармакину из Владивостока, который в 2021 году был полностью оправдан, но затем оправдательный приговор был отменен и дело отправилось на пересмотр.

Саентологи

В августе в Петербурге был вынесен обвинительный приговор по делу членов местной Саентологической церкви, которое было возбуждено еще в 2017 году. Руководителя церкви Ивана Мацицкого суд приговорил по ч. 1 ст. 2821 УК к шести с половиной годам лишения свободы с двухлетним запретом на деятельность в общественных объединениях и религиозных организациях, но зачел срок пребывания под стражей и под домашним арестом и освободил его. Еще четыре человека были приговорены к штрафам в размере от 600 тысяч до 1,3 млн рублей, трое из них по той же ч. 1 ст. 2821 УК, один — по ч. 1 ст. 2821; их всех также освободили от наказания.

Всех обвиняемых при этом признали виновными по п. «в» ч. 2 ст. 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды организованной группой). Им также были предъявлены обвинения в незаконном предпринимательстве, но срок давности привлечения к ответственности по этим обвинениям истек; лишь бухгалтер церкви был осужден еще и за отмывание денежных средств в особо крупном размере.

Саентологов обвинили в том, что они создали экстремистское сообщество с целью унижения достоинства некоторых последователей учения, объединенных в социальную группу «источники неприятностей» (очевидно, речь шла об используемой саентологами категории «потенциальные источники неприятностей»). В их отношении Мацицкий выпускал за своей подписью «этические приказы», один из которых запрещал провинившимся адептам участвовать в одитинге (духовная практика общения с саентологическим консультантом), а другой — изучать определенные разделы философии Рона Хаббарда. Членам церкви также вменили в вину распространение саентологической литературы, признанной экстремистской, и пропаганду исключительности собственной религии.

Центр «Сова» полагает, что утверждение собственной исключительности свойственно любой религии, и преследование саентологов и запрет их литературы на этом основании несостоятельны. Выделение части адептов, подвергающихся психологическому давлению, в социальную группу, требующую защиты от проявлений ненависти, представляется сомнительным. Согласно концепции Хаббарда, саентологам действительно не следует допускать до одитинга и обучения некоторых людей — и вообще предпочтительно их игнорировать. Но определенные ограничения на допуск к церковной жизни и обрядам накладывает большинство религий, а совет кого-либо игнорировать нельзя рассматривать как призыв, направленный на возбуждение ненависти или унижение достоинства.

Алля-Аят

В 2023 году мы отметили всего пару случаев преследования солнцепоклонников, адептов учения «Алля-Аят». Напомним, они проповедуют излечение от всех болезней при помощи произнесения определенной «формулы жизни», потребления специального чая и длительного созерцания солнца, а также многократного перечитывания и прикладывания к больным местам журнала «Звезда Селенной», который они издают.

В январе 2023 года Европейский суд по правам человека вынес постановление по жалобе на признание экстремистскими семи номеров журнала «Звезда Селенной» и запрет новосибирской религиозной группы «Алля-Аят». Эта группа была признана экстремистской областным судом, затем Верховный суд России отменил решение признание группы экстремистской, но оставил в силе сам запрет — за склонение граждан к отказу от медицинской помощи. Рассматривая вопрос об обоснованности запрета журналов, ЕСПЧ вновь подчеркнул, что российский суд полностью основывал свое решение на выводах экспертов, не проводил анализ текстов самостоятельно и не указал, какие конкретно высказывания в них побуждали к интолерантности и провозглашали превосходство последователей «Алля-Аят» над другими. Необходимость запрета и его воздействие на права заявителей российские судебные инстанции также не оценивали. Таким образом, по мнению ЕСПЧ, и в этом случае Россия нарушила ст. 10 Конвенции, истолкованной в свете ст. 9. Что касается запрета новосибирской религиозной группы, то, с точки зрения ЕСПЧ, принципиален здесь вопрос о том, отказывались приверженцы «Алля-Аят» от медицинского вмешательства под давлением или самостоятельно. Поскольку никаких доказательств того, что на них оказывалось давление, в деле не нашлось, ЕСПЧ решил, что неотложной общественной потребности в запрете религиозной группы не было и, таким образом, запрет нарушил ст. 9 Конвенции, истолкованную в свете ст. 11, которая защищает свободу собраний и объединений. Россия не исполняет решения ЕСПЧ, принятые после 15 марта 2022 года, но сам суд полагает, что исполнению подлежат все постановления, касающиеся событий, произошедших до 16 сентября 2022 года.

Новосибирская группа — лишь одна из ряда групп последователей «Алля-Аят», которые были запрещены. Так, в 2023 году апелляционной инстанцией был утвержден запрет на деятельность Алтайской группы «Алля-Аят» на тех же основаниях.

Некоторые случаи уголовного преследования связаны с запретом самарской группы «Алля-Аят», которую в 2019 году признали экстремистской организацией. На основании этого решения адептов из разных регионов России стали привлекать к ответственности по ст. 2822 УК, хотя и непонятно, какое отношение они имеют к самарской группе. В феврале 2023 года сообщалось о возбуждении уголовного дела по этой статье в Казани: по версии следствия, местные последователи учения организовали в городе два Аят-центра и таким образом продолжили деятельность самарской религиозной группы.

Преследуют за деятельность, связанную с «Алля-Аят», и не предъявляя обвинений в экстремизме. Так, жительницу Оренбурга в 2023 году попытались привлечь к ответственности по ч. 1 ст. 239 УК о создании религиозного объединения, наносящего вред здоровью граждан, но уже в начале 2024 года ее дело было возвращено судом в прокуратуру; ранее она уже отбывала срок в колонии по аналогичному обвинению.

«Хизб ут-Тахрир»

В 2023 году продолжалось преследование мусульман по уголовным статьям об организации деятельности террористической организации, а также участии в ней и вовлечении в нее других, на основании обвинений в причастности к деятельности исламской религиозной партии «Хизб ут-Тахрир». Партия эта, напомним, запрещена в России как террористическая, хотя сведений о ее причастности к насильственной деятельности нет[25].

Позиция центра «Сова» относительно подобного преследования такова: когда мы знаем, что людям, остающимся в запрещенной организации (или только обвиняемым в этом), предъявляются обвинения только по 2055 УК и не предъявлено обоснованных обвинений в каких-то иных террористических преступлениях, мы оцениваем преследование как неправомерное, в частности потому, что оно предполагает непропорционально суровое наказание.

Фигурантам уголовных дел о причастности к «Хизб ут-Тахрир» предъявляют обвинения в проведении встреч и обсуждении партийной литературы и идеологии, квалифицируя такую деятельность по ст. 2055, которая предполагает весьма суровые санкции. Их также обвиняют в приготовлении к насильственному захвату власти просто на основании того, что партия проповедует идею создания всемирного халифата: свидетельств о каких-либо реальных приготовлениях правоохранителям и судам не требуется. Большинство преследуемых в последние годы составляют крымчане: обвинения в причастности к «Хизб ут-Тахрир» являются удобным инструментом подавления оппозиционной активности среди крымскотатарского населения полуострова.

Нам известно 10 приговоров, вынесенных в 2023 году по ст. 2055: лишь один из осужденных получил четыре года лишения свободы, остальные были приговорены к срокам от 10 до 20 лет лишения свободы, с отбыванием части срока в тюрьме и различными дополнительными ограничениями. Всего был осужден 21 человек, 17 из них — крымские татары. Для сравнения, годом ранее нам было известно о 20 приговорах против 52 человек (25 из них были осуждены в Крыму в рамках одного уголовного дела), а двумя годами ранее — о восьми приговорах против 23 человек. Отметим, что у всех 17 крымчан, осужденных в 2023 году, в приговорах фигурировала также ст. 278 с применением ч. 1 ст. 30 УК (приготовление к насильственному захвату власти). Максимальный срок — 20 лет лишения свободы с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, а остальной части срока в колонии строгого режима — в 2023 году был назначен активисту объединения «Крымская солидарность» Ансару Османову из Севастополя.

Отметим также приговор правозащитнику Бахрому Хамроеву, вынесенный в мае в Москве. Суд признал Хамроева виновным по ч. 2 ст. 2055 УК и ч. 2 ст. 2052 УК и назначил ему наказание в виде 14 лет лишения свободы с отбыванием первых трех лет в тюрьме, а остатка срока — в колонии строгого режима; в апелляции наказание сократили на три месяца. Хамроев долгие годы занимался защитой прав мигрантов из Центральной Азии и российских мусульман, в том числе обвиняемых в участии в «Хизб ут-Тахрир», однако сам дистанцировался от этой организации, и убедительных доказательств его причастности к ней в суде приведено не было. Следствие пыталось представить его правозащитную деятельность как часть партийной активности, но суд не принял большинство таких доводов. Что касается нескольких постов Хамроева в Facebook на узбекском языке, которые стали основанием для обвинения по ч. 2 ст. 2052 УК как пропагандирующие «Хизб ут-Тахрир», мы не имели возможности ознакомиться с их точным текстом, однако едва ли они давали основание для наказания, связанного с лишением свободы.

В течение 2023 года нам стало известно о возбуждении двух новых уголовных дел по ст. 2055 УК в Крыму — против 12 мусульман. Кроме того, новое уголовное дело — по ч. 1.1 ст. 2051 УК о склонении к террористической деятельности — было возбуждено против Раиса Мавлютова из Татарстана, ранее приговоренного к 23 годам заключения сразу по двум частям ст. 2055 УК; можно предположить, что его обвиняют в вербовке в «Хизб ут-Тахрир» других заключенных.

В ноябре стало известно, что в Москве возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 2052 УК против редактора издания SOTA Анны Лойко; находящаяся за рубежом журналистка была заочно арестована. Поводом для преследования Лойко послужил ее материал 2021 года о преследовании сторонников «Хизб ут-Тахрир». В тексте упоминалось, что российские правозащитники полагают, что деятельность партии не следует считать террористической, и относят тех, кого осудили по террористическим статьям в связи с причастностью к «Хизб ут-Тахрир», к политзаключенным. По версии следствия, Лойко тем самым выступила в защиту осужденных по делам «Хизб ут-Тахрир» и, следовательно, допустила оправдание террористической деятельности. Однако согласно примечанию к ст. 2052 УК, под публичным оправданием терроризма понимается «публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании», а подобных заявлений в статье журналистки не было.

Последователи Саида Нурси

В 2008 году, после необоснованных запретов книг Саида Нурси, турецкого исламского богослова умеренного направления, решением Верховного суда была признана экстремистской некая организация его последователей «Нурджулар» — за пропаганду превосходства ислама над другими религиями. Российские мусульмане, изучавшие наследие Нурси, не составляли единой организации, и таким образом было запрещено не существовавшее объединение. В результате у властей появилась возможность привлекать мусульман, читающих и обсуждающих книги Нурси, к ответственности по ст. 2822 УК. В 2018 году ЕСПЧ вынес постановление о том, что, запрещая книги Нурси, российские суды нарушили ст. 10 Европейской конвенции, гарантирующую свободу выражения мнения, однако преследование мусульман, изучающих эту литературу, продолжилось.

В 2023 году на этом основании по ст. 2822 УК было вынесено два приговора: три человека были осуждены в Набережных Челнах, суд назначил двоим из них по два с половиной года колонии и одному — полтора года лишения свободы условно. Еще шесть человек были приговорены в Москве к срокам от двух с половиной до шести с половиной лет лишения свободы.

В июле в Москве в ходе рейда по проверке мигрантов в Черемушкинском районе правоохранительные органы задержали, а затем арестовали двоих мусульман, обвинив их по чч. 1 и 2 ст. 2822 УК в том, что они участвовали в собраниях мусульман, на которых изучались книги Нурси.

«Таблиги Джамаат»

В 2023 году не было вынесено ни одного приговора по ст. 2822 УК за продолжение деятельности признанного экстремистским исламского религиозного движения «Таблиги Джамаат» (годом ранее — шесть приговоров против 15 человек). Нам известно о возбуждении одного такого нового уголовного дела: девять его фигурантов были арестованы в июле в Москве.

Напомним, движение «Таблиги Джамаат» было запрещено в России в 2009 году, с нашей точки зрения, без должных оснований. Это движение занимается пропагандой ислама фундаменталистского толка, но не было замечено в каких-либо призывах к насилию, а потому преследование его сторонников мы считаем неоправданным.

Немного статистики

Обратимся сначала к общим статистическим данным, собранным центром «Сова» в 2023 году в области уголовного правоприменения.

Мы знаем о 17 обвинительных приговорах[26] за насильственные преступления по мотиву ненависти против 53 человек, 19 приговорах в отношении 49 человек за покушения на материальные объекты по тому же мотиву (в обоих случаях — только если мотив был учтен в приговоре), 369 приговорах против 406 человек за публичные высказывания, 182 приговорах в отношении 344 человек за причастность к запрещенным организациям и экстремистским или террористическим сообществам[27]. Целый ряд приговоров попал при этом более чем в одну категорию.

Приводя эти цифры, как обычно, поясним, что наши данные значительно расходятся со статистикой, которую дважды в год публикует Судебный департамент при Верховном суде РФ[28]. Дело в том, что мы узнаем лишь о тех приговорах, о которых сообщают пресса, правоохранительные органы, суды, сами осужденные и их защитники и т. д., а такие сведения появляются далеко не всегда. С другой стороны, департамент включает в статистику не все вынесенные на протяжении года приговоры, а лишь те, которые успели вступить в силу.

Из известных нам обвинительных приговоров, вынесенных за публичные высказывания, 23 приговора против 36 человек мы расцениваем как правомерные, призванные пресечь ксенофобные проявления, еще 55 приговоров против 59 человек, на наш взгляд, вынесены скорее правомерно — в связи с пропагандой насилия иного толка, обычно — в отношении сотрудников государственных органов; 159 приговоров против 172 человека мы расцениваем как неправомерные, не уверены относительно обоснованности трех приговоров против трех человек и не знаем — или не имеем достаточно полной информации — о том, что послужило поводом для обвинения, которое легло в основу 167 приговоров против 179 человек.

Из приговоров, вынесенных по обвинениям в причастности к запрещенным организациям и экстремистским или террористическим сообществам, 13 приговоров в отношении 24 человек были, на наш взгляд, обоснованными, еще 33 приговора в отношении 46 человек мы не можем оценить из-за недостатка или неоднозначности информации, 90 приговоров против 195 человек мы относим к неправомерным, а еще 46 приговоров против 79 человек, строго говоря, нельзя отнести к противодействию экстремизму: они были вынесены по обвинениям в причастности к явно террористическим организациям (в частности, ИГИЛ) или к субкультурному феномену АУЕ, который на неясных основаниях отнесен к экстремистским организациям.

Следует иметь в виду, что у одного и того же человека в приговоре могли быть эпизоды разной степени правомерности.

В нашу статистику неправомерного правоприменения включен ряд дел о покушении на материальные объекты, которые правоохранительные органы квалифицируют по-разному. С одной стороны, это дела по ч. 2 ст. 214 УК с учетом мотива ненависти о протестных граффити и иных действиях, не нанесших большого ущерба. С другой стороны, это дела по ч. 3–4 ст. 3541 УК об осквернении военных памятников, в которых речь идет о причинении небольшого ущерба из хулиганских или политических побуждений, но не с целью пропаганды нацизма (в судебных решениях по этой статье мотив ненависти не учитывается)[29]. Фигурантов дел и того, и другого рода, на наш взгляд, объединяет отношение к ним государства, которое видит идеологическую составляющую как в поступках активистов, так и в поступках хулиганов, и соответствующим образом их квалифицирует. Таким образом, соответствующие судебные решения вполне могут расцениваться и как вынесенные за публичные высказывания. Так что в приведенной в этой главе статистике эти 27 приговоров против 33 человек включены в число приговоров за публичные высказывания. Туда же — на тех же основаниях — мы относим и известные нам неправомерные приговоры за хулиганство по мотиву ненависти.

Теперь перейдем к данным о тех из вышеперечисленных известных нам уголовных приговоров, которые мы расцениваем как неправомерные.

Итак, если учитывать необоснованные обвинительные решения, вынесенные как по антитеррористическим, так и по антиэкстремистским и близким к ним статьям, общая сумма таких приговоров за 2023 год составит 247 приговоров против 360 человек (в 2022-м — 137 против 240). При этом, повторим, 159 приговоров в отношении 172 человек (в 2022-м — 50 против 55 человек) были связаны с публичными высказываниями, 90 приговоров в отношении 195 человек (в 2022-м — 87 приговоров против 185 человек) — с причастностью к деятельности запрещенных организаций, в подавляющем большинстве случаев — религиозных.

Больше всего неправомерных приговоров было вынесено в Москве, Крыму, Татарстане, Кемеровской области, Санкт-Петербурге, Хабаровском крае.

Если исключить приговоры, в которых фигурировали обвинения в преступлениях террористической направленности, окажется, что по обвинениям в преступлениях экстремистской направленности и близким к ним в 2023 году было вынесено 233 неправомерных приговора в отношении 337 человек (годом ранее — 114 приговоров против 186 человек). При этом 155 приговоров против 168 человек были вынесены за «экстремистские» высказывания (включая, напомним, покушения на материальные объекты и хулиганство по мотиву ненависти; в 2022 году мы насчитали 48 таких приговоров против 53 человек), 80 приговоров против 174 человек — по обвинению в причастности к деятельности экстремистских организаций и сообществ (в 2022-м таковых было 66 против 133).

Кроме того, мы насчитали 350 неправомерно привлеченных к ответственности в 2023 году суммарно по статьям о терроризме и по статьям об экстремизме или близким к ним, чьи дела суды не успели рассмотреть в течение года (в 2022 году таковых мы насчитали 265). Из них 330 человек были обвинены только по статьям об экстремизме или близким к ним (в 2022 году мы таковых насчитали 255).

Ниже в этой главе мы приводим результаты подсчета судебных решений и вновь возбужденных уголовных дел, которые представляются нам вовсе неправомерными или вызывают у нас существенные нарекания. Данные мы группируем по статьям УК (сами кейсы рассмотрены в соответствующих главах доклада). Приговоры, в которых было несколько статей УК, учитываются по всем этим статьям.

Начнем с антиэкстремистских и близких к ним по содержанию статей о публичных высказываниях. Расположив приговоры по статьям в порядке убывания числа неправомерно осужденных, получим следующую картину.

Наиболее часто неправомерные приговоры в 2023 году выносили по статьям о повторной дискредитации и «фейках об армии» по мотиву ненависти, они вытеснили с первых мест статью о реабилитации нацизма и обвинение в вандализме по мотиву ненависти, которые были самыми «популярными» в 2022 году.

Лидировала ст. 2803 УК о повторной дискредитации армии: по ней было вынесено 62 неправомерных приговора против такого же числа людей (в 2022 году суды успели вынести по этой, новой тогда, статье всего три приговора против трех человек). Из осужденных в 2023 году 11 человек были приговорены к лишению свободы, двое — к принудительным работам, семеро — к условным срокам лишения свободы, 38 человек — к штрафам; в четырех случаях размер наказания нам неизвестен. Мы знаем еще о 56 неправомерно привлеченных к ответственности по этой статье в 2023 году.

На втором месте по численности оказались приговоры по п. «д» ч. 2 ст. 2073 УК о распространении «фейков» о действиях российских вооруженных сил по мотиву ненависти. Мы считаем неправомерными 47 приговоров, вынесенных по этому обвинению против 49 человек (годом ранее — семь приговоров против семи человек). 44 осужденных были приговорены к лишению свободы (17 таких приговоров против 18 человек были вынесены заочно против людей, уехавших из России), двое получили условные сроки, один был оштрафован; о наказании, назначенном еще двоим, мы не знаем. Еще четверых неправомерно обвиненных суд освободил от ответственности и отправил на принудительное лечение. Нам также известно как минимум 66 обвиненных в 2023 году по п. «д» ч. 2 ст. 2073 УК, дела против которых в том же году завершены не были.

По ст. 3541 УК о реабилитации нацизма (т.е. отрицании или одобрении нацистских преступлений, распространении ложных сведений о деятельности СССР в годы войны, осквернении символов воинской славы, оскорблении ветеранов и т. п.) в 2023 году без должных оснований было вынесено как минимум 23 приговора против 25 человек (в 2022 году — 18 против 21). 10 человек получили различные сроки лишения свободы, четыре человека были отправлены на принудительные работы, трое — на обязательные, двое — на исправительные, трое были оштрафованы, один был приговорен к ограничению свободы, один — к условному сроку, в одном случае у нас нет сведений о назначенном наказании. За 2023 год, по нашим данным, по ст. 3541 УК были неправомерно привлечены к ответственности как минимум 50 человек, дела которых не были рассмотрены до конца года.

По ст. 214 УК о вандализме с учетом мотива идеологической и/или политической вражды: в 2023 году было вынесено 11 неправомерных приговоров в отношении 15 активистов (в 2022 году — 10 против 11). Семеро были приговорены к ограничению свободы, четверо — к лишению свободы, в одном случае у нас нет сведений о назначенном наказании. Еще два дела были прекращены судом в связи с истечением срока давности, один человек был отправлен на принудительное лечение и освобожден от ответственности. Нам также известен один приговор, вынесенный безосновательно по п. «б» ч. 2 ст. 244 УК (надругательство над могилой по мотиву ненависти). Мы знаем об 11 новых делах по ч. 2 ст. 214 УК, возбужденных без должных оснований в отношении 12 человек.

По ч. 1 ст. 148 УК, карающей за «оскорбление чувств верующих», мы насчитали девять приговоров вынесенных в 2023 году против девяти человек (в 2022 году — пять против пяти). Пятеро из девяти осужденных были приговорены к обязательным работам, двое — к штрафу, один человек — к лишению свободы, в одном случае сведений о наказании у нас нет. Один человек был освобожден от уголовной ответственности и отправлен на принудительное лечение. Мы расценили как неправомерные восемь новых дел против девяти человек.

По ст. 282 УК, карающей за возбуждение ненависти, повторное или с отягчающими обстоятельствами, в 2023 году мы отметили три неправомерных приговора против восьми человек (в 2022 году — лишь один), четверо были приговорены к лишению свободы (по совокупности обвинений), троим был назначен штраф. У нас есть сведения о семи новых делах, безосновательно возбужденных в этот период против семи человек.

По ст. 280 УК о призывах к экстремизму в 2023 году мы отметили три неправомерных приговора (в 2022 году — два против двоих), все трое осужденных были приговорены к лишению свободы. Еще четыре новых дела против такого же числа обвиняемых суды рассмотреть в 2023 году не успели.

По ст. 2804 УК о призывах к антигосударственной деятельности было, на наш взгляд, явно безосновательно вынесено как минимум два приговора против трех человек, всем им суд назначил лишение свободы. Еще одно подобное дело в течение года до суда не дошло.

По ст. 2824 УК о повторном демонстрировании запрещенной символики в 2023 году был вынесен один обвинительный приговор, который мы сочли неправомерным (осужденный был отправлен в колонию по сумме обвинений), и было без должных оснований возбуждено еще три дела, которые не были рассмотрены до конца года.

По ст. 213 УК о хулиганстве с учетом мотива социальной и политической ненависти мы отнесли к неправомерным один приговор (годом ранее — три против четверых), осужденный отправился в колонию-поселение. Еще три подобных дела против трех человек не были рассмотрены до конца года.

По ст. 2801 УК о повторных призывах к сепаратизму в 2023 году, как и годом ранее, по нашим сведениям, не было вынесено ни одного приговора.

Теперь обратимся к уголовным статьям о причастности к экстремистским организациям и сообществам.

По ст. 2822 УК о продолжении деятельности организации, запрещенной за экстремизм, в 2023 году было вынесено как минимум 74 неправомерных приговора против 161 человека (годом ранее неправомерно по этой статье, по нашим данным, было вынесено 63 приговора против 129 человек). Из них 72 приговора против 152 человек были вынесены за продолжение деятельности общин Свидетелей Иеговы (в 2022-м — 57 против 114); 48 человек были приговорены к лишению свободы (максимальный срок составил семь лет колонии общего режима), 80 человек получили условные сроки, 22 человека были оштрафованы, двое были приговорены к принудительным работам; нередко налагались и дополнительные ограничения. Еще два приговора было вынесено девяти последователям турецкого исламского богослова Саида Нурси, которых обвиняют в причастности к запрещенной религиозной организации «Нурджулар». Число неправомерно привлеченных к уголовной ответственности по ст. 2822 в рамках дел, возбужденных в 2023 году, составило не менее 120, из них большинство — 107 человек — Свидетели Иеговы. Для сравнения, в докладе за 2022 год мы насчитали около 88 фигурантов новых дел по ст. 2822 УК, 77 из них составляли Свидетели Иеговы.

Мы считаем неправомерными восемь приговоров по ст. 282УК о финансировании экстремистской деятельности, вынесенные против 27 человек. На протяжении года обвинения по этой статье наряду с другими выдвигали против по крайней мере 16 человек.

По ст. 2821 УК об организации экстремистского сообщества и участии в нем мы отметили четыре неправомерных приговора против девяти человек. Один из приговоров был вынесен против группы из пяти саентологов из Петербурга, еще три — против Алексея Навального и троих его соратников. Мы насчитали еще как минимум 30 человек, без должных оснований привлеченных к ответственности по этой статье на протяжении 2023 года, из них 21 человек — фигуранты дела движения «Весна», остальные — сторонники Навального.

По ст. 2842 УК о повторных призывах к санкциям, по нашим сведениям, ни одного уголовного дела в 2023, как и в 2022 году, возбуждено не было.

Что касается антитеррористических статей УК, то, как мы указывали выше, мы считаем неправомерными приговоры, которые выносят по некоторым из них за продолжение деятельности запрещенной исламской партии «Хизб ут-Тахрир». Сторонникам партии предъявляют обвинения по ст. 2055 УК (организация деятельности террористической организации или участие в таковой), иногда — в сочетании со ст. 278 через ст. 30 (подготовка государственного переворота), реже — со ст. 2051 (содействие террористической деятельности). Таких приговоров в 2022 году было вынесено 10 против 21 человека (в 2022-м — 20 против 52), 17 из которых — крымские татары. Осужденные получили от 10 до 20 лет лишения свободы в колонии строгого режима (лишь один был приговорен к четырем годам заключения), чаще всего с отбыванием части срока в тюрьме, в ряде случаев — с различными дополнительными ограничениями. По нашим сведениям, фигурантами подобных дел в 2023 году стали еще не менее 13 мусульман, 12 из них — крымчане.

По ст. 2052 УК о пропаганде или оправдании терроризма мы расценили как явно неправомерные четыре приговора против четырех человек. В 2023 году было возбуждено еще семь подобных дел против восьми человек, которые суды до конца года не рассмотрели.

Прежде чем перейти к нашим данным в сфере применения статей КоАП, направленных на борьбу с экстремизмом, напомним, что количество случаев преследования по этим статьям измеряется сотнями и даже тысячами. Так, согласно статистике Судебного департамента Верховного суда[30], в первой половине 2023 года санкции по ст. 20.3 и 20.3.1 КоАП налагались суммарно 2617 раз (за весь 2022 год — 5720), по ст. 20.3.3 КоАП — 1308 раз (за весь 2022 год — 4440), по ст. 20.29 КоАП — 222 раза (за весь 2022 год — 869 раз), однако далеко не во всех случаях мы располагаем информацией о том, что послужило поводом для преследования, и имеем возможность оценить степень правомерности такового.

Преследование по ст. 20.3.3 КоАП мы считаем неправомерным в целом, поскольку, с нашей точки зрения, высказывания, которые подпадают под ее действие, не должны ограничиваться.

За публичную демонстрацию нацистской, экстремистской или иной запрещенной символики, то есть по ст. 20.3 КоАП, без должных оснований привлекли к ответственности, по нашим сведениям, как минимум 147 человек (в 2022 году мы таких насчитали 120). В 99 случаях суды назначили штраф, в 41 — административный арест, еще в одном — запрет на посещение мест проведения официальных спортивных соревнований в дни их проведения, в одном случае наказание неизвестно. Два дела были прекращены, один человек был освобожден от ответственности по возрасту.

В 2023 году мы насчитали лишь 38 неправомерно наказанных по ст. 20.29 КоАП о массовом распространении экстремистских материалов или их хранении в целях такого распространения, что гораздо меньше, чем в 2022 году (94 наказанных), во всех случаях это были физические лица. 20 случаев преследования касались распространения в соцсетях ролика сторонников Навального об обещаниях «Единой России», еще в трех случаях внимание правоохранителей привлекла публикация фильма «Покушение на Россию», в котором излагается версия о причастности ФСБ к организации взрывов жилых домов в России в 1999 году, в шести случаях речь шла о распространении мирных религиозных материалов, несколько дел были связаны с размещением в соцсетях запрещенных песен рэпера Oxxymiron и шуточной песни «Убивай космонавтов» в исполнении группы «Ансамбль Христа Спасителя и Мать Сыра Земля». Мы знаем, что в 35 из 38 случаев суды назначили в качестве наказания штраф, в одном — арест, еще для двух случаев сведениями о наказании мы не располагаем.

Мы расцениваем как неправомерные 58 случаев административного преследования по ст. 20.3.1 КоАП о возбуждении ненависти, вражды и унижении человеческого достоинства по групповым признакам (годом ранее таких случаев мы насчитали 65). Были наказаны 56 физических лиц. В 47 случаях был назначен штраф (обычно 10 тысяч рублей), в девяти — арест, два дела были закрыты. В подавляющем большинстве случаев поводом для привлечения к ответственности послужили критические высказывания пользователей сети в адрес властей, причем чаще всего лично президента, и правоохранительных органов.

По чч. 3–5 ст. 20.1 КоАП о распространении информации, выражающей в неприличной форме неуважение к государству и обществу в интернете, по нашим сведениям, в 2022 году привлекали к ответственности не менее 28 раз (годом ране – не менее 22). 27 наказанным был назначен штраф (30–80 тысяч рублей по ч. 1 ст. 20.1 КоАП и 100–250 тысяч по чч. 4–5), одно дело было прекращено.

Мы знаем о трех случаях наложения санкций по ст. 20.3.2 КоАП о призывах к нарушению территориальной целостности России, не сопровождавшихся призывами к каким-либо насильственным сепаратистским действиям (в 2022 году мы также насчитали три таких случая). Все трое привлеченных к ответственности были оштрафованы.

Нам стало известно лишь об одном случае применения ст. 13.48 КоАП об отождествлении действий СССР и нацистской Германии в годы Второй мировой войны, годом ранее мы насчитали пятерых наказанных по этой статье.

За 2023 год у нас нет информации ни об одном привлеченном к ответственности по ст. 20.3.4 КоАП о призывах к санкциям в отношении России, ее организаций и граждан (годом ранее мы отметили пять случаев ее применения).

В 2023 году мы сочли неправомерными решения о признании экстремистскими двух организаций — «международного движения ЛГБТ» и Конгресса ойрат-калмыцкого народа.

Федеральный список экстремистских материалов пополнился за 2023 год на 82 пункта (в него вошли пп. 5335–5416), в то время как в 2022 году — на 81 пункт. 13 пунктов были включены в список, на наш взгляд, без должных оснований (в 2022 году — восемь), среди них декларация «О государственной независимости Республики Калмыкия» Конгресса ойрат-калмыцкого народа, листовки «граждан СССР», статья из газеты «Арсеньевские вести», несколько сатирических песен исполнителей-рэперов и другие. Как обычно, следует добавить, что мы знакомы не со всеми материалами из Федерального списка и не исключаем, что запреты тех из них, содержание которых нам неизвестно, также могут оказаться неоправданными.




[1] Сведения, приведенные в докладе, основаны на материалах раздела «Неправомерный антиэкстремизм» на сайте центра «Сова». См.: Неправомерный антиэкстремизм // Центр «Сова» (https://www.sova-center.ru/misuse/). С принципами работы раздела можно ознакомиться здесь: О разделе «Неправомерный антиэкстремизм» // Центр «Сова». 2022 (https://www.sova-center.ru/static-pages/anti-about/).

[2] См.: Что является «преступлением экстремистской направленности» // Центр «Сова» (https://www.sova-center.ru/directory/2010/06/d19018/).

[3] Были ужесточены наказания по некоторым частям ст. 205 УК (теракт), ст. 2051 УК (содействие террористической деятельности), ст. 2054 УК (участие в террористическом сообществе), ст. 275 УК (государственная измена — вплоть до пожизненного заключения), ст. 281 УК (диверсия), ст. 360 УК (нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой), ст. 361 УК (акт международного терроризма); кроме того, были расширены диспозиции ст. 281 и 360 УК.

[4] В том числе ч. 2 ст. 2052 УК (пропаганда или оправдание терроризма), ст. 208 УК (организация незаконного вооруженного формирования), ч. 1 ст. 212 УК (организация массовых беспорядков), ст. 2821 УК (организация экстремистского сообщества или участие в нем), ст. 2822 УК (организация деятельности экстремистской организации или участие в таковой), ст. 2823 УК (финансирование экстремистской деятельности), ст. 2054 УК (организация террористического сообщества и участие в нем), ст. 2055 УК (организация деятельности террористической организации), ст. 278 УК (насильственный захват власти), ст. 207УК («фейки» об армии), ст. 2121 УК (неоднократное нарушение «митингового законодательства»), чч. 1 и 2 ст. 239 УК (создание некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан), ст. 2434 УК (уничтожение либо повреждение воинских захоронений), 280 (публичные призывы к экстремистской деятельности), ст. 2801 УК (публичные призывы к действиям, нарушающим территориальную целостность России), ст. 2802 УК (нарушение территориальной целостности России), ст. 2803 УК (дискредитация использования российских вооруженных сил и деятельности госорганов за рубежом), ст. 282 УК (возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства), ст. 284.1 УК (осуществление деятельности организации, признанной нежелательной), ст. 2842 УК (призывы к санкциям в отношении России, ее граждан и организаций), ст. 3301 УК (уклонение от исполнения обязанностей, предусмотренных законодательством об иноагентах), ст. 3541 УК (реабилитация нацизма) и др.

[5] Данные судебной статистики // Судебный департамент при Верховном суде РФ. 2024. Март (http://www.cdep.ru/?id=79).

[6] Сводные статистические сведения о состоянии судимости в России за 1 полугодие 2023 года // Судебный департамент при Верховном суде РФ. 2023. 17 октября (http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=7900)

[7] Краткая характеристика состояния преступности в Российской Федерации за январь–декабрь 2023 года // МВД РФ. 2024. 20 января (https://xn--b1aew.xn--p1ai/reports/item/47055751/).

[8] Подробнее см.: Комментарий «Совы» к растущему числу приговоров по статьям о призывах к терроризму и экстремизму // Центр «Сова». 2022. 26 августа (https://www.sova-center.ru/misuse/publications/2022/08/d46861/).

[9] Юдина Н. По накатанной колее. Антиэкстремистское правоприменение в России в 2023 году в части противодействия публичным высказываниям и организованной деятельности, включая противодействие радикальному национализму // Центр «Сова». 2024. 14 марта (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/publications/2024/03/d49456/; далее – Юдина Н. По накатанной колее…).

[10] 25 января 2024 года Московский городской суд приговорил Игоря Стрелкова к четырем годам колонии общего режима по ч. 2 ст. 280 УК.

[11] Европейский суд по правам человека неоднократно отмечал, что правоохранительным органам следует проявлять исключительную терпимость к критике, если речь не идет о реальной угрозе применения насилия. Относительно чиновников Верховный суд РФ еще в Постановлении «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» от 28 июня 2011 года подчеркивал, что допустимые пределы их критики шире допустимых пределов критики частных лиц.

[12] В 2023 году мы отметили и одно аналогичное новое дело по ст. 2804: Ильфат Гареев из Набережных Челнов оставил в соцсети комментарий, в котором призвал мусульман не брать повестки, потому что «воевать за Россию – это словно воевать за шайтана».

[13] Репрессии в России в 2023 году. Обзор ОВД-Инфо // ОВД-Инфо. 2023. 18 декабря (https://data.ovd.info/repressii-v-rossii-v-2023-godu-obzor-ovd-info#1).

[14] 64 человека были осуждены по ч. 1 ст. 280.3 УК и только трое – по ч. 2, т. е. с учетом причинения вреда имуществу.

[15] В Замечании общего порядка № 34 к ст. 19 (свобода мнений и их выражения) Международного пакта о гражданских и политических правах Комитет ООН по правам человека указывает, что «законом не должны устанавливаться более жесткие меры наказания исключительно в связи с положением личности индивида, чья репутация была якобы подвергнута сомнению».

[16] К тому же, проявление политической или идеологической ненависти само по себе не криминализовано, и мы полагаем, что этот мотив уместно относить к отягчающим обстоятельствам лишь в статьях о преступлениях, представляющих серьезную общественную опасность, а именно — в статьях о применении насилия.

[17] Приговоры за «фейки об армии» по мотиву ненависти, вынесенные в 2023 году // Центр «Сова». 2024. Март (https://www.sova-center.ru/misuse/news/persecution/2023/02/d47622/).

[18] П. «б» ч. 1 ст. 213 УК фигурировал и в одном явно неправомерном приговоре 2023 года, но вместе со ст. 148 УК — об этом см. ниже.

[19] 29 января 2024 года Центральный районный суд Омска приговорил Артема Лазаренко по п. «б» ч. 1 ст. 213 УК к 240 часам обязательных работ.

[20] Позднее это обвинение, по-видимому, из объединенного дела исключили.

[21] Обвинение по ч. 1 ст. 280 УК Навальному предъявили в связи с высказываниями уфимского активиста Рустема Мулюкова, по ч. 2 той же статьи — из-за твитов оператора ФБК Павла Зеленского с резкой критикой власти, а по ст. 354.1 УК — в связи с коллажем с покрытым зеленкой монументом «Родина-мать зовет!», который опубликовал волгоградский активист Алексей Волков. Все они на момент возбуждения дела уже были наказаны за эти деяния. На каких основаниях Навальный был признан виновным в перечисленных действиях своих сторонников, неясно.

[22] В призывах к экстремистской деятельности Чанышеву обвинили в связи с тем же выступлением Мулюкова в 2017 году, которое фигурировало и в деле Навального.

[23] Евгений Ройзман также попал в числе осужденных в 2023 году по ч. 1 ст. 2803: в мае суд оштрафовал его на 260 тысяч рублей.

[24] В январе 2024 года Полина Пискеева была приговорена к трем годам лишения свободы условно с восемью месяцами ограничения свободы.

[25] Наша позиция в отношении деятельности «Хизб ут-Тахрир» основана, в частности, на постановлении ЕСПЧ, вынесенном в качестве дополнения к решению по жалобе двух осужденных членов организации на действия российских властей. ЕСПЧ заявил, что хотя ни учение, ни практика «Хизб ут-Тахрир» не позволяют считать партию террористической и она прямо не призывает к насилию, запрет ее на иных основаниях, тем не менее, мог бы быть оправдан, поскольку она предполагает в будущем свержение некоторых существующих политических систем с целью установления диктатуры, основанной на шариате, для нее характерны антисемитизм и радикальная антиизраильская пропаганда (за что «Хизб ут-Тахрир», в частности, была запрещена в Германии в 2003 году и в начале 2024 года в Соединенном Королевстве после того, как поддержала атаку на Израиль 7 октября), а также категорическое отвержение демократии и прав человека и признание правомерным применения насилия против стран, которые партия рассматривает как агрессоров против «земель Ислама». Цели «Хизб ут-Тахрир» явно противоречат ценностям Европейской конвенции о правах человека, в частности приверженности мирному урегулированию международных конфликтов и неприкосновенности человеческой жизни, признанию гражданских и политических прав, демократии. Деятельность в таких целях не защищается Европейской конвенцией о правах человека.

[26] Здесь и далее учитываются лишь приговоры, остающиеся в силе на момент написания доклада.

[27] Юдина Н. По накатанной колее…

[28] Данные судебной статистики // Судебный департамент при Верховном суде РФ. 2024. Март (http://www.cdep.ru/?id=79).

[29] Сюда же мы отнесем подобное дело по п. «б» ч. 2 ст. 244 УК (надругательство над местами захоронения по мотиву политической ненависти), приговор по которому был вынесен в 2023 году.

[30] Официальная статистика Судебного департамента Верховного суда в сфере борьбы с экстремизмом за первую половину 2023 года // Центр «Сова». 2023. 18 октября (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/counteraction/2023/10/d48791/).