Кратко о неправомерном антиэкстремизме с января по август 2022 года

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».

Нормотворчество : Правоприменение : Блокировка информационных потоков : Приговоры по уголовным делам : Призывы к экстремистской и террористической деятельности : Преследование за высказывания об Украине и "специальной военной операции" : Преследование за "реабилитацию нацизма" : Преследование за оскорбление религиозных чувств верующих : Преследование за причастность к запрещенным организациям : Иные преследования : Запрет организаций


Данный краткий обзор посвящен важнейшим законодательным новациям и статистике правоприменения в области противодействия экстремизму в период с января по конец августа 2022 года. Мы коснемся здесь только той части законодательства и правоприменительной практики, которая приводит, с нашей точки зрения, к чрезмерному ограничению гражданских свобод.


Начало военных действий в Украине в конце февраля 2022 года вызвало заметное недовольство в широких слоях российского общества, которое выразилось и в публичных акциях на улицах страны, и в виде потока открытых писем, и в личных публичных заявлениях, и в распространении информации, и в различных визуальных акциях протеста. В этой ситуации власти предпринимали различные шаги как реактивного, так и упреждающего характера: в противодействие протесту были вовлечены все три ветви – и законодательная, и исполнительная, и судебная. Тем не менее, протестная активность продолжается до сих пор – ежедневно. При этом фигурантами уголовных и административных дел, связанных с применением как прежних, антиэкстремистских, так и новых ограничивающих гражданские свободы норм, за прошедшие месяцы стали тысячи людей.

Нормотворчество

4 марта Госдума России в чрезвычайном порядке (не в виде отдельных законопроектов, а путем внесения поправок в совершенно другие, уже принятые в первом чтении) приняла сразу во втором и третьем чтениях законы о внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) и Уголовный кодекс (УК). Эти законы касались призывов к санкциям, распространения фейков о российских вооруженных силах, их дискредитации, а также призывов к "воспрепятствованию их использования". В тот же день законы одобрил Совет Федерации, а уже вечером их подписал президент. Дополнительные поправки от 25 марта обеспечили защиту от фейков и дискредитации также зарубежной деятельности российских госорганов: она была вписана в принятые 4 марта нормы.

Согласно закону от 4 марта, в КоАП была введена новая статья 20.3.3, которая предусматривает ответственность за "публичные действия, направленные на дискредитацию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности, в том числе публичные призывы к воспрепятствованию использования Вооруженных Сил Российской Федерации в указанных целях". За повторное нарушение в течение года, согласно принятым поправкам в УК, для граждан следует ответственность по новой ст. 280.3 УК, максимальная санкция по которой составляет лишение свободы на срок до пяти лет.

Те же поправки начала марта ввели в КоАП ст. 20.3.4, которая предусматривает наказание за призывы к введению или продлению политических или экономических санкций в отношении Российской Федерации, ее граждан или российских юридических лиц. За первое такое нарушение в течение года предусмотрено наказание в виде штрафа, а за повторное нарушение будет следовать уголовная ответственность по новой ст. 284.2 УК, предусматривающей наказание вплоть до лишения свободы на срок до трех лет.

Мы считаем, что норм, подобных вышеуказанным, в законодательстве быть не должно, поскольку они чрезмерно ограничивают свободу выражения мнения, причем мнения по вопросам особой общественной важности, и расцениваем как неправомерное преследование за критические высказывания в отношении политического курса и конкретных действий властей, в том числе в отношении событий в Украине, если такие высказывания не содержат призывов к применению насилия или иным явно противоправным, в общепринятом понимании, действиям.

Излишней нормой, учитывая наличие в УК наказания за клевету, стала, на наш взгляд, и новая ст. 207.3 УК, которая установила ответственность за "публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации, содержащей данные об использовании Вооруженных Сил Российской Федерации в целях защиты интересов Российской Федерации и ее граждан, поддержания международного мира и безопасности". В статье три части, и наказание по ней в зависимости от отягчающих обстоятельств варьирует от штрафа в 700 тысяч рублей до 15 лет лишения свободы в случае, если деяние привело к тяжким последствиям. По данным ОВД-Инфо, на середину сентября было возбуждено уже не менее 100 таких дел, причем у части фигурантов в обвинении заявлен мотив ненависти как квалифицирующий признак, что переводит их дела в плоскость антиэкстремистского правоприменения (однако, поскольку центр "Сова" не обладает экспертными знаниями, необходимыми для проверки достоверности сведений о деятельности вооруженных сил России за рубежом, мы не включаем преследования по этой статье в наш мониторинг).

14 марта президент подписал закон о дистанционном электронном голосовании. Соответствующий законопроект был внесен в Госдуму еще в декабре 2021 года и принят в первом чтении в конце января, однако ко второму чтению 10 марта был представлен уже с существенными поправками. Среди прочего, закон продлил лишение пассивного избирательного права всех осужденных за преступления экстремистской направленности на пятилетний период со дня снятия или погашения судимости. Заодно на президентские выборы распространилась норма о лишении причастных к деятельности экстремистских или террористических организаций пассивного избирательного права на срок в три или пять лет после запрета организации в зависимости от их статуса в организации. На выборы президента было распространено и действие принятых в апреле 2021 года норм о кандидатах-"иноагентах", требующих от кандидатов доведения информации о таком своем статусе или статусе "аффилированного с выполняющим функции иностранного агента лица" до сведения избирателей во всевозможных формах.

16 апреля был подписан закон об установлении административной ответственности за отождествление "целей, решений и действий" руководства СССР и нацистской Германии, а также за "отрицание решающей роли советского народа" в ее разгроме. В КоАП была введена новая ст. 13.48. Первая часть этой статьи карает граждан штрафом в размере от одной до двух тысяч рублей либо арестом до 15 суток, должностных лиц – штрафом от двух до четырех тысяч рублей, юридических лиц – от 10 до 50 тысяч рублей. В случае повторного нарушения запрета ответственность следует по второй части статьи. Для граждан она предусматривает штраф от двух с половиной до пяти тысяч рублей или арест до 15 суток, для должностных лиц – от пяти до 20 тысяч или дисквалификацией на срок от полугода до года, для юрлиц – штраф от 50 до 100 тысяч рублей или приостановление деятельности на срок до 90 суток. Составлять протоколы ст. 13.48 обязали сотрудников Роскомнадзора и полиции, возбуждать дела по ней может прокуратура. Формулировка статьи не содержит пояснений относительно того, какие именно высказывания могут трактоваться как "отождествление действий" и "отрицание решающей роли". Тем самым был сделан новый шаг по ограничению мирной исторической дискуссии.

11 июня Владимир Путин подписал законы об изменении Уголовно-процессуального кодекса (УПК) и других законодательных актов, которые прекратили исполнение Россией постановлений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), принятых после 15 марта 2022 года. При этом выплату компенсаций по принятым до этой даты решениям ЕСПЧ решено было осуществлять до 2023 года. Сам ЕСПЧ ранее постановил, что Российская Федерация перестает считаться Высокой договаривающейся стороной Европейской конвенции по правам человека с 16 сентября 2022 года, как и предписывает сама Конвенция, и суд продолжил рассматривать все жалобы против России, касающиеся событий, произошедших до этой даты. Предполагалось, и что Россия обязана будет исполнять принятые в ее отношении постановления ЕСПЧ, вынесенные даже после 16 сентября.

14 июля президент подписал сразу несколько законов, принятых Госдумой в июне – начале июля.

Были подписаны поправки к законодательству в сфере государственной безопасности. Закон ввел в УК новые статьи, предусматривающие наказание для операторов связи, неоднократно нарушивших порядок установки, эксплуатации и модернизации технических средств противодействия угрозам (ТСПУ); для граждан России, которые установили и поддерживают отношения "сотрудничества на конфиденциальной основе с представителем иностранного государства, международной либо иностранной организации в целях оказания им содействия в деятельности, заведомо направленной против безопасности Российской Федерации" (если в их действиях нет состава статьи о госизмене); за публичные призывы к осуществлению деятельности, направленной против безопасности государства; за нарушение требований по защите государственной тайны, касающихся выезда и передачи информационных носителей за границу.

В закон также вошли положения об установлении уголовной ответственности за: участие граждан и проживающих в России апатридов в любых вооруженных конфликтах за рубежом, "противоречащих интересам Российской Федерации"; переход на сторону противника в ходе вооруженного конфликта; передачу, собирание, похищение или хранение в целях передачи противнику сведений, которые могут быть использованы против вооруженных сил России в условиях вооруженного конфликта; участие в деятельности нежелательной организации не только на территории России, но и на любых других территориях. Кроме того, было ужесточено наказание за наемничество.

В рамках того же закона были "частично криминализованы" пропаганда, демонстрирование и производство запрещенной символики: в УК была включена статья 282.4 (неоднократные пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, либо иных атрибутики или символики, пропаганда либо публичное демонстрирование которых запрещены федеральными законами), т. е. было криминализовано повторное нарушение ст. 20.3 КоАП лицом, подвергнутым наказанию по этой статье. Новая статья УК предполагает суровые санкции – от штрафа в 600 тысяч рублей до четырех лет лишения свободы.

Кроме того, был подписан закон о создании банка данных экстремистских материалов и судебных решений, а также отдельного реестра лиц, причастных к деятельности экстремистских или террористических организаций (у нас пока нет информации о том, были ли эти банк данных и реестр созданы).

Еще один подписанный 14 июля закон расширил механизмы внесудебных блокировок по требованиям Генпрокуратуры: такая блокировка теперь следует за дискредитацию деятельности российских вооруженных сил и госорганов за рубежом и распространение "фейков" о ней, а также за призывы к санкциям против России и ее граждан. Кроме того, ведомство получило возможность через Роскомнадзор блокировать на постоянной основе сайты (или их зеркала), которые раньше неоднократно размещали на своих страницах любые виды противоправной информации, как той, которая подлежит блокировке во внесудебном порядке, так и той, что блокируется по решениям судов (кроме информации, порочащей честь и достоинство, пиратского контента и нарушений закона о персональных данных). Снятие блокировки с ресурсов, заблокированных за неоднократные нарушения, согласно закону, вообще не допускается.

Этот же закон резко расширил полномочия Генпрокуратуры в отношении СМИ. Ведомство было наделено правом по согласованию с МИДом запрещать деятельность в России зарубежных СМИ в качестве ответной меры на закрытие российских СМИ за рубежом; такому СМИ будут аннулировать регистрацию и лишать его лицензии на вещание. После вынесения прокуратурой решения о прекращении деятельности иностранного СМИ под запрет подпадают, в частности, производство и распространение любых его информационных материалов, в том числе через другие СМИ и интернет, а также их хранение в целях распространения. Более того, Генпрокуратура получила право без суда временно или насовсем прекращать работу российских СМИ за распространение всех видов "недостоверной информации", "дискредитацию" действий Вооруженных сил и чиновников за рубежом, "неуважение к власти", призывы к санкциям, митингам, беспорядкам и "пропаганду, обоснование и (или) оправдание" экстремизма. При этом на СМИ и их сотрудников была возложена ответственность и за перепечатку материалов других СМИ, содержащих все эти виды информации. За первые два нарушения предусмотрена приостановка деятельности СМИ на сроки до трех и до шести месяцев соответственно, которая может быть отменена досрочно по решению Роскомнадзора. В случае "неоднократного" распространения противоправной информации Генпрокуратура может без суда лишать СМИ регистрации и лицензии на вещание на постоянной основе. Закон поставил деятельность СМИ в России под тотальный контроль Генпрокуратуры и создал условия для введения информационной блокады страны изнутри.

14 июля был подписан и закон об административной ответственности за нарушение законодательства о "приземлении" интернет-компаний в России и блокировках. Закон внес ряд изменений в КоАП. Была ужесточена ответственность операторов связи за повторное уклонение от блокировок и разблокировок в интернете, а также за нарушения правил установки технических средств противодействия угрозам (ТСПУ). В КоАП также была введена новая статья, которая предусматривает ответственность за нарушение требований к пропуску трафика через ТСПУ. За третье нарушение по обеим статьям предусмотрена уголовная ответственность. В КоАП были включены статьи, позволяющие наказывать за нарушение установленных правил "иностранных лиц" и россиян, осуществляющих деятельность в интернете компаний, подлежащих "приземлению" на территории России. Для иностранных лиц была введена ответственность за нарушение запрета на сбор персональных данных. Статья, карающая за нарушение закона о рекламе, была дополнена наказанием за распространение рекламы "иностранных лиц" и на сайтах "иностранных лиц" в нарушение запрета Роскомнадзора. По статье, наказывающей за непредставление отчетности в Роскомнадзор, теперь могут наказывать хостеров, не представляющих достоверные сведения о владельце подлежащего "приземлению" ресурса. Статья КоАП об ответственности поисковых систем была дополнена несколькими новыми частями, которые наказывают поисковики за неинформирование пользователей о том, что иностранная компания нарушает российское законодательство, за неисключение ссылок на такие компании и за повторные нарушения. Все вышеперечисленные положения КоАП предусматривают крупные штрафы, для юридических лиц – многомиллионные.

14 июля президент также подписал закон, объединяющий и систематизирующий ранее принятые многочисленные нормы, регулирующие деятельность "иностранных агентов". Он должен вступить в силу 1 декабря 2022 года. "Иностранным агентом" (а не лицом или объединением, "выполняющим функции иностранного агента", как в действующей версии законодательства), согласно закону, может быть признано российское или иностранное (тоже новшество) физическое или юридическое лицо (любое юрлицо, а не только НКО или СМИ, как сейчас), или даже группа лиц, получившие "поддержку" и (или) находящиеся "под иностранным влиянием в иных формах" и осуществляющие определенные виды деятельности. Под иностранным влиянием закон подразумевает получение от иностранных источников не только финансовой, имущественной, организационно-методической, научно-технической и других подобных видов помощи, но и "оказание воздействия на лицо в том числе путем принуждения, убеждения и (или) иными способами". К видам деятельности, которые дают основание для присвоения лицу статуса "иноагента", относятся политическая деятельность (в ныне действующем весьма широком определении, приведенном в законе об НКО), целенаправленный сбор сведений в области военной и военно-технической деятельности России, "распространение предназначенных для неограниченного круга лиц сообщений и материалов, и (или) участие в создании таких сообщений и материалов", а также финансирование всей подобной деятельности. К исключениям из "политической деятельности" отнесены деятельность в области науки, культуры, искусства, здравоохранения, соцобслуживания и соцзащиты, защиты человеческой жизни, материнства, отцовства и детства, семьи и традиционных семейных ценностей, соцподдержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, защиты окружающей среды, а также благотворительность. Однако "политической" любая такая деятельность не будет считаться только в том случае, если она "не противоречит национальным интересам Российской Федерации, основам публичного правопорядка Российской Федерации, иным ценностям, защищаемым Конституцией Российской Федерации".

Вопреки многократным заявлениям законотворцев, что статус "иноагента" не предполагает дискриминации, в закон был включен список, описывающий ограничения для "иноагентов", в том числе, ранее законодательством не предусмотренные. Так, согласно, новому закону, физическое лицо, включенное в реестр, не может быть назначено на должности и выполнять разнообразные функции в органах публичной власти, участвовать в избирательных кампаниях и проведении референдумов, в том числе выдвигать или поддерживать кандидатов, должностному или физическому лицу-"иноагенту" может быть отказано в допуске к гостайне, "иноагенты" не могут организовывать и спонсировать проведение публичных мероприятий, не вправе осуществлять просветительскую деятельность "в отношении несовершеннолетних и (или) педагогическую деятельность в государственных и муниципальных образовательных организациях", производить информационную продукцию для несовершеннолетних, выступать экспертами в государственной экологической экспертизе, эксплуатировать значимые объекты критической информационной инфраструктуры и обеспечивать их безопасность. Предусмотрен и целый ряд финансовых ограничений: иностранный агент не вправе получать государственную финансовую поддержку (в том числе связанную с творческой деятельностью); средства объединений-"иноагентов" не подлежат страхованию, иностранный агент не вправе применять упрощенную систему налогообложения и ведения бухгалтерского учета и отчетности; на "иноагентов" распространяются ограничения и запреты на инвестирование в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства, предусмотренные для иностранцев.

Включению в отдельный реестр подлежат сведения о физических лицах, аффилированных с "иноагентами" (в документе описано, кто должен получать такой статус, в том числе, все работники организаций-"иноагентов"), хотя на них и не распространяются требования и ограничения, предусмотренные для самих "иноагентов".

Закон также описывает обязанности "иноагентов" по маркировке материалов, связанных с их иноагентской деятельностью и релевантным взаимодействием с госорганами (маркировка физлицами материалов личного характера не требуется), ведению и предоставлению регулярной отчетности в госорганы. Порядок маркировки материалов, согласно закону, будет определен правительством. Кроме того, описан порядок проведения госорганами мероприятий по контролю над деятельностью "иноагентов" и выявлению возможных нарушений законодательства, в том числе порядок осуществления плановых и неплановых проверок. Предусмотрено, что Минюст сможет выдавать "иноагентам" обязательные для исполнения в течение месяца предписания. В документе перечислены возможные санкции за нарушения: административная и уголовная ответственность, ликвидация объединения, блокировка информационных ресурсов "иноагентов".

В начале июня в Госдуму был внесен еще один законопроект об иностранных агентах, в целом имеющий технический характер; 5 июля он был принят в первом чтении. Законопроект предусматривает поправки к ряду законов, которые должны ввести в действие перечисленные выше ограничения для "иностранных агентов". В документ были включены поправки к федеральному закону "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", которые подразумевают существенное территориальное ограничение права на проведение собраний – не для "иноагентов", а для всех граждан.

Между тем, в июне ЕСПЧ вынес постановление по делу "Экозащита и другие против России" – объединенной жалобе российских НКО (61 заявитель, в том числе центр "Сова"), объявленных выполняющими функции "иностранного агента", на присвоение им этого статуса и применение к ним различных ограничений и санкций, прописанных в законе об "иностранных агентах". Наделенные статусом "иноагента" НКО столкнулись со значительными трудностями в работе, часть из них была вынуждена прекратить существование, некоторые были ликвидированы государством. ЕСПЧ счел, что российское правительство не привело относимых к делу и достаточных оснований для создания особого статуса "иностранного агента". При этом на организации, внесенные в перечень "иноагентов", были возложены дополнительные обязанности по предоставлению отчетности, для них был ограничен доступ к финансированию, на них стали возлагать непредсказуемые и непропорционально суровые санкции за нарушение закона об "иностранных агентах". Результат таких ограничительных мер, независимо от того, отвечали ли они первоначальному замыслу законодателей или нет, – "устрашающее воздействие", затрудняющее поиск или получение иностранного финансирования любых, даже незначительных размеров, в ситуации, когда возможности получения финансирования внутри страны весьма ограничены, особенно в тех случаях, когда речь идет о чувствительных в политическом или социальном смысле проблемах или о непопулярной в стране тематике. Таким образом, ЕСПЧ пришел к выводу о том, что эти ограничительные меры нельзя считать "необходимыми в демократическом обществе" и, следовательно, Россия нарушила право заявителей на свободу собраний и объединений, гарантированное ст. 11 Европейской конвенции в свете ст. 10 о праве на свободу выражения мнения. Заявителям была присуждена компенсация, которой они в результате отказа России от исполнения решений ЕСПЧ, вынесенных после 15 марта 2022 года, пока не получат.

Правоприменение

Блокировка информационных потоков

Еще в марте усилиями властей информационное пространство в России кардинально изменилось. С конца февраля СМИ (в том числе ранее признанные "иностранными агентами") и общественно-политические ресурсы массово столкнулись с претензиями государственных органов. Роскомнадзор приступил к блокировкам по требованиям Генпрокуратуры в соответствии со ст. 15.3 федерального закона "Об информации, информационных технологиях и защите информации", которая предусматривает ограничение доступа к материалам, содержащим, в частности, "недостоверную общественно значимую информацию, распространяемую под видом достоверных сообщений", а также призывы к несогласованным акциям, призывы к экстремизму, обоснование или оправдание экстремистской деятельности. На основании решения Генпрокуратуры от 24 февраля в последующие недели были заблокированы сотни сайтов, среди которых оказались как украинские ресурсы, так и сайты новостных изданий BBC, Deutsche Welle, Bilt, русской службы Би-би-си, "Голоса Америки", все сайты холдинга "Радио Свобода", а также Meduza, Bellingcat, "Медиазона", "Новые известия", "Бумага", "Эхо Кавказа", "Кавказский узел, "Сноб", "7Х7", TJournal, The Village, Republic и многие другие. Был отключен от эфира телеканал Euronews. В последующие месяцы блокировки продолжались, в том числе с применением новых запретов на распространение недостоверной или дискредитирующей информации об использовании вооруженных сил. Был закрыт доступ в том числе к крупным иностранным изданиям и каналам, таким как The Telegraph, Die Welt, Radio France Internationale.

По требованию Роскомнадзора ряд СМИ был вынужден снимать или редактировать материалы о событиях на Украине. Под давлением властей в течение марта многие СМИ так или иначе были вынуждены прекратить работу, среди них "Новая газета", у которой позднее, в сентябре, была отозвана лицензия (сотрудники газеты создали новое заграничное издание, которое в России было немедленно заблокировано), и радиостанция "Эхо Москвы", которая была лишена эфира и затем ликвидирована по решению совета директоров, включая сайт и аккаунты в соцсетях. Приостанавливал работу телеканал "Дождь"; приостановили и так и не возобновили работу Colta и Znak.com (последний – с полным отключением сайта). Русская служба Би-би-си объявила, что ее редакция будет работать за пределами страны. О прекращении работы в России объявили американские телеканалы CBS News и ABC News, агентства CNN и Bloomberg, канадская корпорация CBC, немецкие каналы ARD и ZDF.

Были заблокированы также сайты ведущих международных правозащитных организаций – Amnesty International и Human Rights Watch. Сами представительства этих организаций были позже закрыты распоряжением Минюста вместе с 13 другими: их исключили из реестра филиалов и представительств международных организаций и иностранных некоммерческих неправительственных организаций за неуказанные нарушения.

Цензура обрушилась и на социальные сети. 4 марта по закону о "санкциях" за необоснованное ограничение распространения материалов российских СМИ были заблокированы Facebook и Twitter. Роскомнадзор объяснил, что поводом стала блокировка аккаунтов РИА Новости, "Звезды", Sputnik, RT, "Ленты.ру" и "Газеты.ру" в Facebook и распространение "недостоверной общественно значимой информации по тематике специальной военной операции на Украине" в Twitter. Роскомнадзор также потребовал от администрации TikTok объяснить удаление сюжетов РИА Новости с платформы, однако TikTok 6 марта сам ограничил работу в России из-за закона о фейках. А 14 марта в России был заблокирован Instagram – за публикацию призывов к насильственным действиям в отношении российских военных.

11 марта Генпрокуратура обратилась в Верховный суд с иском о признании экстремистской компании Meta Platforms Inc., владельца Facebook, Instagram и WhatsApp. Первоначально, по всей видимости, предполагалось признать экстремистской всю деятельность компании, но затем требования были сокращены до признания экстремистской деятельности Facebook и Instagram. В тот же день Следственный комитет возбудил против неназванных сотрудников корпорации уголовное дело по ст. 280 УК (призывы к экстремизму) и 205.1 УК (содействие терроризму). Поводом для этих действий ведомств послужило заявление, сделанное в тот день руководством Meta: корпорация объявила о решении не удалять посты с призывами к насильственным действиям в отношении российских военных, находящихся на территории Украины, указав, впрочем, что это решение не отменяет запрет на призывы к насилию в отношении других граждан России. Позднее Meta изменила позицию и заявила о недопустимости русофобии и призывов к насилию против граждан РФ, но на решение суда это не повлияло.

Суд постановил запретить деятельность Meta "по реализации продуктов – социальных сетей Facebook и Instagram на территории Российской Федерации по основаниям осуществления экстремистской деятельности". Решение в отношении Meta не имеет аналогов в истории российского судопроизводства по делам экстремистской направленности, поскольку в данном случае экстремистской была признана именно деятельность организации, а не сама организация, ее сайты или отдельные материалы. Поскольку подобный запрет в российском законодательстве не прописан, его правовые последствия неясны; признание деятельности Meta экстремистской создало ситуацию правовой неопределенности. И хотя в решении суда зафиксировано, что оговоренные в нем "меры судебной защиты не ограничивают действий по использованию программных продуктов компании Мета физических и юридических лиц, не принимающих участие в запрещенной законом деятельности", российские пользователи Facebook и Instagram оказались потенциальными правонарушителями, что создало эффект неуверенности и страха, на который, вероятно, и рассчитывали власти, усилия которых направлены на то, чтобы вынудить граждан переходить на подконтрольные правоохранительным органам российские платформы.

Блокировка медиаплатформ продолжалась и в последующие месяцы, были заблокированы, к примеру, Depositphotos, Patreon, Grammarly.

Проект "Роскомсвобода" в конце августа по результатам мониторинга Единого реестра запрещенных сайтов насчитал около семи тысяч сайтов, заблокированных в связи с информацией со спецоперацией, как по требованию Генпрокуратуры, так и на основании судебных решений. Генпрокурор Игорь Краснов в начале августа сообщил, что "после начала специальной военной операции" ведомством "было усилено противодействие распространению в интернете призывов к экстремизму и терроризму, массовым беспорядкам и фейковых новостей", "было заявлено и удовлетворено более 340 требований прокуроров о блокировании недостоверной общественно значимой информации о СВО, удалено или заблокировано порядка 138 тысяч интернет-ресурсов" Таким образом, в реестр попадают не все заблокированные ресурсы, так происходит, в частности, из-за того, что владельцы сайтов часто оперативно удаляют вызвавшую претензии информацию.

Приговоры по уголовным делам

Мы знаем всего о 18 неправомерных приговорах против 21 человека, вынесенных с начала 2022 года по антиэкстремистским или близким к ним по смыслу уголовным статьям за разного сорта публичные высказывания (в аналогичный период 2021 года таковых было 13 против 16 человек). Следует отметить, что правоохранительные органы в этот период возбуждали без должных оснований и новые уголовные дела – мы насчитали таких не менее 46; в основном это обвинения в реабилитации нацизма, вандализме по мотиву политической ненависти, повторной дискредитации деятельности вооруженных сил за рубежом.

Призывы к экстремистской и террористической деятельности

Читинский блогер Алексей Закружный (Леха Кочегар) в феврале был повторно признан виновным по ч. 2 ст. 280 УК (публичные призывы к экстремистской деятельности в интернете) и ч. 3 ст. 212 УК (призывы к массовым беспорядкам) и приговорен к двум годам и двум месяцам лишения свободы условно; в марте краевой суд сократил ему наказание на месяц. Основанием послужил стрим блогера, в котором он критиковал введенный из-за пандемии запрет на посещение кладбищ перед "родительским днем", призывал "снести кордоны" при входе на кладбищенскую территорию и таким образом устроить "революцию без крови". Мы считаем этот приговор неправомерным, поскольку, на наш взгляд, слова Закружного не следовало расценивать как общественно опасный призыв к насильственным действиям.

В Смоленске оппозиционный блогер Сергей Командиров приговорен к шести с половиной годам лишения свободы и штрафу в 30 тысяч рублей с лишением права размещать материалы в интернете в течение пяти лет по сумме статей УК в связи с публикациями, которые Командиров делал в своем паблике "Требуем ответов" в соцсети "ВКонтакте". Самыми тяжкими были обвинения по ст. 205.2 (публичное оправдание терроризма в интернете; три эпизода) за посты, в которых действительно можно было усмотреть призывы к насильственной смене власти. Однако, насколько известно, ни сам Командиров, ни его читатели не предпринимали никаких шагов по переходу к насильственным методам борьбы, поэтому общественная опасность высказываний блогера была невелика и назначение ему длительного срока лишения свободы представляется явно непропорциональной мерой. Мы также склонны считать неправомерным обвинение по п. "а" ч. 2 ст. 282 УК, предъявленное блогеру в связи с постом о задержании протестующей вместе с несовершеннолетней дочкой. Командиров дал негативную характеристику сотрудникам правоохранительных органов, а также процитировал слова другого блогера о неизбежности грядущего кровопролития. Пост Командирова не содержал явных призывов к насилию: приведенную в нем цитату скорее можно назвать пессимистичным прогнозом развития общественно-политической жизни страны. Мы также полагаем, что сотрудники правоохранительных органов не должны считаться защищаемой социальной группой, они, как неоднократно отмечал Европейский суд по правам человека, должны быть исключительно терпимы к критике, если речь не идет о реальной угрозе применения насилия. Кроме того, мы считаем неправомерным обвинение, предъявленное Командирову по с. 354.1 УК (см. ниже). В целом, мы расцениваем приговор блогеру как сомнительный.

В июле в Петербурге суд прекратил уголовное дело видеоблогера Юрия Хованского, которого обвиняли в публичном оправдании терроризма по ч. 1 ст. 205.2 УК, в связи с истечением сроков давности привлечения к ответственности. Поводом для возбуждения дела стало исполнение Хованским в онлайн-эфире песни про теракт, произошедший во время мюзикла "Норд-Ост". Мы полагаем, что веских оснований для преследования блогера не было. Выступление Хованского, в котором он грубо высмеял дискурс, сложившийся вокруг темы терроризма, имело провокационный характер и могло звучать оскорбительно для родственников погибших в теракте на Дубровке, и дискуссия на предмет этичности и приемлемости подобного "черного юмора" была бы вполне естественной реакцией со стороны общества, однако опасность подобного выступления крайне мала, а уголовная статья об оправдании терроризма не предусматривает ответственности ни за оскорбления, ни за неэтичную иронию.

Преследование за высказывания об Украине и "специальной военной операции"

По данным международной правозащитной группы "Агора", по состоянию на вторую половину августа общее число рассмотренных судами дел по ст. 20.3.3 КоАП достигло 3500. Людей преследуют за демонстрирование плакатов, надписей на одежде, высказывания, сделанные офлайн и онлайн, распространение печатной агитационной продукции, нанесении надписей на стены и т. п.

В мае в Нальчике (Кабардино-Балкария) был вынесен первый приговор по ч. 1 ст. 280.3 УК за повторное совершение публичных действий, направленных на дискредитацию вооруженных сил России (в сочетании с вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления). Признанному виновным Заурбеку Жамбекову назначили два года лишения свободы условно с отсрочкой приговора на два года и штраф в размере 30 тысяч рублей с возможностью погашения в рассрочку. Уголовное дело в отношении Жамбекова было возбуждено из-за того, что в конце марта он попросил свою дочь-подростка сорвать с автомобиля на городской парковке георгиевскую ленточку, наклеенную в форме буквы Z, при этом ранее он был оштрафован по ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП за публикации в соцсетях.

Всего с апреля по конец августа 2022 года, по нашим сведениям, было возбуждено не менее дюжины подобных уголовных дел.

Кроме того, мы знаем 16 уголовных дел (фигурантами некоторых из них стали несколько человек), которые были возбуждены в связи с протестами против "специальной военной операции" по ч. 2 ст. 214 УК (вандализм по мотиву политической или идеологической ненависти). Как правило, речь идет о нанесении антивоенных или проукраинских надписей в публичных местах или порче плакатов на тему военной операции. Мы включаем в наш мониторинг только те случаи, когда правоохранительные органы вменяют фигурантам этих дел в вину вандализм по мотиву идеологической или политической вражды, хотя наличие или отсутствие мотива вражды в подобных делах очевидным образом зависит исключительно от усмотрения конкретных правоохранителей, а не от обстоятельств инцидента. По одному из известных нам дел в августе был вынесен приговор. Суд в Петербурге назначил Никите Чиркову год ограничения свободы. 23 марта Чирков нанес на постамент памятника Чернышевскому надпись черной краской: перечеркнутую букву "Z", знак "=" и свастику.

У нас вызывает сомнения обоснованность преследования за политически мотивированный вандализм: в большинстве случаев речь об одной из форм политической агитации, хотя и сопряженной с нанесением материального ущерба. Проявление и даже возбуждение политической вражды само по себе не криминализовано, поэтому, если политический вандализм не связан с пропагандой насилия и ксенофобии, степень его общественной опасности зависит от степени нанесенного материального ущерба. С нашей точки зрения, в случаях, когда нанесен не слишком серьезный ущерб имуществу, такие дела следовало бы прекращать за малозначительностью. Для тех случаев, когда сделать это невозможно, но ущерб все равно относительно невелик, можно было бы ввести в КоАП статью, аналогичную ст. 7.17 КоАП об уничтожении или повреждении чужого имущества, либо уточнить саму эту статью, включив в ее состав вандализм, не нанесший крупного ущерба.

Мы относим к неправомерным три дела, возбужденных в рассматриваемый период по ч. 2 ст. 213 УК (хулиганство по мотиву политической или идеологической ненависти) из-за публичных антивоенных акций, которые, на наш взгляд, не следовало расценивать как грубое нарушение общественного порядка и неуважение к обществу.

Преследование за "реабилитацию нацизма"

В 2022 году правоохранительные органы продолжали преследовать граждан по ст. 3541 УК о реабилитации нацизма. Нам известно более полутора десятков человек, ставших фигурантами новых неправомерно возбужденных уголовных дел в период с января по конец августа. Мы расценили как необоснованные 13 известных нам приговоров в отношении 16 человек.

Часть дел касалась попыток загрузить накануне 9 мая на сайты движения "Бессмертный полк" или связанного с ним проекта "Банк памяти" фотографии деятелей Третьего рейха и известных коллаборационистов, иногда под другими именами. Таких приговоров было вынесено шесть: четыре человека – Андрей Шабанов из Самары, Денис Воронцов из Волгограда, Виталий Мичурин из Смоленска и Георгий Пестерев из Архангельска – были осуждены по ч. 1 ст. 354.1 УК (публичное отрицание фактов или оправдание преступлений, установленных Нюрнбергским трибуналом, распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны или о ветеранах Великой Отечественной войны), Георгий Громада из Петербурга был признан виновным по ч. 3 ст. 354.1 УК в редакции 2020 года (распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, а равно осквернении символов воинской славы России), а Эдуард Щербаков из Тюмени – по ч. 4 ст. 354.1 УК, которая карает за те же деяния, что и ч. 3 в прежней редакции, но совершенные в интернете. Щербаков получил шесть месяцев колонии-поселения, поскольку был осужден еще и по ч. 1 ст. 207.3 УК за распространение фейков об армии, Мичурин – полтора года условного срока, Громада – 300 часов обязательных работ, Воронцов, Пестерев и Шабанов были оштрафованы на 300, 250 и 60 тысяч рублей соответственно (наказание Шабанову оказалось самым мягким при том, что его признали виновным еще и по ч. 3 ст. 354.1 УК, см. ниже). Еще десять подобных дел – семь в Петербурге, два в Тверской области и одно в Ульяновске – суды прекратили за истечением срока давности. Мы полагаем, что загрузка фотографий нацистов на сайты "Бессмертного полка" квалифицируется по ст. 354.1 УК некорректно. С нашей точки зрения, если такие действия не сопровождаются пропагандой нацизма, их не следует толковать как оправдание нацизма или распространение неуважительных сведений о дате 9 мая: очевидно, сами по себе изображения такой информации не несут, и в целом речь идет о троллинге, мотивы которого могут быть разными.

Четыре приговора были связаны с постами в социальных сетях. Три из них суды вынесли за критику празднования Дня Победы, не направленную на оправдание нацизма. За подобные высказывания был осужден по ч. 3 ст. 354.1 УК упомянутый выше Андрей Шабанов из Самары, а также упомянутый выше смоленский блогер Сергей Командиров и его земляк Алексей Червяков, которого приговорили к году и десяти месяцам колонии-поселения по п. "в" ч. 2 и ч. 4 ст. 354.1 УК (распространение заведомо ложных сведений о ветеранах Великой Отечественной войны, совершенные публично с использованием интернета, а также унижение чести и достоинства ветерана Великой Отечественной войны в интернете). Четвертый приговор был вынесен тамбовскому активисту Андрею Полякову – он был оштрафован на 250 тысяч рублей по ч. 1 ст. 354.1 УК за посты о приказе о "выжженной земле" и ряде других распоряжений властей во время Великой отечественной войны: с точки зрения правоохранительных органов и суда, он приравнивал действия руководства СССР, Красной армии и советских партизан к действиям Гитлера и немецко-фашистских войск и таким образом распространял ложные сведения о деятельности СССР в годы войны. Мы полагаем, что распространение тех или иных сведений о деятельности СССР вовсе не должно ограничиваться законодательством.

Еще четыре приговора в отношении семи человек было вынесено за осквернение Вечного огня по ч. 4 ст. 354.1 УК. Ставропольский областной суд назначил подростку, помочившемуся на Вечный огонь в Невиномысске, год воспитательной колонии, а двум его приятелям, Андрею Ененко и Арсену Лекареву, составившим ему компанию, – два с половиной и два года колонии-поселения. Два года колонии-поселения за аналогичное деяние получил Кирилл Ефимов из Малоярославца Калужской области. В Марий Эл трое граждан Турции – Эрджан Каргын, Мустафа Ар и Ибрахим Айтекин – были приговорены к году колонии-поселения за то, что вытирали ноги о поверхность постамента с Вечным огнем в Йошкар-Оле.

Принимая, что "осквернение" памятников в большинстве случаев достойно общественного осуждения, мы тем не менее считаем, что уголовное преследование за подобные деяния оправданно лишь в связи с теми из них, которые представляют существенную опасность для общества, и в таких случаях оно подпадает под действие ст. 214 УК (вандализм). Статья же 354.1 УК предусматривает за осквернение символов воинской славы более строгое максимальное наказание, что кажется нам несоразмерным степени общественной опасности таких действий. К тому же, перечень символов воинской славы российским законодательством до сих пор не определен. Что касается оскорбления памяти неконкретизированных "защитников Отечества", мы полагаем, что уголовное преследование за деяния, определенные через столь абстрактные категории, не отвечает международно-правовым стандартам в области прав человека.

Преследование за оскорбление религиозных чувств верующих

Преследование по ч. 1 ст. 148 УК (оскорбление религиозных чувств верующих) в указанный период было связано в основном с публикациями в социальных сетях разнообразных видео и фото с изображением в той или иной степени обнаженных или демонстрирующих нижнее белье людей, снятых вблизи культовых сооружений, а также постов и комментариев атеистического и антицерковного содержания. Напомним, мы не видим необходимости в преследовании за публикацию "кощунственных" материалов, если они не содержат агрессивных призывов в отношении верующих. На наш взгляд, для общества такие публикации не представляют опасности и санкции за их распространение можно расценить как необоснованное вмешательство в свободу выражения мнения в отношении религии. К тому же мы убеждены, что понятие "оскорбление религиозных чувств верующих», введенное в состав чч. 1 и 2 ст. 148 УК, вообще не имеет четкого юридического смысла и должно быть исключено из законодательства.

Мы относим к неправомерным три приговора по ст. 148 УК против трех человек. Блогеру Ирине Волковой из Петербурга суд в марте назначил 180 часов обязательных работ за фотографию в Instagram: Волкова снялась, сидя на корточках спиной к камере на фоне Исаакиевского собора с задранной юбкой, из-под которой было видно нижнее белье. В мае калужанка Наталья Масленникова была оштрафована на 25 тысяч рублей из-за фотографии с приподнятой юбкой на фоне Преображенской церкви, которую она разместила в Instagram и Twitter. Петербуржского фотографа Сергея Кондратьева суд оштрафовал на 15 тысяч рублей за видео в Instagram, на котором он целовался с мужчиной на фоне петербургской Троицкой церкви; ролик сопровождало пение на манер церковного с нецензурным текстом. При этом в Москве суд прекратил дело против Марии Катановой и еще шести человек, которых обвиняли в причастности к созданию ролика, выложенного в сеть Катановой; на видео модель в балаклаве, распахнутом пальто, никабе и нижнем белье позировала оператору на фоне московской Соборной мечети. Мы относим к неправомерным четыре новых дела по ч. 1 ст. 148 УК, возбужденных в период с января по конец августа.

Преследование за причастность к запрещенным организациям

За причастность к запрещенным организациям был вынесен 51 неправомерный приговор в отношении 111 человек (для сравнения: за тот же период 2021 года – 65 против 98).

Из них 12 приговоров по ст. 205.5 УК (организация деятельности террористической организации или участие в таковой) касались участия в исламской религиозной партии "Хизб ут-Тахрир", которая запрещена в России как террористическая, хотя сведений о ее причастности к террористической деятельности нет. К длительным срокам заключения были приговорены 37 человек. Восемь приговоров в отношении 23 человек были вынесены в Крыму, остальные касались жителей Кемеровской области, Пензы, Тюмени, Татарстана и Москвы. 23 из осужденных были приговорены также по ч. 30 и ст. 278 УК за приготовление к захвату власти.

Остальные 39 известных нам неправомерных приговоров против 74 человек были вынесены за причастность к экстремистским объединениям.

Четыре приговора по ст. 282.2 УК (организация деятельности экстремистской организации или участие в таковой) касались шести последователей мирного движения исламских проповедников "Таблиги Джамаат", которое в России признано экстремистским. В январе в Омске приговор по ч. 2 ст. 282.2 УК был вынесен троим мусульманам, а в марте областной суд ужесточил его, заменив штраф одному из них на два года колонии, а еще двоим – на условный срок в полтора года. В апреле в Рубцовске заключенный колонии из Башкортостана был осужден по ч. 2 ст. 282.2 УК и ч. 1.1 ст. 282.2 УК (вовлечение в деятельность экстремистской организации) за то, что тайно распространял учение "Таблиги Джамаат" среди других заключенных; Алтайский краевой суд, пересмотрев приговор в апелляции, назначил ему с учетом предыдущего срока пять лет и 20 дней лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. В Саратове двое мусульман получили по два года лишения свободы.

Нам известно 35 приговоров, вынесенных в разных регионах России в отношении 68 Свидетелей Иеговы: 34 в отношении 67 человек – по ст. 282.2 УК (11 верующих были осуждены еще и по ст. 282.3 УК о финансировании экстремистской деятельности), один – по ст. 282.3 УК. 24 человека получили реальные сроки лишения свободы, 37 – условные сроки и только семь человек были приговорены к штрафу. Трое верующих были оправданы, приговоры еще троим находятся на стадии пересмотра, преследование двоих суды прекратили в связи со смертью.

Следует отметить, что в начале июня ЕСПЧ вынес постановление по делу "МРО Таганрога и другие против России". В рамках решения было рассмотрено сразу 20 жалоб Свидетелей Иеговы, поданных с 2010 по 2019 год; общее число заявителей составило 1444, из них 1014 физических и 430 юридических лиц: в рамках этого дела ЕСПЧ подробно рассмотрел лишь несколько жалоб заявителей, указав, что остальные в особом рассмотрении не нуждаются и будут удовлетворены по аналогии. Заявители жаловались на ликвидацию ряда их местных организаций и последующего признания Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России вместе с 395 местными общинами экстремистскими организациями, на запрет религиозной литературы и официального сайта, на уголовное и административное преследование верующих. ЕСПЧ признал, что, преследуя Свидетелей Иеговы, Россия нарушила целый ряд статей Европейской конвенции – ст. 9 о свободе совести, ст. 10 о свободе выражения мнения, ст. 11 о свободе собраний и объединений, а также ст. 5, гарантирующую право на свободу и личную неприкосновенность и ст. 1 (о защите собственности) Дополнительного протокола (Протокола № 1) к Европейской конвенции. Следует иметь в виду, что хотя Россия отказалась от исполнения решений ЕСПЧ, вынесенных после 15 марта, сама конвенция предписывает иное: согласно ч. 2 ст. 58, денонсация не освобождает сторону от выполнения обязательств в отношении любого действия, которое могло явиться нарушением таких обязательств и было совершено ею до даты вступления денонсации в силу.

Между тем, фигурантами новых уголовных дел с января по август 2022 года стали не менее 50 Свидетелей Иеговы. Опираясь на данные самих Свидетелей Иеговы на середину августа, мы можем сказать, что число их единоверцев, подвергшихся уголовному преследованию в России за продолжение деятельности и финансирование их запрещенных организаций после тотального запрета 2017 года, составило не менее 639 человек.

В Дагестане не менее шести человек стали фигурантами уголовных дел по ст. 282.2 УК о собраниях по изучению трудов турецкого богослова Саида Нурси, проведение которых был истолковано как продолжение деятельности запрещенного без должных, на наш взгляд, оснований религиозного объединения "Нурджулар".

Следует отметить также, что три уголовных дела по ст. 282.2 УК были возбуждены в Кемеровской области, Барнауле и Новосибирске по факту деятельности групп последователей "Алля-Аят"; фигурантами этих дел стали как минимум пять женщин. Последователи "Алля-Аят" практикуют специфические методы лечения от всех болезней – употребление специального чая, произнесение "формулы жизни", обращение к энергии солнца и прикладывание к больным местам журналов, которые издавали основатели учения (несколько номеров этого издания были признаны экстремистскими за пропаганду превосходства адептов учения). Мы считаем, что хотя деятельность последователей "Алля-Аят" может вызывать нарекания у правоохранительных органов, оснований для запрета их групп как экстремистских организаций и преследования их участников по ст. 282.2 УК нет.

По нашим сведениям, не менее 28 человек стали фигурантами новых уголовных дел о причастности к "Хизб ут-Тахрир" по ст. 205.5 и 205.2 УК.

Среди них задержанный 24 февраля в Москве и затем арестованный по обвинению в публичном оправдании терроризма член Правозащитного центра (ПЦ) "Мемориал" Бахром Хамроев, который 24 февраля был задержан и на следующий день арестован. По версии следственных органов, Хамроев пропагандировал деятельность "Хизб ут-Тахрир" посредством нескольких постов в Facebook. Хамроев долгие годы занимался защитой прав мигрантов из Центральной Азии и российских мусульман, в частности, обвиняемых в участии в "Хизб ут-Тахрир". Свою причастность к организации он всегда решительно отрицал. В начале месяца в рамках расследования этого дела прошли обыски в офисах Международного Мемориала и ПЦ "Мемориал", а также комитета "Гражданское содействие", глава комитета Светлана Ганнушкина была допрошена как свидетель по делу. Обыски проходили на фоне развернувшейся кампании давления на Мемориал. Напомним, в декабре 2021 года, суд решил ликвидировать Международный Мемориал и ПЦ "Мемориал" за систематическое нарушение законодательства об "иностранных агентах" при распространении материалов. В конце февраля 2022 года решение о ликвидации Международного Мемориала, а в начале апреля – и ПЦ "Мемориал", было утверждено апелляционной инстанцией. Мы считаем претензии к обеим организациям неправомерными.

Уголовные дела о причастности к запрещенным объединениям в указанный период возбуждали не только в отношении верующих, но и против политических активистов, а именно в отношении сторонников Алексея Навального. В 2022 году еще 10 человек стали фигурантами уголовного дела по ст. 282.1 об организации экстремистского сообщества и причастности к нему, которое было возбуждено еще в сентябре 2021 года; общее число фигурантов таким образом составило 19 человек, включая самого Навального. По версии следствия, Навальный с целью дискредитации органов власти и организации протестных акций, перерастающих в массовые беспорядки, создал не позднее 2014 года "экстремистское сообщество" и затем с помощью соратников расширял его, пропагандируя его деятельность в интернете. Кроме того, три человека стали обвиняемыми по ч. 1 ст. 282.3 УК за финансирование организаций Навального. Мы полагаем, что для запрета организаций Навального как экстремистских не было оснований, в потому неправомерны и попытки обвинять его и его сторонников в том, что они создавали эти организации с экстремистскими целями и финансировали экстремистскую деятельность.

Иные преследования

Напомним, что наши сведения о применении статей КоАП, направленных на борьбу с экстремизмом, неполны настолько, что собранные нами цифры расходятся с реальными на порядок. Но мы полагаем, что наши данные позволяют нам в какой-то степени судить об общих тенденциях.

Мы знаем о привлечении к ответственности без должных оснований 92 человек по ст. 20.3 КоАП о пропаганде и демонстрировании запрещенной символики. В 36 случаях суды назначали административный арест, в 39 – штраф; в восьми случаях санкции были отменены, в двух случаях исход дел нам неизвестен, в остальных мы не знаем о том, какое наказание было назначено. Напомним, мы считаем неправомерным преследование за демонстрацию символики, не направленную на пропаганду экстремистской идеологии. В основном с необоснованным преследованием сталкивались активисты. Преследование 46 из них имело место в Москве перед муниципальными выборами: речь шла о действующих депутатах и о тех, кто намеревался или мог намереваться баллотироваться, основанием для их преследования почти во всех случаях стал логотип "Умного голосования", фигурировавший в постах прошлых лет в соцсетях: он расценивается как символика запрещенных структур Алексея Навального. Поводом для привлечения к ответственности активистов в разных регионах становились и посты с символикой других организаций Навального, скажем, ФБК. В относительно небольшом числе случаев речь шла о публичном демонстрировании нацистской символики при отсутствии пропаганды нацизма, часть таких дел касалась распространения изображений, на которых символика спецоперации сопоставлялась со свастикой. В нескольких случаях привлекали к ответственности за лозунг "Слава Украине", который правоохранительные органы расценили как атрибутику запрещенных украинских националистических организаций, хотя он используется в Украине повсеместно.

Новая ст. 13.48 КоАП об отождествлении действий СССР и нацистской Германии в годы Второй мировой войны была применена в Москве: был арестован политик Леонид Гозман – за пост в соцсетях, в котором он проводил параллель между деятельностью НКВД и СС, и один раз активист Кирилл Суворов – за публикацию фотографию с транспарантом "Долой КПСС", где последние две буквы были заменены на символику нацистских отрядов СС, а также агитационную листовку Украинской повстанческой армии, признанной в России экстремистской организацией. Оба арестованных не оправдывали преступления нацизма, не призывали к насилию, ненависти или дискриминации, а потому их преследование мы считаем неправомерным.

Мы знаем о 50 случаях привлечения к ответственности по ст. 20.29 КоАП в январе-августе за массовое распространение экстремистских материалов, которые, с нашей точки зрения, были запрещены без должных оснований, или за их хранение с целью распространения. В 46 случаях был наложен штраф, три дела были прекращены, исход еще одного неизвестен. Отметим, что 39 из этих 50 случаев неправомерного преследования связаны с публикацией ролика сторонников Алексея Навального "Припомним жуликам и ворам их манифест-2002". В этом видео 2011 года перечисляются нереализованные предвыборные обещания "Единой России" из проекта манифеста партии 2002 года, содержится призыв голосовать за любую другую партию, но нет никаких признаков экстремизма. Тем не менее, оно было запрещено в 2013 году, после чего оказалось одним из материалов из Федерального списка, на предмет распространения которых правоохранительные органы особенно активно мониторят социальные сети. Еще в шести случаях речь идет о запрещенных исламских материалах умеренной направленности – сборнике молитв на каждый день "Крепость мусульманина", видео "Чудеса Корана" и книги "Будущее принадлежит исламу" Сейида Кутба.

Нам известен единственный случай преследования по ст. 20.3.2 КоАП о призывах к нарушению территориальной целостности России: за комментарии во "ВКонтакте" житель Кемерова был оштрафован на 75 тысяч рублей, сообщалось, что в одном из них он писал: "Я предлагаю отделить Москву от России и пусть она сама только себя и развивает, чтобы бедняжке не тратиться на холопов"; процитированное высказывание, очевидно, не может восприниматься всерьез и не заслуживает преследования.

С января по август мы узнали о 31 случае неправомерного преследования по ст. 20.3.1 КоАП о возбуждении ненависти: в 16 случаях был назначен штраф, в девяти – административный арест, в трех – обязательные работы; одно дело было прекращено, исход еще двух нам неизвестен. Почти все эти дела были связаны с резкими высказываниями в адрес сотрудников правоохранительных органов (16 случаев), чиновников, "Единой России", военных, все эти категории граждан, на наш взгляд, в достаточной мере защищены законом и не нуждаются в защите от проявлений ненависти, если только речь не идет о прямых призывах к насилию.

По новой статье 20.3.4 КоАП о призывах к санкциям в отношении России, ее граждан и организаций были оштрафованы одно юрлицо (средство массовой информации) и три человека.

Кроме того, как и в аналогичный период прошлого года, мы отметили около полутора десятков случаев возбуждения дел по ст. 20.1 КоАП (мелкое хулиганство) в отношении пользователей соцсетей за распространение информации, выражающей в неприличной форме неуважение к власти или обществу. Напомним, мы считаем, что чч. 3-5 ст. 20.1 КоАП направлены на подавление критики деятельности властей.

Темпы прироста Федерального списка экстремистских материалов продолжают снижаться: если за январь-август 2020 года список пополнился на 88 пунктов, а за январь-сентябрь 2021-го – на 65, то в январе-августе 2022 года в него вошел лишь 51 пункт (пп. 5254–5304). При этом если с января по конец августа 2021 года неправомерные запреты были отражены в 11 пунктах списка, то в 2022-м – всего в шести; речь идет об исламских материалах, электронном приложении с материалами Свидетелей Иеговы, одном из обращений участников движения "граждан СССР" и одном пародийном атеистическом видео.

Запрет организаций

В июне Верховный суд Татарстана постановил ликвидировать Всетатарский общественный центр (ВТОЦ) как экстремистскую организацию. Прокуратура Татарстана подала иск о ликвидации в январе 2021 года. Деятельность ВТОЦ была приостановлена Минюстом в октябре – после возбуждения прокуратурой дела об административном правонарушении по ст. 20.3.1 КоАП из-за обращения активиста Абдуллазяна Залялова к Госсовету Татарстана, с которым он выступил на традиционном митинге ВТОЦ. В обращении Залялова эксперты усмотрели "возможное наличие враждебного контекста" по отношению к русским, а также противопоставление русских и татар как "государствообразующего народа" и "колонизированного народа". Мы полагаем, что выступление не следовало толковать как возбуждающее национальную ненависть. Однако в декабре Вахитовский суд Казани оштрафовал центр на 250 тысяч рублей, согласившись с доводами прокуратуры. Активистов ВТОЦ и ранее многократно преследовали по административным и уголовным делам – в большинстве случаев, с нашей точки зрения, неправомерно. Все это вместе позволило прокуратуре утверждать, что ВТОЦ продолжает нарушать законодательство, в то время как еще в 2017 году ему было вынесено предупреждение о недопустимости экстремистской деятельности. На наш взгляд, ВТОЦ был запрещен без должных оснований.

Также в июне Самарский областной суд признал экстремистским сообщество "граждан СССР". Эта группа "граждан СССР" известна под многими названиями, в том числе "Совет Советских Социалистических Районов" и "Союз Советских Светлых Родов", а ранее получила известность как "новокуйбышевский ВЦИК". Однозначно оценить правомерность запрета этой организации мы не можем. С одной стороны, отчасти ее деятельность можно охарактеризовать как противоправную и экстремистскую, прежде всего в связи с распространением антисемитских материалов. С другой стороны, подавляющее большинство случаев преследования членов организации после получения прокурорских предупреждений ее руководителями было связано с распространением обращения ее участника, "советского депутата" Юрия Слепнева с призывом не препятствовать "выборам", которые проводили "новокуйбышевцы". Единственная претензия правоохранительных органов к этому обращению заключается в том, что оно содержит угрозу судить всех, кто будет противодействовать "выборам", как изменников Родины по ст. 64 УК РСФСР, которая предусматривала наказание вплоть до смертной казни. Саму по себе эту угрозу сложно признать серьезной, тем более что "новокуйбышевцы" не были замечены в причастности к насильственным акциям. Широкое распространение подобных угроз может увеличивать их общественную опасность, однако вопрос о том, может ли это быть достаточным основанием для запрета организации, остается открытым. Подробнее о новокуйбышевских "гражданах СССР" можно прочесть в книге Михаила Ахметьева "Граждане без СССР. Сообщества «советских граждан» в современной России".