Неправомерный антиэкстремизм в декабре 2018 года

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».
Мы публикуем обзор основных и наиболее показательных событий в сфере неправомерного применения антиэкстремистского законодательства в России в декабре 2018 года.

Нормотворчество

27 декабря 2018 года президент подписал пакет законов о частичной декриминализации ст. 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды). Он предусматривает введение механизма административной преюдиции к ч. 1 ст. 282 УК: при первом нарушении граждан, а также юридические лица, будут наказывать в административном порядке по новой ст. 20.31, соответствующей нынешнему составу ч. 1 ст. 282, уголовная ответственность будет наступать только при повторном нарушении закона в течение года после привлечения к ответственности по административной статье. Единственная поправка, которая была внесена во втором чтении, 19 декабря, касалась установления годичного срока давности привлечения к административной ответственности по ст. 20.31 (в отличие от установленного в настоящее время для административных правонарушений, требующих рассмотрения в суде, срока в три месяца). Предложения Омбудсмена и Совета по правам человека при президенте об исключении из состава ст. 282 и 20.31 признака принадлежности к социальной группе, исключении уголовного преследования за унижение достоинства и наступления уголовной ответственности лишь в случае совершения третьего, а не второго, нарушения за год, учтены не были.

В тот же день был подписан пакет законов об ужесточении условий отбывания наказания для осужденных по ряду статей УК (прежде всего, террористической направленности), а также для тех, кто оказывает деструктивное воздействие на сокамерников. Расширен перечень условий, при которых суды могут принимать решение об отбывании части срока наказания в тюрьме, а по ряду статей – назначать начало отбывания наказания в тюрьме в обязательном порядке и запретить досрочно переводить положительно характеризующихся осужденных в колонии. Кроме того, ФСИН получила возможность произвольно определять место отбывания наказания осужденных за любые преступления, если они замечены в "негативном воздействии" на сокамерников и пропаганде террористических идеологий, и произвольно переводить их в другие исправительные учреждения. Эти положения не относятся к рядовым членам экстремистских сообществ и организаций, осужденным по ч. 2 ст. 282.1 и ч. 2 ст. 282.2 УК.

В середине декабря группа депутатов Госдумы во главе с председателем Комитета по культуре Еленой Ямпольской представила в нижнюю палату пакет законопроектов о внесении изменений в ст. 20.3 КоАП (пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, либо иных атрибутики или символики, пропаганда либо публичное демонстрирование которых запрещены федеральными законами). Законопроекты призваны ограничить действие статьи так, чтобы при ее применении учитывался контекст демонстрирования символики запрещенных организаций. Напомним, на данный момент российское законодательство позволяет наказывать за любое демонстрирование такой символики. Депутаты не предлагают сделать указание на то, что демонстрирование символики запрещенных организаций подпадает под действие статьи лишь в том случае, если имеет пропагандистские цели, хотя одного этого указания было бы достаточно, чтобы избежать большинства злоупотреблений при применении этой нормы. Имеется в виду лишь сопроводить статью примечанием, согласно которому положения статьи "не распространяются на случаи использования нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, либо иных атрибутики или символики, пропаганда либо публичное демонстрирование которых запрещены федеральными законами, в произведениях науки, литературы, искусства, в продукции средств массовой информации, а также в учебных и просветительских целях образовательными организациями, реализующими образовательные программы, при условии осуждения нацизма и экстремизма, формирования негативного отношения к идеологии нацизма и экстремизма, и отсутствия признаков пропаганды и (или) оправдания любой нацистской и экстремистской идеологии". Примечание, предложенное группой Ямпольской, вызывает сомнения в том, смогут ли в результате его внесения рядовые граждане избежать необоснованного преследования. Ведь им придется каждый раз доказывать, что опубликованное ими изображение относится к "произведениям науки, литературы, искусства", поскольку в иных случаях публикация разрешается только СМИ, а также в учебных и просветительских целях – образовательным организациям. А требование, чтобы публикация непременно осуждала ту или иную идеологию, далеко не всегда уместно и выглядит странно, если речь идет о нейтральном воспроизведении изображения вне обсуждения идеологии или практики той или иной запрещенной организации.

В тот же день депутат от "Единой России" Дмитрий Вяткин и сенаторы Александр Клишас и Людмила Бокова, возглавляющие комитет Совета Федерации по конституционному праву, внесли в Госдуму сразу два пакета законопроектов, предусматривающих наказание для граждан за распространение предосудительной информации в интернете. Санкции, карающие специфически за поведение онлайн, предлагаются на рассмотрение Думы впервые.

Первый из предложенных проектов призван пресекать распространение в интернете информации, предназначенной для неограниченного круга лиц, "выражающей в неприличной форме явное неуважение" к обществу, государству, официальным государственным символам, Конституции и органам, осуществляющим государственную власть в РФ, "если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния". Разработчики законопроектов предложили дополнить ст. 20.1 КоАП (мелкое хулиганство) частью третьей, карающей за подобное правонарушение административным штрафом в размере от одной тысячи до пяти тысяч рублей или административным арестом на срок до пятнадцати суток. Кроме того, планируется ввести процедуру внесудебной блокировки подобной информации. Профильные комитеты Госдумы – Комитет по госстроительству и законодательству и Комитет по информационной политике, информационным технологиям и связи – уже одобрили оба законопроекта, входящие в пакет. С нашей точки зрения, проект содержит неясные формулировки (что имеется в виду под выражением неуважения в неприличной форме, неясно), предлагает избыточные нормы, дублирующие существующие статьи УК в отношении общественно опасных высказываний и создает опасность чрезмерного вмешательства властей в право российских граждан на свободу выражения мнения там, где речь идет о стилистических особенностях общения в интернете, которые регулируются правилами, установленными администрацией соцсетей.

Второй пакет законопроектов предусматривает введение санкций за распространение в СМИ и интернете "заведомо недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сообщений, которая создает угрозу жизни и (или) здоровью граждан, массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности, прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, наступления иных тяжких последствий". Авторы инициативы планируют дополнить ст. 13.15 КоАП (злоупотребление свободой массовой информации) частью 9, предусматривающей за подобное нарушение наказание в виде административного штрафа в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей для граждан, от 30 до 50 тысяч рублей для должностных лиц и от 400 тысяч до одного миллиона рублей с конфискацией предмета административного правонарушения для юридических лиц. С нашей точки зрения, использование в правовом поле формулировки "заведомо недостоверная" применительно к общественно значимой информации проблематично. Действительно, по делам о соответствующих правонарушениях будет практически невозможно установить наличие умысла, т.е. доказать тот факт, что нарушитель наверняка знал, что распространяемая им информация недостоверна и ее распространение приведет к перечисленным и даже неким не перечисленным "тяжким" последствиям. Если же суды не будут уделять должного внимания установлению наличия умысла, это неминуемо приведет к нарушениям права граждан на свободу получения и распространения информации, свободу выражения мнения и свободу собраний. Кроме того, согласно существующему законодательству, независимо от того, распространяло лицо ложную или правдивую информацию, в случае, если оно при этом публично призывало граждан к противоправной активности или если информация была запрещенной, его публикации подпадают под действие соответствующих статей (уголовных ст. 280 о призывах к экстремизму, ст. 205.2 о призывах к терроризму, ст. 212 о массовых беспорядках, административной ст. 20.29 о распространении экстремистских материалов и других). Таким образом, предложенная норма является избыточной. Что касается противодействия распространению фейковых новостей, оптимальным, на наш взгляд, способом здесь является оперативное предоставление гражданам максимально полной информации и экспертного мнения по общественно важным вопросам.

Преследование за возбуждение ненависти и оппозиционные высказывания

В конце месяца президиум Мосгорсуда отменил приговор по делу Евгения Корта, осужденного по ч. 1 ст. 282 УК (возбуждение национальной ненависти), и направил дело на новое рассмотрение в Зеленоградский районный суд. Кассационную жалобу адвоката Корта Сергея Бадамшина передал в Мосгорсуд заместитель председателя Верховного суда России Владимир Давыдов. Он указал, что в приговоре не приведено подтверждений тому, что Корт действовал с прямым умыслом унизить достоинство группы лиц по национальному признаку, а обвинительный приговор не может быть "основан на предположениях". Корт в ноябре 2016 года был приговорен к году колонии-поселения за републикацию в соцсети "ВКонтакте" одного изображения – расистского коллажа из аккаунта известного ультраправого Максима Марцинкевича (Тесака). На картинке Тесак прижимает Пушкина к стене, сопровождая это репликой с ксенофобным оскорблением. Из содержания аккаунта Корта в соцсети и свидетельских показаний по его делу можно было сделать вывод о том, что он симпатизировал нацистской идеологии. Однако, с нашей точки зрения, публикация одного изображения не являлась достаточным основанием для привлечения его к уголовной ответственности. В январе 2017 года Мосгорсуд заменил Корту лишение свободы штрафом. Приговор послужил основанием для подачи жалобы в Конституционный суд на применение ст. 282 УК, которая, однако, не была принята к рассмотрению. Кассационная жалоба на приговор была первоначально отклонена Верховным судом, но после принятия нового пленума ВС о рассмотрении дел экстремистской направленности адвокат Корта направил председателю суда новую жалобу, что привело к отмене приговора.

Ленинский районный суд Чебоксар в декабре оштрафовал на тысячу рублей по ст. 20.29 КоАП (массовое распространение экстремистских материалов) местного блогера Константина Ишутова, он обжаловал это решение. Претензии правоохранительных органов вызвала публикация, сделанная Ишутовым в "Живом журнале" в ноябре 2012 года. В ней было приведено начало объявления о предстоящем согласованном "Русском марше" в Чебоксарах, которое было опубликовано самим Ишутовым на одном из городских сайтов. В тексте упоминались лозунги, под которыми пройдет "Русский марш", в том числе лозунг "России Русскую власть", который в 2018 году вошел в Федеральный список экстремистских материалов. Перечень лозунгов был взят из уведомления о проведении публичного мероприятия, которое было размещено на сайте вместе с новостью, но не попало в блог Ишутова. Мы полагаем, что преследование за упоминание запрещенного лозунга в целях информирования, неправомерно. Текст Ишутова можно воспринять и как рекламу мероприятия с заведомо ксенофобной повесткой, однако и само это мероприятие, и лозунг были согласованы властями. Кроме того, по прошествии шести лет автор просто не мог не забыть о том, что когда-то упоминал этот лозунг в публикации, поэтому распространение экстремистского материала в данном случае трудно считать умышленным.  

В первой половине месяца стало известно, что Роскомнадзор вынес предупреждения радиостанции "Эхо Москвы в Пскове" за выпуск передачи "Минутка просветления" журналистки Светланы Прокопьевой и изданию "Псковская лента новостей", опубликовавшему расшифровку эфира. Программа была посвящена взрыву в приемной УФСБ в Архангельске, в результате которого были ранены трое сотрудников ведомства и погиб 17-летний студент-анархист, устроивший взрыв. За несколько минут до взрыва молодой человек опубликовал в соцсети сообщение о том, что ФСБ пытает людей и фабрикует дела. Анализируя произошедшее, Прокопьева рассуждала о том, что подобные действия молодого человека были обусловлены репрессивной политикой государства. По мнению журналистки, велик риск того, что молодежь, растущая в атмосфере жестокости государства, будет отвечать государству тем же. На наш взгляд, предупреждения обоим СМИ были вынесены неправомерно. Напомним, согласно ст. 205.2 УК, под публичным оправданием терроризма следует понимать "публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании", другого правового определения этого понятия в российском законодательстве нет. В программе Прокопьевой не говорилось ничего о том, что идеология или практика терроризма являются правильными и заслуживают подражания, соответственно, мы считаем, что признаков оправдания терроризма в ней не было.

Преследование религиозных организаций и верующих

В начале декабря Орехово-Зуевский городской суд Московской области вынес приговор по ч. 2 ст. 282.2 УК по делу четырех сторонников исламского движения "Таблиги Джамаат", которое запрещено как экстремистское. Суд счел, что они распространяли идеологию организации среди мусульман Москвы и Подмосковья. Граждане России Мухамедали Саидов, Рахматулло Кироев, Улугбек Юсупов и гражданин Азербайджана Кенан Керимов были приговорены к двум годам и двум месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима с ограничением свободы на шестимесячный срок. "Таблиги Джамаат" занимается мирной пропагандой ислама и не было замечено в каких-либо призывах к насилию, поэтому преследование его сторонников мы считаем неоправданным.

В декабре стало известно, что в середине ноября Приволжский окружной военный суд вынес приговор четырем жителям Челябинской области. Вадим Хабиров был признан виновным в организации деятельности террористической организации "Хизб ут-Тахрир" (ч. 1 ст. 205.5 УК) и приговорен к 16 годам колонии строгого режима и штрафу в размере 200 тысяч рублей. Данис Абдрахманов, Руслан Фаткуллин и Рафис Халилов получили сроки от шести до шести с половиной лет колонии со штрафом в размере 100 тысяч рублей за участие в организации по ч. 2 ст. 205.5 УК. Приговор обжалован.

В конце месяца в Ростове-на-Дону Северо-Кавказский окружной военный суд вынес приговор по делу жителей Бахчисарая Энвера Мамутова, Рустема Абильтарова, Зеври Абсеитова и Ремзи Меметова, которых обвиняли в участии в деятельности "Хизб ут-Тахрир". Мамутова признали виновным по ч. 1 ст. 205.5 УК,  а также по ст. 278 через ч. 2 ст. 35 и ч. 1 ст. 30 УК (сговор с целью подготовки к захвату власти) и приговорили к 17 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Абильтаров, Абсеитов и Меметов были приговорены по ч. 2 ст. 205 .5 УК и по ст. 278 через ч. 2 ст. 35 и ч. 1 ст. 30 УК к девяти годам колонии строгого режима. Суд согласился с версией следствия, согласно которой в декабре 2015 года Мамутов организовал в Бахчисарае ячейку "Хизб ут-Тахрир", деятельность которой была направлена на "устранение неисламских правительств и поэтапное установление исламского государства, в том числе и на территории Российской Федерации", однако "преступный умысел не был доведен до конца" в связи с задержанием членов ячейки сотрудниками правоохранительных органов. Несмотря на то, что партия "Хизб ут-Тахрир" ратует за установление всемирного халифата, она не предпринимала на территории России никаких насильственных действий для достижения этой теоретической цели и не призывала к подобным действиям. Мы считаем неправомерным запрет этой организации в России как террористической, а также преследование ее членов за участие в террористической организации и подготовку к захвату власти на основании проведения собраний единомышленников и распространения партийных материалов.

Прохладненский районный суд Кабардино-Балкарской Республики в конце месяца признал семидесятилетнего пенсионера, Свидетеля Иеговы Аркадю Акопяна виновным в возбуждении религиозной ненависти по ч. 1 ст. 282 УК и приговорил его к 120 часам обязательных работ. Акопян был признан виновным на основании показаний пяти свидетелей, не придерживающихся соответствующего вероисповедания, заявивших, что они по поручению Акопяна распространяли запрещенные брошюры Свидетелей Иеговы. Защита Акопяна утверждала, что запрещенных материалов он не распространял, а кроме того, распространение экстремистских материалов, даже если оно имело место, может быть наказуемо по ст. 282 УК лишь в том случае, если доказано, что обвиняемый преследовал цель возбудить ненависть либо вражду. Между тем, в тексте изданий, распространение которых вменялось в вину Акопяну, не было утверждений о необходимости противоправных действий против какой-либо группы лиц, а именно подобные призывы, согласно Постановлению Верховного суда "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности" 2011 года, следует считать признаком возбуждения ненависти. Отметим, что все последователи Свидетелей Иеговы, в отношении которых ранее выносили обвинительные приговоры по ст. 282 УК, были оправданы судами вышестоящих инстанций с признанием права на реабилитацию.

В декабре были возбуждены и новые дела против Свидетелей Иеговы по ст. 282.2 УК в разных регионах России.

В Петропавловске-Камчатском по ч. 1 ст. 282.2 в организации богослужений, распространении литературы Свидетелей Иеговы и обучении граждан религиозным постулатам был обвинен 34-летний местный житель.

В Орле было заочно вынесено решение об аресте как обвиняемых по ч. 2 ст. 282.2 в участии в деятельности запрещенной местной общины Свидетелей Иеговы В.Максимова и Д.Приходько, которые находятся за границей и объявлены в федеральный и международный розыск.

В Нефтекумске Ставропольского края после серии обысков, проведенных в рамках расследования по ч. 1 ст. 282.2 УК были арестованы трое верующих – Александр Акопов, Константин Самсонов и Шамиль Султанов, еще один человек объявлен в розыск. Во время рассмотрения вопроса об избрании меры пресечения в суде сотрудники ФСБ мотивировали необходимость содержания Самсонова и Султанова под стражей тем, что после вынесения Верховным судом запрета на деятельность организаций Свидетелей Иеговы в России, они "не отказались от своих религиозных взглядов".

Напомним, мы считаем неправомерным принятое в апреле 2017 года Верховным судом России решение о признании Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России и 395 их местных общин экстремистскими, ставшее основанием для массового уголовного преследования верующих.

В конце декабря Пушкинский районный суд Санкт-Петербурга рассмотрел иск городской прокуратуры о признании экстремистскими материалами книг и брошюр американского проповедника Уильяма Брэнема (1909 - 1965). В качестве заинтересованного лица к процессу привлечена благотворительная общественная организация "Вечерний Свет", распространяющая эти издания. Согласно заключению экспертов, представленному прокуратурой, автор книг использует приемы нейролингвистического программирования, ставит свое учение выше учения других церквей и создает "образ врага" в лице "католической (к которой автор относит православную) и протестантской церквей", оскорбляя чувства "соответствующих групп священнослужителей и верующих", называя оппонентов сектантами, и внушая "идеи неполноценности человека по его религиозной принадлежности". Пушкинский районный суд назначил новую экспертизу, изучил ее результаты и материалы дела и, выслушав мнение участников процесса, принял решение отказать прокуратуре в удовлетворении ее требований. Мы приветствуем решение суда: с нашей точки зрения, оснований для запрета текстов Брэнема нет, поскольку утверждения об истинности одного вероучения и ошибочности всех прочих свойственны любому религиозному учению и не должны преследоваться.