Неправомерный антиэкстремизм в декабре 2017 года

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».
Мы публикуем обзор основных и наиболее показательных событий в сфере неправомерного применения антиэкстремистского законодательства в России в декабре 2017 года.

Нормотворчество

8 декабря Госдума приняла во втором чтении законопроект об ужесточении ответственности за содействие терроризму. Ко второму чтению он был существенно трансформирован. Прежде всего, отметим, что депутаты предложили в рамках этого законопроекта дополнить формулировку ст. 205.2 УК (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма). С их точки зрения, она должна включать в себя еще и "пропаганду терроризма", а в комментариях к статье следует указать, что под пропагандой терроризма "понимается деятельность по распространению материалов и (или) информации, направленных на формирование у лица идеологии терроризма, убежденности в ее привлекательности либо представления о допустимости осуществления террористической деятельности". Следует обратить внимание на то, что понятие "идеология терроризма" не определено ни в законе о противодействии терроризму, ни в каких-либо еще официальных документах, поэтому какие именно материалы будут расценены как формирующие такую идеологию, также неясно. Кроме того, согласно новой версии законопроекта ужесточается – вплоть до пожизненного лишения свободы – наказание, предусмотренное ч.ч. 1 и 2 ст. 205.1 УК (содействие террористической деятельности) за склонение, вербовку или иное вовлечение лица в совершение преступлений террористического характера. Подробнее об этом можно прочесть здесь.

19 декабря в Госдуму был внесен новый законопроект, расширяющий законодательство в сфере отношений с "иностранными агентами". Законопроект предполагает внесение поправок в законы "О СМИ" и "Об информации, информационных технологиях и о защите информации". Авторы законопроекта предлагают, во-первых, дополнить закон "О СМИ" словами о том, что физические лица могут получить статус СМИ, выполняющих функции "иностранного агента". Фактически такой статус может быть присвоен любому человеку, получающему средства из-за рубежа и систематически распространяющему какую-либо информацию, с неясными пока последствиями. Во-вторых, предлагается обязать "СМИ-иноагенты" учреждать представляющие их российские организации, которые автоматически получат тот же статус "иноагентов". В-третьих, согласно законопроекту, материалы и сообщения СМИ-"иностранных агентов" и учрежденных ими российских "иностранных агентов" в обязательном порядке должны сопровождаться указанием на то, что эти материалы созданы "иностранным агентом". Это требование распространяется на любые информационные ресурсы. В случае получения Генпрокуратурой информации об отсутствии подобного указания, допустивший такое упущение сайт  подлежит блокировке. Подробнее о законопроекте мы пишем здесь.

Преследование за возбуждение национальной ненависти и оппозиционные высказывания

Во второй половине декабря Астраханский областной суд в очередной раз пересмотрел дело лидера движения "Русские Астрахани" Игоря Стенина и оставил в силе обвинительный приговор, вынесенный ему в мае 2016 года Советским районным судом Астрахани. Националист был приговорен к двум годам колонии-поселения по ч. 2 ст. 280 УК (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности через интернет). Защита намерена оспаривать это решение. Напомним, суд первой инстанции признал Стенина виновным в публикации в соцсети "ВКонтакте" под псевдонимом "Ингвар Стефан" записи на тему войны на Украине с призывом к уничтожению "кремлевских оккупантов"; ему также вменили в вину комментарий другого пользователя, который следствие ошибочно приняло за репост. Апелляционная инстанция – Астраханский областной суд – утвердила это решение. Затем по распоряжению Верховного суда приговор был пересмотрен апелляционной инстанцией и отменен за отсутствием состава преступления, Стенин был освобожден из колонии, где отбывал наказание; других подобных случаев в практике антиэкстремистского правоприменения мы не знаем. Однако в ноябре Верховный суд РФ удовлетворил кассационное представление Генпрокуратуры и вернул дело Стенина на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию, которая на этот раз вернулась к обвинительному приговору. Теперь Стенину грозит возвращение в колонию для отбывания остатка срока.

В начале месяца стало известно, что в связи с истечением сроков давности уголовного преследования было прекращено дело Алексея Морошкина (Андрея Брейвы), обвинявшегося по ч. 1 ст. 214 УК (вандализм) за покраску бюста Ленина в Челябинске в цвета украинского флага в сентябре 2015 года. Дело возбудили в 2015 году, следствие несколько раз заканчивалось, но прокуратура не утверждала обвинительное заключение. Вину Морошкин не признал, но с прекращением дела согласился. Мы полагаем, что адекватной мерой в данном случае могло быть привлечение Морошкина к административной ответственности за мелкое хулиганство, а для возбуждения уголовного дела не было оснований.

В декабре мы узнали о семи случаях привлечения к ответственности по ст. 20.3 КоАП за демонстрирование нацистской символики, не направленное на пропаганду нацизма; преследование за подобные действия мы считаем неправомерным. В конце ноября житель Новочебоксарска был оштрафован за размещение в соцсети двух видео, в которых нацистская символика использовалась для обозначения негативно оцениваемой идеологии. В начале декабря администратор паблика "Мурманск ДТП ЧП" в соцсети "ВКонтакте" был оштрафован за публикацию картинки, на которой были изображены человечки с серпом и молотом и со свастикой вместо голов и подписью "Можем повторить. 1941-1945", а также современный автомобиль, ровная дорога и комфортабельная больничная палата – с подписями "Не можем повторить"; изображение иллюстрировало новость под заголовком "Россия оказалась ниже Монголии и Эфиопии в мировом рейтинге качества дорог". В Чебоксарах суд вернул в полицию дело, возбужденное в отношении местного активиста, которому вменили в вину репост в Facebook картинки с портретом Владимира Путина, на лбу которого была нарисована свастика. Изображение содержало подпись "Он один – нас миллионы" и призыв выйти на "Марш миллионов". Полиция не смогла доказать, что соответствующий аккаунт в Facebook действительно принадлежал активисту. В Дзержинске Нижегородской области координатор местного движения против повышения стоимости проезда в общественном транспорте был приговорен к четырем суткам административного ареста за публикацию в соцсети "ВКонтакте" двух картинок, на одной из которых был изображен "сжимаемый в кулаке нацистский орел, похожий на курицу" с надписью "Чтобы победить фашизм, уничтожь капитализм!", а другая представляла собой "изображение с рукой, держащей за шею птицу, в когтях у которой находится символика нацистской свастики" с подписью "Долг каждого коммуниста и всего коммунистического движения в целом". В Дагестане протокол по ст. 20.3 КоАП был составлен против местного журналиста из-за того, что на его странице во "ВКонтакте" в 2012 году была размещена эмблема футбольного клуба "Анжи" (имеющая, напомним, форму орла), наложенная на герб Третьего рейха. Правоохранительные органы не учли сатирический характер изображения, которое следовало рассматривать в контексте конфликта между болельщиками различных клубов в 2012 году. В Тольятти был задержан сторонник "Артподготовки", которого обвинили в публикации во "ВКонтакте" картинки с человеком "с лицом президента РФ" в форме СС. Однако суд вернул полиции составленный в отношении него протокол из-за формальных нарушений.

В конце месяца стало известно о том, что в Норильске местный житель был оштрафован по ч. 2 ст. 20.3 КоАП (изготовление или сбыт в целях пропаганды либо приобретение в целях сбыта или пропаганды нацистской атрибутики или символики) за то, что разместил на сайте Avito объявление о продаже посуды с символикой нацистской Германии. Вероятнее всего, речь идет об объявлении о продаже антикварной немецкой посуды времен Третьего рейха. Мы полагаем, что эту часть ст. 20.3 КоАП следует применять не к антикварам, а к современным производителям предметов с нацистской и неонацистской символикой (значки, одежда, копии оружия и пр.) и распространителям подобной продукции.

В середине декабря Санкт-Петербургский городской суд утвердил решение Ленинского районного суда, вынесенное в марте этого года, признав экстремистским материалом статью историка Кирилла Александрова "Бандера и бандеровцы. Кем они были на самом деле". Решение Ленинского районного суда было основано на экспертном заключении специалистов из СПбГУ, согласно которому в статье содержится отрицание актов и одобрение преступлений, установленных Нюрнбергским трибуналом, и клевета в отношении деятельности СССР в годы Второй мировой войны, т.е. состав ст. 3541 УК. Мы ознакомились со статьей Александрова и не обнаружили в ней ни отрицания преступлений нацистов и их союзников, ни распространения каких-либо сведений о деятельности СССР, кроме общеизвестных. Кроме того, мы считаем необходимым обратить внимание на то, что даже если какой-либо текст соответствует составу какой-либо статьи УК, это не означает, что он может быть признан экстремистским. Для этого в суде должно быть установлено, что он соответствует ч. 3 ст. 1 закона "О противодействии экстремистской деятельности", согласно которой экстремистскими являются материалы "призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной групп".

В декабре в Федеральный список экстремистских материалов были внесены пять материалов (одно видео, три статьи и демотиватор), запрещенных по решению Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга. Все эти материалы содержат утверждения о причастности российских спецслужб к терактам, происходившим на территории России с конца 1990-х, а также к терактам на территории Украины с момента развития там военного конфликта. Суд опирался на положение закона  "О противодействии экстремистской деятельности", согласно которому к таковой деятельности относятся публичные заведомо ложные обвинения в этой деятельности (и в терроризме, в частности) государственных чиновников. Однако, с нашей точки зрения, суд не доказал убедительно, что авторы материалов или комментаторы, на мнение которых они ссылаются, выдвигают "заведомо ложные" тезисы, то есть такие тезисы, в которые сами не имеют оснований верить. У нас вызывает сомнения и само это положение закона. Можно предположить, что клеветнические обвинения высокопоставленных представителей власти в серьезных преступлениях чреваты дестабилизацией и потому отнесены законодателем к экстремистской деятельности, но не ясно, отчего одни такие обвинения, скажем, в убийствах на почве разного рода экстремизма, должны считаться видом экстремистской деятельности, а другие – к примеру, обвинения в иных криминальных убийствах – нет. Мы полагаем, что такому положению в законе об экстремистской деятельности не место: обвинения в любых видах преступлений, выдвинутые одним лицом против другого, могут быть рассмотрены в суде в рамках исков о клевете (вопрос о том, в каком из кодексов место статье о клевете, нуждается в отдельном обсуждении).

В середине месяца Роскомнадзор по требованию Генпрокуратуры заблокировал сайт движения "Открытая Россия". Генпрокуратура опубликовала пресс-релиз, в котором сообщила, что "направила в Роскомнадзор требования об ограничении доступа к интернет-сайтам, распространяющим информационные материалы иностранных неправительственных организаций, чья деятельность признана нежелательной на территории России", то есть к сайтам 11 организаций, внесенных в соответствующий список Минюста; всего сейчас речь идет о 21 ресурсе. 12 декабря социальная сеть "Одноклассники" блокировала аккаунт "Открытой России" "за нарушение регламента". 13 декабря письмо Роскомнадзора с требованием в течение 24 часов блокировать аккаунт организации под угрозой блокировки всей соцсети получил Твиттер. 14 декабря стало известно, что аналогичное письмо с требованием удалить канал "Открытой России" получил видеохостинг YouTube. Обе платформы аккаунты "Открытой России" блокировать не стали. Отметим, что в апреле, когда британские организации "Открытой России" были включены в список нежелательных, представители Генпрокуратуры указывали, что движение "Открытая Россия", зарегистрированное в России (которому и принадлежит заблокированный сайт), к нежелательным не относится. Напомним, мы считаем недопустимой внесудебную блокировку сетевых материалов, поскольку она приводит к произволу и злоупотреблениям со стороны правоохранительных органов и наступлению на свободу слова.

Преследование религиозных организаций и верующих

В начале декабря в Бабушкинский районный суд Москвы поступило уголовное дело восьмерых предполагаемых членов запрещенного религиозного объединения "Таблиги Джамаат". Их обвиняют по ч.ч. 1 и 2 ст. 282.2 УК в организации деятельности экстремистской организации и участии в ней. Все обвиняемые были задержаны в Москве и Казани в декабре 2016 – январе 2017 года. Уголовное дело было возбуждено УФСБ России по городу Москве и Московской области.  Мы считаем запрет "Таблиги Джамаат" и преследование мусульман за причастность к нему необоснованными, поскольку движение занимается пропагандой ислама и не было замечено в каких-либо призывах к насилию.

В те же дни Приволжский окружной военный суд на заседании в Казани вынес приговор восьми последователям радикальной исламистской партии "Хизб ут-Тахрир" по ч. 1 ст. 205.5 УК (организация деятельности террористической организации) и ч. 1 ст. 282.2 (организация деятельности экстремистской организации). Кроме того, один из них был осужден еще и по ч. 1 ст. 205.1 (финансирование запрещенной организации) за то, что собирал пожертвования на печать литературы "Хизб ут-Тахрир", другой – по ч. 4 ст. 150 (вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу). Все они были приговорены к длительным срокам лишения свободы – от 16 до 19 лет – в колонии строгого режима, некоторым также был назначен штраф.

В середине декабря тот же суд вынес приговор по делу "Хизб ут-Тахрир" в Башкирии. Суд признал виновным в организации деятельности организации, признанной террористической, или участии в ней пятерых жителей Стерлитамака и Салавата. Они получили от 11 до 16 лет колонии строгого режима.

Напомним, мы считаем неправомерным обвинение последователей "Хизб ут-Тахрир" в террористических преступлениях только на основе партийной деятельности (проведения собраний, чтения литературы, и т.п.).

Во второй половине месяца Ленинградский областной суд отклонил апелляционную жалобу четырех зарубежных организаций Свидетелей Иеговы на признание издания "Священное Писание. Перевод Нового мира" (2014) и трех брошюр Свидетелей Иеговы экстремистскими материалами. Таким образом, решение об их запрете, вынесенное Выборгским городским судом 17 августа 2017 года, было утверждено. Мы считаем, что признание экстремистскими как Библии в переводе Свидетелей Иеговы, так и других их изданий, неправомерно, и расцениваем такие запреты как проявления религиозной дискриминации. Кроме того, в данном случае прокуратура и суд без должных оснований обошли закон, запрещающий признавать экстремистскими священные писания мировых религий, что являет собой печальный прецедент, который открывает возможность запрета и других переводов и изложений священных книг.

В начале месяца Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) частично коммуницировал жалобу Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России и его председателя Василия Калина, поданную в феврале этого года. Заявители оспаривали предупреждение о недопустимости экстремистской деятельности, вынесенное Управленческому центру Генпрокуратурой в марте 2016 года, и решение Верховного суда РФ, принятое в апреле 2017 года, согласно которому Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России и 395 их местных общин были ликвидированы как экстремистская организация и ее структурные подразделения. Свидетелям Иеговы не удалось оспорить ни предупреждение, ни решение о ликвидации в российских судах. На основании ст. 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Европейской конвенции), гарантирующей право на свободу религии, в совокупности со ст. 11, гарантирующей право на свободу объединений, и ст. 14, запрещающей дискриминацию, заявители пожаловались на незаконное, неоправданное и дискриминационное вмешательство в их право на свободу религии, связанное с ликвидацией Управленческого центра. Кроме того, на основании ст. 1 Дополнительного протокола к Европейской конвенции, защищающей право собственности, была обжалована конфискация имущества Управленческого центра. ЕСПЧ поставил перед Россией вопрос о том, действительно ли в данном случае имело место нарушение всех указанных положений Европейской конвенции. Жалоба будет рассмотрена в приоритетном порядке. Ответы на вопросы ЕСПЧ российская сторона должна предоставить до 23 марта 2018 года.

Преследование за антирелигиозные высказывания

В начале декабря Индустриальный районный суд Барнаула вынес обвинительный приговор по делу неоязычницы Натальи Телегиной, обвинявшейся по ч. 1 ст. 148 УК (оскорбление чувств верующих) и ч. 1 ст. 282 УК (возбуждение национальной и религиозной ненависти и унижение достоинства). Суд назначил ей наказание в виде 2 лет лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год и 6 месяцев за публикации во "ВКонтакте". Телегина заявила, что будет обжаловать приговор. Оскорбление чувств верующих суд усмотрел в публикации картинки с воином в рогатом шлеме, который замахивается молотом над силуэтом горящего храма. Шесть антихристианских демотиваторов, по мнению суда, возбуждали ненависть и унижали достоинство христиан. Еще в одной публикации – демотиваторе о выходцах с Кавказа – суд обнаружил признаки унижения достоинства группы лиц, объединенной по признаку национальности. Мы считаем неправомерным преследование Телегиной по ст. 148 УК, поскольку убеждены, что понятие "оскорбление чувств верующих" вообще должно быть исключено из УК как не имеющее четкого юридического смысла. Что касается обвинения по ст. 282 УК, то признаков возбуждения религиозной ненависти в публикациях Телегиной мы не видим. Некоторые из них можно расценить как унижающие достоинство христиан, однако мы полагаем, что унижение достоинства должно быть декриминализовано как деяние незначительной общественной опасности. Антикавказская же публикация Телегиной является безусловно расистской, но вряд ли она сама по себе заслуживала бы преследования в уголовном порядке.