Конституционный суд России не принял к рассмотрению жалобу Центра "Сова"

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».

19 апреля 2019 года Конституционный суд России опубликовал определение от 26 марта 2019 года об отказе в принятии жалобы Центра "Сова" на положения закона о "праве на забвение".

Жалоба, которую в интересах "Совы" составили юристы "Роскомсвободы", была подана в КС после того, как арбитражный суд отказался удовлетворять наш иск к компании Google, и обжаловать это решение в апелляционном и кассационном порядках не удалось.

В иске к Google "Сова" требовала восстановить в поисковой системе удаленные из нее ссылки на две новости о наказаниях за расистские нападения. Уведомления об удалении элементов поисковой выдачи, связанных с этими страницами, "Сова" получила в марте 2016 года. Речь шла о новостях 2006 и 2008 годов "В Обнинске осуждены скинхеды, избившие ангольца" и "В Обнинске в силу вступил обвинительный приговор восьми националистам, распространявшим в интернете видеозаписи неонацистских нападений". В обеих новостях фигурировало имя осужденного Юрия Щебетюка.

В феврале 2019 года "Сова" обратилась в Конституционный суд, полагая, что нормы федерального закона "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" о "праве на забвение" неконституционны.

Отвечая на аргументы юристов "Роскомсвободы", КС указал, что формулировка, содержащаяся в ст. 10.3 закона "Об информации" не исключает ограничения "права на забвение" в случаях, когда информация обладает безусловной публичной значимостью, то есть содержит данные об уголовно наказуемых деяниях, сроки привлечения к ответственности по которым не истекли, или о совершении преступлений, по которым не снята и не погашена судимость. Может ли обладать подобной публичной значимостью иная информация, в том числе о погашенных судимостях, КС прямо не указал.

Использование понятий "неактуальная информация" и "информация, утратившая для заявителя значение в силу последующих событий или его действий", по мнению КС, "само по себе не свидетельствует о неопределенности их содержания и преследует цель эффективного применения нормы к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций". Конституционный суд полагает, что они, как и любые оценочные понятия в законодательстве, должны наполняться смыслом в зависимости от фактических обстоятельств дел и с учетом правоприменительной практики.

КС отметил, что оспариваемая норма действует во взаимосвязи с другими положениями закона и "ориентирует суды находить баланс между конституционно защищаемыми ценностями (доступом граждан к информации, с одной стороны, и защитой прав граждан при распространении информации о них – с другой) на основе установления и исследования фактических обстоятельств конкретного дела". При этом суд сослался на вынесенные ранее определения об отказе а принятии жалоб – от 12 февраля 2019 года № 274-О (по жалобе актера Сергея Безрукова, связанной с исками к "желтой прессе") и от 26 ноября 2018 года № 3087-О. Последнее определение касалось жалобы гражданина, который через суды общей юрисдикции добивался от Google исключения из поисковой выдачи информации о собственной судимости. В этом требовании суды ему отказывали на том основании, что актуальность информации о судимости за тяжкое преступление не утрачена. Суды аргументировали свою позицию тем, что судимость имеет не только уголовно-правовые, но и общеправовые последствия, и указывали, что уголовные дела о тяжких преступлениях хранятся 15 лет, а потому соответствующая информация должна быть доступна в течение данного срока. Кроме того, суды отмечали, что заявитель как на момент преступления, так и на момент подачи жалобы обладал статусом адвоката, а такая деятельность сама по себе является публично-значимой; при этом на сайте адвокатской коллегии о его судимости ничего не сообщалось.

Рассмотрение вопроса о законности и обоснованности действий компании Google в случае Центра "Сова" Конституционный суд аналогичным образом отнес к прерогативе судов общей юрисдикции.

Мы не удовлетворены решением КС. С нашей точки зрения, "закон о забвении" не дает судам четких ориентиров по обретению баланса между конституционно защищаемыми ценностями, что приводит к нарушению прав граждан на доступ к информации. Именно такая ситуация и побудила нас обратиться в КС за разъяснениями, которых мы, к сожалению, не получили.