Новости по теме

Политики, религиозные деятели и эксперты ищут решение проблемы хиджаба в учебных заведениях

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».

Реагируя на конфликт в тюменской школе, религиозные, политические деятели и эксперты высказались о возможности ношения мусульманских платков в учебных заведениях.

 

Член комитета Госдумы по просвещению Анатолий Вассерман считает, что ношение религиозной одежды в светских заведениях может оскорбить верующих иных конфессий.

«Если мы разрешаем ходить в школу с нательным крестом, то формально нет причин запрещать ходить в хиджабе, - рассуждает депутат. - Но одно дело, когда ты для себя носишь символ какой-то веры, другое дело, когда ты выставляешь его напоказ. В данном случае требовалось не запрещать, а объяснить девочке, что она своим видом может обидеть кого-то из тех, кто к своей вере относится так же серьёзно, как она к своей вере».

По его мнению, конфликтов на этой почве стало бы меньше, если бы мусульманки носили «не классический хиджаб, а какой-то платок более-менее похожий просто на головной убор. В любом случае имеет смысл не запрещать, а обсуждать».

 

Другой депутат, заместитель председателя комитета Госдумы по науке и высшему образованию Олег Смолин, полагает, что «российскому законодательству следовало бы определиться в своём отношении к принципу светского образования в России». Он напомнил, что «если мы откроем 87-ю статью закона об образовании, там содержится гораздо больше отступлений от светского характера российского образования. Фактически традиционным конфессиям дано право отбирать содержание программ, касающихся религиозных культур, соответственно, дано право влиять на состав преподавателей, которые будут преподавать эти религиозные культуры. Российский законодатель находится между двух стульев: с одной стороны, он провозгласил светский характер российского образования, с другой стороны, от него серьёзно отступил».

 

Глава Духовного собрания мусульман России Альбир Крганов согласился с предложением Вассермана мусульманкам носить обычные платки. «Должна быть покрыта голова, - сказал он. - Совсем не обязательно, что она должна быть покрыта именно платком, могут быть шапки, могут быть другие головные уборы. Сейчас в разных странах, да и у нас продаются похожие на чалму специальные головные уборы для женщин. Женщины с удовольствием их одевают. Они очень удобные и закрывают и волосы, и те части головы и шеи, которые нужно закрывать».

Более того, он напомнил, что «шариат не обязывает носить хиджаб до совершеннолетия».

 

Эту же точку зрения разделяет и казанский исламовед и историк Азат Ахунов. Он отметил, что в России большинство мусульманок традиционно носит «платок с открытым лицом, то же самое, как и у православных. Абсолютно никакой разницы нет. Можно практически любую одежду носить, должны быть открыты кисти рук, ступни ног и лицо. Одежда не должна облегать изгиб тела».

Ношение такой одежды в общественном месте, уверен Ахунов, не может никак оскорбить других верующих, равно как и повлиять на учебу или на отношения со сверстниками.

 

Религиовед, эксперт Московского бюро по правам человека Юрий Табак считает, что в светских школах можно было бы «ввести как бы общую норму такого платка, которая не запрещена в исламе. <…> Возможно, это единственное решение. Потому что совсем ничего не носить — это нарушение мусульманских обычаев».

 

Первый заместитель председателя Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников) Константин Бендас, напротив, считает идею Вассермана «троллингом» с целью привлечения внимания. Епископ уверен, что верующему человеку важно не наличие головного убора, а именно его религиозная форма: «Точно так же можно предложить, почему он не пошел дальше, евреям вместо кипы одевать шапку-ушанку. Да и самому ему почему бы не поменять жилетку с множеством карманов на махровый халат полосатый».

Бендас также напомнил, что российское законодательство разрешает фотографироваться на официальные документы в хиджабе.


Научный сотрудник центра исламоведческих исследований Академии наук Республики Татарстан Рустам Батров полагает, что запрет религиозной символики в школах – не что иное, как нарушение признака светскости, которая гарантирует конфессиональную нейтральность, и потакание шовинистическим настроениям.

«То есть, как свобода слова, - пояснил он. - Свобода слова предполагает, что в обществе каждый может выражать свою позицию. Отдельно взятая газета может быть ангажирована, допустим, коммунистической идеологией, либеральной. Но вот этот совокупный винегрет называется свободой слова. Вот светскость — это примерно то же самое».

По его мнению, школа социализирует детей, «вшивает в них общий культурный код страны на глубинном уровне», поэтому не стоит создавать в школе видимость единообразия, когда в действительности страна многоконфессиональная.