Две кампании: антимигрантская и вторая украинская. Публичная активность ультраправых групп, зима-весна 2022 года

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».

Резюме
До начала «спецоперации»
После начала «спецоперации» : Взгляд на «спецоперацию» : Поддержка «спецоперации» и участие в ней



Резюме

Зима-весна 2021–2022 годов для националистов, как и для всей страны, разделились на до и после 24 февраля.

До начала «спецоперации» в Украине ультраправые уделяли внимание в первую очередь двум темам: протестам против системы «ковидных» QR-кодов и борьбе с мигрантами. Однако ни в том, ни в другом они не добились заметных успехов. Что касается QR-кодов, то наметившаяся было протестная кампания быстро сошла на нет на фоне более насущных новостей и тем, а позже и вовсе полностью утратила актуальность в связи со снятием всех ковидных ограничений.

С антимигрантской тематикой дело обстояло не лучше. Несмотря на идеальный, казалось бы, фон, созданный с лета 2021 года СМИ и официальными лицами, которые зимой продолжили сыпать различными антимигрантскими инициативами, ни одну заметную общественную кампанию ультраправые не провели, ну, а о митингах и шествиях при сохраняющихся жестких «ковидных» запретах не приходилось и мечтать. В итоге все свелось лишь к возросшему количеству и большей агрессивности ксенофобных публикаций на ультраправых ресурсах.

Снизилось зимой и количество громких случаев интернет-травли националистами персоналий или целых компаний, неугодных им по тем или иным причинам, что, скорее всего, связано с запретом «Мужского государства» Владислава Позднякова, организации – законодателя мод в этой сфере, которая хоть и не сразу, но снизила уровень своей активности.

В целом, сложившееся положение дел в очередной раз показывает, что давление государства на ультраправую среду сделало свое дело: и без того глубокий кризис, в котором находились политические организации националистов, продолжал углубляться.

После 24 февраля тема противостояния в Украине вытеснила все остальные. Видимое большинство ультраправых, в отличие от 2014 года, оказалось в лагере сторонников «спецоперации», хотя многие из них яростно критиковали то, как она осуществляется на практике.

Как и в 2014 году, некоторые националисты из числа тех, кто поддерживает военные действия, отправились воевать в качестве добровольцев, но в гораздо меньшем масштабе: нам известно только о нескольких десятках человек. Другие начали массово включаться в различные гуманитарные проекты: помощь жителями территорий Украины, находящихся под контролем российской армии; помощь беженцами: донорство и т.д. Однако и здесь ультраправые оказались далеко не в первых рядах, драматично проигрывая эту повестку властным и провластным организациям.



До начала «спецоперации»

Зимой 2021–2022 года, пока 24 февраля не началась так называемая спецоперация в Украине, ультраправое движение развилось в рамках заложенных ранее тенденций.

В конце 2021 года целый ряд националистических организаций продолжал уделять внимание уже несколько подзабытой сегодня теме борьбы с QR-кодами, и совместно с различными маргинальными группами левых, «гражданами СССР» и прочими противниками «чипизации» им даже удалось провести несколько более или менее крупных акций, собравших более 100 человек. Репортажи с акций поражали воображение: на одних люди стояли с иконами, на других – пели «нас вырастил Сталин на верность народу», на третьих – несли перечеркнутые портреты Билла Гейтса. Но наметившаяся было большая общественная кампания, в которой националисты могли занять достойное место, схлопнулась после того, как тема резко утратила актуальность.

Впрочем, на фоне начавшейся летом 2021 года антимигрантской кампании многие ультраправые в значительной степени утратили интерес к теме ковида еще до 24 февраля, переключившись на эту традиционную для себя тематику.

Напомним, летом и осенью прошлого года в официальных средствах массовой информации, в заявлениях официальных и провластных политиков и общественных деятелей, а следом – и в более широком круге СМИ по до сих пор непонятным нам причинам актуализировались темы, связанные с миграцией как угрозой: «этнопреступности», чрезмерного количества мигрантов, их вредного влияния на рынок труда и т.д.

Антимиграционный фон сохранялся зимой и даже отчасти весной 2022 года благодаря тому, что официальные лица продолжали сыпать различными антимигрантскими инициативами. Например, в феврале стало известно, что глава Следственного комитета Александр Бастрыкин направил Владимиру Путину письмо с предложением ужесточить миграционное законодательство[1], а депутат Виталий Милонов в том же месяце предложил запретить детям мигрантов посещать российские школы, полагая, что детей иностранцев надо отдавать либо в платные образовательные учреждения, либо оставлять их дома[2]. От слов к делу перешли губернаторы, которые стали один за другим подписывать постановления, ограничивающие сферы, в которых могут работать иностранцы с патентами (в декабре такое постановление подписала губернатор ХМАО Наталья Комарова[3] и главы Тверской[4] и Тюменской областей[5] Игорь Руденя и Александр Моор, в феврале – губернатор Калужской области Владислав Шапша[6], в марте – глава Пермского края Дмитрий Махонин[7] и т.д.). Более того, в феврале для «усовершенствования миграционного законодательства» была создана Межведомственная комиссия Совета безопасности РФ, которая, судя по высказываниям ее главы Дмитрия Медведева об «этнических анклавах» как «очагах преступности»[8], должна была это законодательство ужесточать.

Важным элементом антимиграционной кампании стало повышенное внимание СМИ и официальных лиц к различным криминальным инцидентам с участием приезжих или иноэтничных граждан РФ.

Например, зимой наиболее громкими сюжетами стали следующие.

  • Два инцидента в школах Калужской области: нападение в декабре в Обнинске двух (по другим данным – трех) школьников, этнических таджиков, на ученицу четвертого класса[9] и нападение в январе в городе Белоусово трех учеников седьмого класса на ученика пятого класса (мальчика избили, потом один из нападавших водил гениталиями по лицу пострадавшего, а остальные снимали это на телефон). Двое из троих нападавших были детьми приезжих, но главный зачинщик – местный[10].
  • Нападение в феврале четырех приезжих в подмосковной Истре на магазин «Пятерочка» в селе Новопетровском и убийство женщины-кассира[11].
  • Конфликт двух шестиклассников в Мытищинском районе в феврале, закончившийся тем, что 12-летний этнический чеченец ударил ножом 13-летнего одноклассника – выходца из Киргизии[12].
  • Нападение на полицейских в Москве 18 февраля на станции метро «Тульская» во время проверки документов[13]. Инцидент попал на камеры видеонаблюдения, кадры с которой потом широко разошлись в СМИ.

Националисты среагировали на такой благоприятный для них фон, однако каких-либо общественных кампаний или хотя бы крупных акций под антимигрантскими лозунгами они не проводили. Хотя отмечены отдельные мелкие акции.

Например, 1 февраля лидер организации «Армия защитников отечества» Иван Отраковский сообщил, что был задержан в Калуге при попытке предъявить требование губернатору Шапше отправить в отставку регионального министра образования после двух описанных выше инцидентов со школьниками. Также в феврале «Движение националистов» проводило мелкие стикерные акции «Против Путина и замещающей миграции», что, впрочем, организация делает регулярно.

Можно отметить только одну действительно заметную акцию с ксенофобным подтекстом; это борьба националистов с сервисом торговли и аренды недвижимости ЦИАН после того, как тот запретил публикацию дискриминационных объявлений о сдаче квартир «только славянам» или «только гражданам РФ»[14]. Националисты сочли это дискриминацией русских, которые, по их мнению, имеют право не сдавать жилье приезжим. Ультраправые призывали своих последователей занижать оценки ЦИАНу в сервисах по установке приложений и на время опустили рейтинг приложения в Google Play до 1,6.

В остальном те немногие группы националистов, кто еще декларирует хоть какие-то политические амбиции, были в антимигрантской тематике пассивны, ограничиваясь более активными публикациями на страницах своих интернет-ресурсов, но даже не пытаясь выводить людей на улицы.

Кампания против ЦИАНа стала продолжением не только антимигрантского тренда, но и тренда на интернет-травлю как отдельных персоналий, так и целых компаний, который заложило в последние годы ныне запрещенное «Мужское государство» Владислава Позднякова. До начала военных действий в Украине активность на этом поле заметно снизилась, видимо, из-за запрета МГ, хотя и не сошла на нет. Помимо ситуации вокруг ЦИАНа в СМИ попала история с угрозами и травлей ведущей телеграм-канала «ФемВремя» Карины Меркурьевой[15].

Получил продолжение зимой-весной еще один тренд, наметившийся ранее, – вспышки ностальгии по «золотым» для праворадикалов нулевым, когда главными акторами на националистическом поле были многочисленные автономные группы ультраправых, ориентированных на уличное насилие и/или «борьбу с системой». Зимой таким приветом из прошлого стало появление в конце 2021 года группы ультраправых, называющих себя новым NS/WP (National-Socialism / White Power, признана террористической организацией) – в продолжение традиции нескольких группировок неонацистов, действовавших под этим брендом на рубеже нулевых и 2010-х годов. Эта ячейка, по сути, объявила себя террористической, декларировала отказ от уличного насилия просто ради насилия (в полемике с прокламирующей именно это М.К.У. («Маньяки. Культ убийств»)), и заявляла, что планирует заниматься идеологической подготовкой состава и акциями прямого действия «по борьбе с системой», включая, как выяснилось позже, поджоги машин с наклейкой Z и военкоматов. Уже в апреле-мае по подозрению в подготовке покушения на телеведущего Владимира Соловьева были задержаны и арестованы шестеро членов этой группы, четверо из которых оказались ранее судимыми за неонацистское насилие. Новости о деле нового NS/WP широко разошлись в СМИ, где соседствовали с очередными эпизодами задержаний членов М.К.У. – еще одной организации, ориентировавшейся на стилистику неонацистов из нулевых (обе даже присылали письма в «Сову» – в лучших традициях того времени).

Как мы отмечали в предыдущих докладах, наметившаяся тенденция к радикализации и децентрализации ультраправого поля, вероятно, является ответом на сворачивание традиционных форм политического участия, таких как выборы или митинги, а также откликом националистов на всплеск антимигрантских настроений и растущую агрессивность и милитаризм официального политического языка. Из-за глубокого кризиса политических организаций националистов и внешних рамок, в которые всех загнала пандемия, им почти не удавалось проводить свои акции или каким-либо иным способом влиять на общественно-политическую повестку. Зато группы, ориентированные на травлю или уличное насилие, наоборот, выдвинулись на первый план.

В результате, те националисты, кто не готов заниматься ни первым, ни вторым, вынуждены были в декабре-феврале довольствоваться в основном мелкими пикетами, участием в социальных проектах, субботниками, тренировками и прочим активизмом «для своих».



После начала «спецоперации»

После 24 февраля ультраправые, как и вся страна, переключили свое внимание на тему военного конфликта в Украине, забросив почти все, чем занимались до этого, кроме разве что совсем рутинной активности в виде лекций, тренировок, участия в мелких социальных акциях и т.п.



Взгляд на «спецоперацию»

Ввод российских войск в Украину разные группы националистов встретили с разной степенью энтузиазма. Мнения разделились здесь радикально: от тотальной поддержки до полного неприятия происходящего.

К поддержавшим относится большая часть ультраправых групп и персоналий. Здесь и провластные националисты, такие как Общество «Царьград» Константина Малофеева, «Россия консервативная», Российский общенародный союз (РОС) Сергея Бабурина, «Народный собор» Олега Кассина и другие, и оппозиционные имперцы, например, «Русское имперское движение» Станислава Воробьева, «Другая Россия Э.В. Лимонова», «Правая Россия» Сергея Зайцева и Игоря Соболева, «Русско-славянское объединение и возрождение» (РУСОВ) Андрея Родионова, «Армия защитников отечества» Ивана Отраковского и другие, а также оппозиционные нацдемы – остатки Национал-демократической партии и издательство «Черная сотня» Дмитрия Бастракова. Кроме того, в той или ином виде поддержали «спецоперацию» Владислав Поздняков, Егор Холмогоров, Александр Дугин, Владимир Квачков и другие известные на этом поле персоны.

Как и следовало ожидать, провластные группы без возражений приняли официальные взгляд и риторику относительно происходящего в Украине, начали публиковать выдержки из официальных брифингов Минобороны, различную милитаристскую символику с буками Z и V, говорить о «денацификации» и «демилитаризации» Украины, публиковали материалы о якобы найденном в Украине биологическом оружии, обсуждали расширение НАТО и т.п. Организации, позиционирующие себя в качестве оппозиции к действующему режиму, но при этом поддержавшие идею вторжения, тоже зачастую перенимали часть официального языка и использовали символику, но одновременно критиковали власти с разной степенью жесткости. Помимо того, что почти все они высказывали негодование, что со «спецоперацией» тянули восемь лет, и выражали уверенность, что если бы не эта отсрочка, то она в кратчайшие сроки завершилась бы успехом, их критике подверглись, кажется, все аспекты действий российской армии в Украине и российского руководства в связи с ними.

Например, в РИД критикуют власти РФ за проигрыш в «идеологической войне» и в информационном поле, в результате чего, как считает Воробьев, российские солдаты не понимают, за что воюют, так как идеология берется из советских штампов. РИДовцы также недовольны использованием тезиса о борьбе с украинскими националистами, что, с точки зрения Воробьева и лидера «Имперского легиона» Дениса Гариева, ставит войска в РФ в положение захватчика земель украинской нации, которой, по их мнению, не существует. Как заявляют лидеры РИДа, пока власти будут держаться идеи «денацификации», российские солдаты так и будут выглядеть оккупантами. Воробьев полагает, что официальной пропаганде следует переходить на русскую имперскую идею с обоснованием права владения Крымом и землями Украины с помощью мирных договоров, заключенных в войнах XVIII и XIX веков, которые, как считает Воробьев, являются частью международного права. Они также критикуют власти за подавление националистического движения в России, которое, как полагает лидер РИД, могло бы сейчас идеологически поддержать «спецоперацию» вместо «продажных пропагандонов».

Очень резко критикует «спецоперацию» Игорь (Стрелков) Гиркин, хотя поддерживает сам факт вторжения. Он полагает, что «спецоперация» с самого начала была провальной, так как ориентировалась на «крымский сценарий», то есть блицкриг, но его не произошло. Критике подверглись тактика, избранная командованием, плохое снабжение войск, очень низкий уровень подготовки бойцов, огромные потери и т.п. Стрелков считает, что обстрелы российских территорий украинскими военными – результат отхода российских войск с Черниговского направления, что выставило российское командование трусами и обеспечило противнику доступ к границе. Стрелков называет провальной всю дипломатическую сторону вопроса, указывая на заявки Швеции и Финляндии на вступление в НАТО и не оправдавшиеся предположения, что Запад не станет помогать Украине, побоявшись остаться без российских ресурсов. Он считает, что Россия должна немедленно объявить мобилизацию, сменить командование армией, перестроить экономику на принцип «все для фронта, все для победы» и продвигаться в глубь территории Украины вплоть до западных границ, а не биться только за Донбасс. Интервью Стрелкова набирали миллионные просмотры, широко расходились за пределами круга сторонников вторжения и регулярно попадали даже в украинские паблики. Многие бывшие сторонники Стрелкова резко критиковали его за «пораженчество», а один из воюющих ультраправых, Евгений Рассказов (позывной «Топаз»), даже призывал дать «леща этому идиоту, чтобы он прикрыл рот». Впрочем, немало националистов встало на его защиту: одни – так как согласны с его пессимистичным взглядом на ситуацию, другие – потому что достаточно уважают его и полагают, что он имеет право высказывать свое мнение и точно не хочет навредить.

Не так радикально, как Стрелков, но примерно в том же ключе выступает Владимир Квачков. Поддерживая вторжение, он критикует тактику российских войск и общее руководство «спецоперацией», которая, по его мнению, провалилась как таковая и переросла в войну. Он говорит о развале армии и ставит это в вину реформам Анатолия Сердюкова и лично Владимиру Путину. Схожего мнения придерживается лидер «Армии защитников отечества» Иван Отраковский. Он продолжает резко критиковать режим Путина и считает, что победы не добиться, пока «шакалы командуют львами».

Лидер РУСОВ Андрей Родионов критикует российское командование за «полумеры», к которым относит ненанесение ударов по центрам принятия решений (видимо, он имеет в виду Киев), проходившие весной переговоры с украинской стороной и тот факт, что политическое руководство Украины не устранено.

Что касается противников «спецоперации», то среди ультраправых их, как уже говорилось выше, не очень много. К ним, например, можно отнести Движение националистов Владимира Басманова и «Великую Россию» Андрея Савельева.

Последний заявил, что «нынешняя война – это плод сатанизма властей по обе стороны границы. Это чужеродный замысел поубивать и разорить как можно больше русских людей… Эта война будет поражением для всех русских, а победой – для закулисных мерзавцев, которые погреют руки на беде, которая заканчивает нашу историю»[16]. К властям Украины он тоже не испытывает никакой любви, но все доводы Путина, которыми тот обосновывал необходимость вторжения, считает ложными. Более того, Савельев, видимо, полагает, что план действий был составлен с тайного одобрения Запада.

Движение националистов высказывается в том же ключе. Один из лидеров ДН Софья Будникова пишет: «У “военной операции” в Украине будут следующие итоги: вымирание русских в РФ ускорится, Украина больше никогда не будет вторым домом для русских, от самой идеи русского национализма останутся руины»[17]. Помимо стандартных антивоенных аргументов, актив ДН регулярно пишет о том, что у этой войны будут тяжкие последствия для националистов в РФ, так как вторжение началось именно под лозунгом борьбы с националистами.

Были среди ультраправых и те, кто занял промежуточную позицию.

К числу таковых, например, относится движение «Общество.Будущее» (ОБ) Романа Юнемана. Когда началась «спецоперация», ОБ ее скорее осудило, заявив, что это «стратегическая ошибка», которая дорого обойдется России, и что подобные проблемы следует решать культурным, экономическим и дипломатическим путем. При этом ОБ не выразило сочувствия Украине, «которая методично убивала русских Донбасса восемь лет», и заявило, что будет поддерживать «русскую армию» и общество, так как «хуже войны только проигранная война». Однако организация призывает к миру и возвращению конфликта в дипломатическую плоскость[18].

Сюда же, вероятно, стоит отнести и, мягко говоря, неоднозначную позицию, которую заняло движение «Консерватор» Михаила Очкина и Валентины Бобровой. С одной стороны, они называют «спецоперацию» братоубийственной войной, с другой – постоянно повторяют, что начинать ее надо было в 2014 году. При этом они продолжают свою традиционную линию борьбы с «либералами», которые в данном случае виноваты в том, что весь мир считает, что «войну» развязали «русские», а не «многонациональный народ России». Президента Путина называют лицемером, использующим «русскую карту» для своего рейтинга и при этом разогнавшего в России «русское движение». Более того, его обвиняют в некомпетентности и неподготовленности: мол, Стабфонд надо было держать при себе, олигархов разогнать, «пятую колонну» искоренить – и вот тогда вводить войска[19].

В отличие от 2014 года, когда разночтения в позициях по Украине привели к расколам и склокам на ультраправом поле, сейчас вся эта разноголосица уже ничего принципиально не меняет в отношениях националистов друг с другом. Расколы, которые произошли восемь лет назад, так и не удалось преодолеть, а спектр позиций по «спецоперации» примерно тот же, что и по «русской весне» в 2014 году. Чуть ли не единственным примером разборок националистов друг с другом стала в марте попытка поджога двери в книжной лавке «Листва» в Санкт-Петербурге: по данным самой «Листвы», атаку произвел националист, в отличие от хозяев магазина, занимающий антивоенную позицию.



Поддержка «спецоперации» и участие в ней

Весной «спецоперация» поглотила почти всю активность ультраправых. При этом важно отметить, что, в отличие от 2014–2015 годов, нам неизвестны случаи отъезда российских ультраправых для участия в боевых действия на стороне Украины, а политическая активность ультраправых сторонников Украины внутри России была минимальна.

Добровольцами на «спецоперацию» отправилось на порядок меньше ультраправых, чем в 2014–2015 годах, но здесь все же отметилось несколько организаций.

Прежде всего это «Другая Россия», у которой, по их утверждению, пошел воевать весь состав донецкого отделения[20], и к ним присоединился ряд добровольцев из России. Но даже приблизительные количественные данные неизвестны.

Воюют и активисты «Русского имперского движения» в составе подразделения «Русский имперский легион» во главе Денисом Гариевым. Правда, РИД заявлял в марте, что отправил на фронт только «первую деку легиона», то есть около десятка человек. Легион понес потери: известно о гибели заместителя Гариева – Дениса Некрасова (позывной «Добрый»), ранении не менее двоих бойцов и о легком ранении самого Гариева. Уже в июне Гариев призвал выпускников его курсов боевой подготовки «Партизан» вступать в новую партию отправляемых на фронт бойцов.

По заявлению РУСОВ, сделанному в начале апреля, добровольцами отправились около 30 их сторонников, но никаких подтверждений такого большого количества нет. Судя по нашивке (символика РУСОВ и коловрат) воюет, в частности, Андрей Афанасьев, один из основателей РУСОВ и глава новосибирского отделения НДП, известный в среде неоязычников под именем Чеслав Осмомысл. Перед отъездом в Украину он записал обращение, в котором высказал негодование по поводу того, что на официальном телевидении язычников приравнивают к сторонникам нацистской идеологии, и сообщил, что среди добровольцев, отправившихся, как и он, воевать, довольно высок процент родноверов.

Вероятно, отправилось в Украину какое-то количество добровольцев из числа сторонников «Народного собора». Впрочем, нам известен только один – член Центрального Совета движения Сергей Калеков. Он был ранен, и «Народный собор» теперь собирает для него материальную помощь.

Снова в Донбассе воюет, наверное, самое известное подразделение ультраправых по эту сторону фронта – группа «Русич», в составе которой, судя по личностям лидеров, символике и некоторым фото, состоят преимущественно неонацисты; правда, «Русич» является только боевым подразделением, а как политическая организация, в отличие от РИДа, РУСОВ и других, не выступает. Лидер группы – Алексей Мильчаков (позывной «Серб», внесен в санкционный список ЕС), заместитель – Ян Петровский (позывной «Славян»). Символика «Русича» – коловрат. Петровский командует отделением «Zимаргл» в составе «Русича», которое отвечает за оперативно-разведывательные задачи на территории Украины (название дано в честь боевого пса из скандинавской мифологии Симаргла, изменена лишь первая буква). Численность подразделения неизвестна, но на опубликованных фото больше 10 человек одновременно не встречается. Из известных активистов в «Русиче», как и в 2014 году, воюет, Евгений Рассказов («Топаз»), который до начала спецоперации был корреспондентом на «Царском телевидении» – канале Егора Просвирнина в YouTube, а сейчас ведет своей Telegram-канал. Теперь он освещает боевые действия и излагает свой взгляд на происходящее. Еще в первую кампанию «Русич» «прославился» фотографиями с убитыми солдатами ВСУ и заявлениями, что группа не берет пленных. В эту кампанию, судя по всему, ничего не изменилось. Рассказов публикует на своем канале фото убитых солдат противника с ерническими комментариями, а в официальном канале группы открытым текстом декларируется позиция по пленным: «В живых в плен брать никого нельзя, при взятии после допроса – смерть и если нет времени, то быстрая, а если есть время... Смерть должна становится облегчением для врага, а не наказанием»[21]. Кроме того, Рассказов публикует посты, отражающие его представление о будущем украинцев. В одном, например, он говорит, что жен погибших солдат ВСУ надо «трудоустраивать проститутками в подмосковные сауны, чтобы девочки могли заработать на корм детям», а украинцев называет «жалкими существами, практически тараканами», которых скоро заставят «работать во благо России на вредных производствах»[22].

Как минимум один участник «Русича», Алексей Пожаров (позывной «Камень»), в мае был убит.

Вероятно, помимо перечисленных, в «спецоперации» участвует представители и других организаций националистов, просто не все это широко афишируют. Судя по разрозненным сведениям, все эти люди участвуют в боевых действиях, подписав краткосрочные контракты, возможно, некоторые – в составе ЧВК. Есть ли среди них те, кто воюет в составе ополчений ДНР или ЛНР, помимо нацболов, неизвестно. Также неизвестно, насколько каким-то группам ультраправых, помимо «Имперского легиона» и «Русича», удается оставаться цельными подразделениями.

Националисты включаются в тему «спецоперации» не только при помощи непосредственно участия в конфликте, но и в формате гуманитарных проектов. Многие группы занялись сбором и доставкой помощи жителям территорий, занятых российскими войсками: «Армия защитников отечества», издательство «Черная сотня», «Другая Россия» и т.д. Занялись националисты и оказанием различной помощи украинским беженцам в России: «Правая Россия», ОБ, «Россия консервативная» и др. Многие сдавали кровь и призывали других к донорству, оказывали психологическую помощь нуждающимся, объявляли программы по отправке медиков в Украину и т.д. Как и в 2014 году, эта их активность за пределами националистического поля была заметна мало, так как ультраправые здесь играли далеко не первую скрипку.

Были и попытки организации уличной активности ультраправых. В первую же неделю было подано сразу две заявки на большие митинги в Москве в поддержку «спецоперации»: одну подал Егор Холмогоров вместе с политологом Андреем Сычом и автором YouTube-канала «Царское телевидение» Святославом Павловым (они рассчитывали собрать до 25 тысяч человек), вторую – РОС. Однако обеим группам было отказано в согласовании под предлогом запрета на публичные акции в связи с пандемией. РОС в итоге довольствовался небольшим автопробегом в районе Домодедово, собравшим до 30 человек, а Холмогоров и вовсе обиделся и заявил, что прекращает «любые публичные выступления в поддержку политики президента и поддержку армии до тех пор, пока зампрокурора Буданов не пришлет бумажку с извинениями»[23].

После огромного концерта в Лужниках, организованного властями 18 марта, националисты, видимо, поняли, что ничего крупного им в столице провести не дадут, и в итоге все опять свелось к малозаметному активизму для своих.

Ультраправые выходили на улицы в поддержку «спецоперации» с небольшими или даже одиночными пикетами с провоенными плакатами, проводили возложения цветов к военным памятникам и могилам известных людей, устраивали молебны «за победу русского оружия», организовывали автопробеги, расклеивали листовки с патриотическими лозунгами и т.д. Скандальной стала фотовыставка, посвященная «многолетней борьбе Запада со славянскими народами» в Ростовской области, которую в своем штабе организовали члены Русского национального единства (РНЕ). Шутки по поводу того, что РНЕ поддерживает «денацификацию», довольно широко разошлись за пределами ультраправого поля.

Кроме того, проводились акции не столько в поддержку армии, сколько против тех, кто выступал под антивоенными лозунгами. В основном они сводились к срывам антивоенных стикеров и антивоенной символики и пикетам с плакатами против «пораженцев». Известно несколько случаев, когда националисты приходили на антивоенные акции и препирались с ее участниками, но эта практика не стала массовой, так как уже через несколько дней после начала «спецоперации» участников антивоенных акций полицейские стали задерживать так быстро, что националистам просто не с кем стало дискутировать.



Те немногие ежегодные акции, которые проводятся ультраправыми весной в последние годы, тоже в основном были посвящены событиям в Украине.

Короткий список таковых открывает «День русской нации», который с 2016 года «Другая Россия» отмечает 5 апреля. Напомним, акция была задумана Эдуардом Лимоновым как аналог первомайским мероприятиям ультраправых и приурочена к победе Александра Невского на Чудском озере. В этом году в Москве лимоновцы протестовали против поставок европейского оружия Украине и провели акцию у представительства ЕС. Участники развернули баннер «Кровь русских на ваших руках» и разлили рядом со зданием нечто, что должно было символизировать «кровь русских людей, павших жертвой агрессии европейцев против русских Донбасса». В Санкт-Петербурге нацболы пикетировали посольство Польши силами двух человек, один из которых в результате был задержан (в 2016 году «Другая Россия» отметила «День русской нации» в 16 городах).

Две другие весенние акции почти никак не отмечались – ни «Русский Первомай», ни, как ни странно, «День памяти погибших в доме профсоюзов в Одессе».

Почти полное отсутствие уличной активности националисты отчасти компенсировали активностью в интернете, оказывая «спецоперации» информационную поддержку и включившись в «информационную войну» и «борьбу с украинскими фейками». Наиболее деятельную позицию занял Владислав Поздняков. Он не только публиковал массу различных материалов о «спецоперации», но и призывал своих сторонников рассылать на украинские номера сообщения с призывом уклоняться от военной службы и не поддерживать решения руководства Украины; спамить админов украинских Telegram-каналов; писать комментарии «во вражеских» каналах, сеющие панику и убеждающие в близкой победе российских войск; спамить номера телефонов, распространяющиеся украинской стороной, по которым можно узнать, нет ли среди убитых российских солдат твоего родственника, и т.д. К середине весны его активность в этом направлении несколько снизилась, а сам Поздняков переключился на пророчества о неизбежности ядерной войны, готовиться к которой призывал своих соратников, и даже создал достаточно подробные инструкции на этот случай.

К концу весны на ресурсах всех ультраправых «украинская» тематика стала выдыхаться, и посты, посвященные теме «спецоперации», стали понемногу вытесняться традиционным контентом, в том числе антимигрантским.



[1] Бастрыкин обратился к Путину из-за преступлений мигрантов // Lenta.ru. 2022. 7 февраля (https://lenta.ru/news/2022/02/07/bastrykin_putin/).

[2] В Госдуме предложили запретить детям мигрантов учиться в российских школах // Lenta.ru. 2022. 9 февраля (https://lenta.ru/news/2022/02/09/milonovs/).

[3] Губернатор ХМАО запретила иностранцам водить такси и торговать алкоголем // Коммерсантъ. 2021. 14 декабря (https://www.kommersant.ru/doc/5129898).

[4] В Тверской области определили сферы, где не смогут работать трудовые мигранты // Tvernews. 2021. 10 декабря (https://tvernews.ru/news/279208/).

[5] В Тюменской области мигрантам запретили работать в такси // РБК. 2021. 18 декабря (https://www.rbc.ru/society/18/12/2021/61bdc2c69a7947d6b6f5ce8b).

[6] Калужская область запретит иностранцам работать в торговле, перевозках и общепите // Коммерсантъ. 2022. 11 февраля (https://www.kommersant.ru/doc/5215183).

[7] В Прикамье иностранцы лишились работы // Российская газета. 2022. 4 апреля (https://rg.ru/2022/04/11/reg-pfo/v-prikame-inostrancy-lishilis-raboty.html).

[8] Медведев заявил о риске появления в России преступных этнических анклавов // РБК. 2022. 11 февраля (https://www.rbc.ru/politics/11/02/2022/620642419a79475d32b4fd8b).

[9] Скандал с домогательствами к четверокласснице закончился выдворением мигрантов // Kaluga poisk. 2022. 17 января (https://www.kaluga-poisk.ru/news/obrazovanie/skandal-s-domogatelstvami-k-chetveroklassnitse-zakonchi....

[10] Российский школьник постучал половым органом пятикласснику по голове // Lenta.ru. 2022. 23 января (https://lenta.ru/news/2022/01/23/tuk/).

[11] Полиция показала лица грабителей, убивших кассира супермаркета в Подмосковье // НТВ. 2022. 9 февраля (https://www.ntv.ru/novosti/2672722/).

[12] Раненый при поножовщине в школе шестиклассник начал дышать самостоятельно // Московский комсомолец. 2022. 11 февраля (https://www.mk.ru/incident/2022/02/11/ranenyy-pri-ponozhovshhine-v-shkole-shestiklassnik-nachal-dysh....

[13] Мигранты избили полицейских в московском метро из-за просьбы показать документы // НТВ. 2022. 18 февраля (https://www.ntv.ru/msk/novosti/2679302/).

[14] ЦИАН обвинили в дискриминации русских // Lenta.ru. 2021. 7 декабря (https://lenta.ru/news/2021/12/07/nazi/).

[15] Травля журналистки со стороны сторонников патриархата // Центр «Сова». 2021. 7 декабря (https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/news/racism-nationalism/2021/12/d45406/).

[16] Савельев Андрей. Мы не пацифисты // Блог в Livejouranl. 2022. 23 марта.

[17] Будникова Софья. У «военной операции» в Украине будут следующие итоги // Telegram-канал Движения националистов. 2022. 5 марта.

[18] Позиция Общества.Будущее в связи с событиями на Украине // ВКонтакте. Страница «Общество.Будущее». 2022. 24 февраля.

[19] Михаил Очкин о событиях на Украине // ВКонтакте. Страница «Консерватор». 2022. 2 марта.

[20] Донецкое отделение партии Лимонова ушло на фронт // ВКонтакте. Страница «Другая Россия Э.В. Лимонова». 2022. 6 марта.

[21] Касательно пленных // Telegram-канала ДШРГ «Русич». 2022. 19 июня.

[22] Вот вы опять устраиваете петушиный набег, хохлы // Telegram-канал Евгения Рассказова. 2022. 28 мая.

[23] Ответом на официально направленное в госорганы обращение о проведении законного согласованного мероприятия в поддержку армии и политики президента, я получил бумажку с угрозами от прокурора // Telegram-канал Егора Холмогорова. 2022. 14 марта.