COBA

СОВА

Информационно-аналитический центр
Версия для печати. Опубликовано на www.sova-center.ru
Оригинал: /religion/publications/2015/09/d32824/

Перерегистрация религиозных организаций в Крыму (фрагмент отчета ОБСЕ)

17 Сентября 2015 | 

17 сентября 2015 года был опубликован отчет Бюро по демократическим институтам и правам человека и Верховного комиссара по делам национальных меньшинств Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), посвященный соблюдению прав человека в Крыму. Мы публикуем фрагменты этого доклада, касающиеся перерегистрации религиозных организаций и положению религиозных общин крымских татар, и предваряем их некоторыми вводными комментариями авторов отчета.

 



По приглашению правительства Украины от 15 июня 2015 года Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ ОБСЕ) и Бюро Верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств (ВКНМ) совместно осуществили миссию по оценке положения в области прав человека в Крыму с 6 по 18 июля 2015 года. В рамках миссии была проведена оценка текущего положения в области прав человека в Крыму, включая те изменения, которые произошли в положении групп меньшинств со времени публикации предыдущего отчета о ситуации в Украине в мае 2014 года, вскоре после оккупации и аннексии Крыма Российской Федерацией.

Следует отметить, что наиболее острые проблемы в области прав человека, существующие на сегодняшний день в Крыму, соответствуют тем вызывавшим озабоченность вопросам и негативным тенденциям, на которые БДИПЧ и ВКНМ указали в своем предыдущем отчете и к решению которых призвали власти, де-факто осуществляющие контроль в Крыму. Несмотря на наличие четких полномочий по мониторингу ситуации с правами человека в Крыму, организации и независимые эксперты ОБСЕ, ООН и Совета Европы имели ограниченный доступ, либо вовсе не имели доступа на Крымский полуостров с момента его аннексии. Так как де-факто власти Крыма оставили без ответа просьбу о предоставлении разрешения на посещение Крыма. Миссия провела предварительный сбор фактов и исследование на территории материковой части Украины, а также дистанционные интервью с соответствующими респондентами в Крыму и других регионах. <…>

Cвобода объединений, свобода передвижения, свобода слова и доступа к информации, были ограничены тем или иным образом – путем принятия официальных мер или осуществления отдельных действий, направленных против отдельных лиц или общин, представляющих противоположные взгляды, мнения или социально-политические структуры. Требование о перерегистрации, установленное Россией для неправительственных организаций (НПО), СМИ и религиозных организаций, было, согласно сообщениям, направлено против тех, кто противился российскому правлению, и в значительной степени ограничивало свободу объединений, деятельность гражданского общества и количество независимых голосов в медиапространстве.

 



Религиозные организации крымских татар

 

Давление, оказываемое на крымскотатарские религиозные организации, имеет четко выраженные периоды усиления и ослабления. С июня по сентябрь 2014 года де-факто крымские правоохранительные органы провели обыски в мечетях и медресе (исламских школах) на всей территории полуострова и подвергли допросам десятки крымских татар, подозреваемых во владении запрещенными материалами экстремистского характера или в принадлежности к запрещенным, согласно законодательства Российской Федерации, религиозным организациям, таким как «Хизб ут-Тахрир». Многие из этих обысков были проведены в мечетях и медресе, находящихся в ведении Духовного управления мусульман Крыма (ДУМК). 

24 июня 2014 года ФСБ провела обыск в медресе в селе Кольчугино Симферопольского района. 13 августа 2014 года также были проведены обыски в трех медресе в Симферополе, в образовательном центре на проспекте Победы, в женском медресе в Каменке и в медресе Сеит-Сеттар. 22 сентября 2014 года был проведен семичасовой обыск в мечети Дерекой в Ялте. Против трех крымских татар – Руслана Зейтуллаева, Нури Примова и Рустама Ваитова – были выдвинуты обвинения в участии в экстремистских религиозных организациях по ч. 5 ст. 205 УК РФ. После первоначальной волны облав, которые устраивались в религиозных общинах, подконтрольных ДУМК, власти изменили свой подход к ним. В январе 2015 Сергей Аксенов, де-факто глава Республики Крым, публично признал чрезмерный характер обысков в домах религиозных крымских татар. Также, 17 февраля 2015 года городской суд Евпатории постановил, что мечеть Джума-Джами в Евпатории принадлежит ДУМК и что недавно образованная группа, отколовшаяся от ДУМК и называющая себя «Таврический муфтият», не имеет на нее прав. Изменение политики власти по отношению к ДУМК скорее всего объясняется тем, что председатель ДУМК муфтий Эмирали Аблаев занимает более умеренную позицию и, что важно, является членом Меджлиса. В последнее время он воздерживался от прямой критики в адрес властей, де-факто осуществляющих контроль в Крыму, и принимал участие в официальных собраниях, организованных де-факто властями.

 

Перерегистрация религиозных организаций

 

Право на свободу мысли, совести, религии или убеждений является основополагающим правом, признанным международными договорами в области прав человека и обязательствами перед ОБСЕ. Это право включает в себя свободу демонстрировать свою приверженность определенной религии или убеждениям в составе общины, в том числе в рамках организаций, обладающих правосубъектностью. Руководящие принципы относительно правосубъектности религиозных общин и общин, придерживающихся определенных убеждений, совместно опубликованные БДИПЧ и Венецианской комиссией Совета Европы, гласят, что: «Процедуры, предоставляющие религиозным общинам или общинам, придерживающимся определенных убеждений, доступ к получению статуса юридического лица, не должны предусматривать каких-либо обременительных требований», и что «законодательство не должно отказывать религиозным общинам или общинам, придерживающимся определенных убеждений, в получении статуса юридического лица на том основании, что среди учредителей общины есть иностранцы или неграждане, или что ее штаб-квартира находится за рубежом».

Правовые организации религиозных общин также были обязаны пройти перерегистрацию в соответствии с российским законодательством с тем, чтобы продолжить свою организационную деятельность, в том числе аренду помещений, наем сотрудников или приглашение иностранных граждан для участия в их религиозной деятельности. Примечательно, что только российские граждане имеют право регистрировать религиозные организации в качестве юридических лиц.

Первоначальный срок перерегистрации религиозных организаций [Крыма], назначенный на 1 января 2015, был продлен сначала до 1 марта 2015 года, а затем до 1 января 2016 года в связи с тем, что религиозные организации сталкивались с трудностями при прохождении бюрократической процедуры подачи заявлений о регистрации.

Согласно сообщениям, основной технической проблемой, с которой сталкивались религиозные организации, желавшие пройти перерегистрацию, были обширные требования к документации, отсутствие необходимых юридических знаний и длинные очереди.

Те организации, которые сумели подладиться под структуру своих религиозных общин, зарегистрированных в России, смогли воспользоваться упрощенной процедурой перерегистрации. Однако те организации, которые впервые проходили регистрацию в соответствии с российским законодательством, согласно сообщениям, были обязаны предоставить дополнительную информацию, такую как доктрина организации и политические взгляды.

На момент аннексии более 1400 религиозных общин были зарегистрированы в Крыму как юридические лица в соответствии с украинским законодательством, а 674 общин (в основном принадлежащих муфтияту) действовали неофициально, без регистрации. До истечения первоначально установленного срока регистрации 1 января 2015 года по техническим причинам было отклонено 150 заявлений, в том числе все 20 заявлений от общины Свидетелей Иеговы. Также были отклонены заявления от католической общины, которая представила часть документов на украинском языке. Российские власти сообщили, что в период с 1 января 2015 года и до истечения первого дополнительного срока 1 марта 2015 года перерегистрацию в соответствии с российским законодательством успешно прошли лишь 60 религиозных организаций (в том числе 9 общин). После истечения этого срока УВКПЧ сообщило о том, что заявления о перерегистрации подали менее 200 религиозных общин, и что на 8 мая 2015 года все также лишь 51 из них успешно прошли перерегистрацию (за исключением 9 религиозных общин). К 10 августа 2015 года на вебсайте Федеральной налоговой службы Российской Федерации был опубликован список, состоявший из 53 местных религиозных организаций, зарегистрированных в Республике Крым и Севастополе (за исключением общин, зарегистрированных под эгидой московских юридических лиц с использованием упрощенной процедуры).


[В итоге] в соответствии с требованиями российского законодательства об обязательной перерегистрации юридических лиц процедуру перерегистрации успешно прошли не более 5 - 10 процентов от общего числа НПО, СМИ и религиозных организаций, которые ранее были зарегистрированы в соответствии с украинским законодательством. В некоторых случаях процедура перерегистрации была использована для того, чтобы исключить проукраинские организации и СМИ, что привело к значительному сокращению масштабов пространства гражданского общества, а также негативно сказалось на разнообразии взглядов. Европейский суд по правам человека постановил, что отказ или задержка в регистрации ассоциаций, в том числе при необходимости приобретения правосубъектности, могут являться нарушением свободы объединений.

 

 

Комментарий:

Источники:

Отчет Миссии ОБСЕ по оценке положения в области прав человека в Крыму, 6–18 июля 2015 года (неофициальный русский перевод) // Официальный сайт ОБСЕ. 2015. 17 сентября.

Страница сгенерированна 27 Май 2018 в 08:26