Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».

СПЧ обсудил проект Стратегии противодействия экстремизму, выработанный комиссией под началом МВД

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».

20 июня 2014 года состоялось специальное заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте, посвященное обсуждению проекта Стратегии противодействия экстремизму в РФ до 2025 года, представленного Межведомственной комиссией по противодействию экстремизму. Стратегию представили ответственный секретарь комиссии и начальник Главного управления МВД по противодействию экстремизма Тимур Валиуллин и его заместитель Владимир Макаров.

Многие выступающие критиковали проект за двусмысленность ряда формулировок, которые в дальнейшем могут послужить основанием для ограничения свободы собраний, свободы слова в интернете, усиления репрессий против "нетрадиционных" мусульман и т.д.

Директор Центра «Сова» Александр Верховский вкратце представил проект изменений в законодательстве, призванных сфокусировать меры противодействия на явлениях, прямо или косвенно связанных с насилием, а также избежать чрезмерных ограничений гражданских свобод. В том же духе была высказана и критика в адрес проекта, в первую очередь – понятий, которыми оперируют авторы Стратегии.

Сопредседатель Общественной коллегии по жалобам на прессу Юрий Казаков также говорил о необходимости уточнения и исправления понятий. С его точки зрения некоторые ошибочные понятия работают скорее на обострение, чем на снижение напряженности в обществе.

Журналист Максим Шевченко резко критиковал само понятие "экстремизм". Он также призвал не выделять ислам среди прочих религиозных направлений, как это сделано в Стратегии, поскольку это неизбежно будет воспринято многими мусульманами как дискриминация.

Председатель комиссии Общественной палаты РФ по развитию гражданского общества политолог Иосиф Дискин указал на необходимость работать в первую очередь с социальными основаниями, из которых вырастают экстремистские тенденции, а не с идеологией.

Юрист Михаил Краснов настаивал на важности государственного противодействия идейным основаниям экстремизма.

Прозвучали и другие мнения. Так, председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов говорил о потенциальной опасности компьютерных игр-"стрелялок" как фактора, способствующего росту насилия в обществе.

Директор Департамента государственной политики в сфере межнациональных отношений Минрегионразвития Александр Журавский в ответ на критику ряда членов СПЧ пояснил, что Стратегия формулируется не только в правовых терминах, поскольку речь в ней идет не только о деятельности правоохранительных органов, но и о политике государства в целом.

Стратегию также поддержал представитель Генпрокуратуры Алексей Жафяров, ссылаясь на принцип защиты демократии от антидемократических действий. С точки зрения Жафярова, важно, что, в отличие от практики стран Западной Европы, нормы и концепции которых не содержат перечисления конкретных идеологических угроз, в т.ч. религиозных, ограничиваясь лишь общими принципами, Стратегия прямо указывает на опасные явления и группы.

И Журавский, и представители МВД выразили готовность учесть ряд замечаний членов СПЧ и участников дискуссии.

Ссылки на данную статью [4]