Новости по теме

Глава 3. Правые радикалы между Богом и нацией

Настоящий материал (информация) произведен и (или) распространен иностранным агентом РОО Центр «Сова» либо касается деятельности иностранного агента РОО Центр «Сова».

Взаимосвязь националистической и религиозной составляющей идеологии современных российских праворадикалов бесспорна. Национальная самоидентификация, основополагающая для ультраправых, тесно связана с религиозной. Но дело не только в этом.

Мировоззрение русских праворадикалов как таковое представляет собой религиозный взгляд на окружающий мир. Конечно, данное утверждение подразумевает расширенное (может быть, чрезмерно) понимание "религиозности", пожалуй, его более корректно сформулировать так: из всех современных политических течений правый радикализм имеет больше всего типологических черт, роднящих его с религиозным характером ценностей, авторитетов и менталитета вообще. В силу этого естественно и тесное переплетение националистических и религиозных мотивов в идеологиях движений ультраправой части политического спектра. По большому счету, любая исследовательская работа о мировоззрении радикальных правых групп не может не затрагивать, в той или иной степени подробности, религиозную его составляющую.

В литературе уже были предприняты попытки рассмотреть отдельные стороны проблемы "правый политический радикализм и религия". Наиболее подробно освещены темы "русского неоязычества" (стоит упомянуть работы Виктора Шнирельмана(1), Владимира Прибыловского(2) и Евгения Мороза(3)) и отношений православия с ультраправыми группами(4) (особое внимание в этой области вызывали "православные фундаменталисты" в лоне Русской православной церкви Московского патриархата (РПЦ МП), немало также было приложено усилий для доказательства того, что христианская риторика нацистов является поверхностной и неискренней(5)). Насколько это возможно, я постараюсь не повторять уже написанное, а сконцентрироваться на мало освещенных вопросах.

В основном, отечественные праворадикалы — приверженцы православия. Надо заметить, что далеко не во всех случаях эта приверженность действительно конфессиональная, религиозная, нередко национальная версия "христианства" понимается скорее как культурный ориентир. Стереотип традиционного национализма - "если патриот, значит православный" - очень часто сознательно эксплуатируется в сугубо практических целях. При этом можно заметить закономерность - чем радикальнее организация, чем больше она ориентирована на опыт европейского фашизма и меньше - на традиционный русский государственный патриотизм, тем слабее привязанность к РПЦ МП (хотя православие вполне может декларироваться), и наоборот. Все националистические группы, возводящие свою традицию к дореволюционной эпохе если и позволяют себе критику отдельных черт РПЦ МП, не отрицают ни священнической иерархии, ни духовного авторитета руководства церкви. Напротив, более радикальные организации, могут относиться весьма критично к "официальной" церкви(6). Если не большинство, то значительная часть национал-радикалов склонны дистанцироваться от "государственной" церковной организации.

Особенно широко распространено недоверие к РПЦ МП у христианских национал-социалистов. В их среде чрезвычайно распространен тезис о "предательстве православия" РПЦ. Так, нацистский лидер К. Касимовский, лидер Русского национального союза (РНС)(7), организации, лозунгом которой было "Чистота веры и чистота крови", позволяет себе довольно резкие выпады по отношению к священникам и Патриарху: "Когда Патриарх Московский и Всея Руси говорит жидам: "Шалом вам, братья, мы веруем в одного Бога и у нас с вами общие пророки и Боги"(8), то это заслуживает того, чтобы Патриарха лишить сана и вообще отлучить от церкви"(9). Ср. с позицией лидера Черной сотни Александра Штильмарка, характерной для традиционных православных националистов: "Какая паства - такой и Патриарх. Ругать Патриарха - это сверхкощунственно <...> Мы исправимся - будет другой патриарх"(10). Касимовский же является прихожанином РПЦЗ; первая полоса первого выпуска редактируемой им газеты "Штурмовик" была иллюстрирована фотографией, на которой "соратников" РНС благословляет епископ РПЦЗ. К приходам под юрисдикцией РПЦЗ, а также Истинно-православной ("катакомбной") церкви (ИПЦ), относятся и большинство членов примыкающего к РНС "Братства святого преподобного Иосифа Волоцкого", издающего после запрета "Штурмовика" газету "Царский опричник". Бывший "вождь" и основатель РНС Алексей Вдовин воспитывался в ИПЦ.

Прихожанином одной из ветвей ИПЦ ("Церковь Апокалипсиса", она же "Межрегиональное духовное управление ИПЦ") был и лидер Русского национального единства (РНЕ) Александр Баркашов. По мере расширения масштабов деятельности организации связи с ИПЦ нивелировались, и баркашовцы, особенно в регионах, стараются наладить благожелательное сотрудничество с епископатом и клиром РПЦ. Однако на первых этапах становления этой наиболее крупной отечественной национал-радикальной организации ее деятельность была тесно связана с некоторыми группами ИПЦ. В частности, личным духовником Баркашова одно время был Константин Васильев, самозванный "архиепископ Лазарь, агнец откровения", руководитель одного из осколков ИПЦ, авантюрист и крайне неуравновешенная личность. В 1990 году он благословил эфемерный "Корпус стражей Руси Православной" на базе РНЕ и даже рукоположил Баркашова в иподьяконы (впрочем, уже в 1996 году Лазарь отошел от РНЕ и снял свое благословение из-за "бездействия Корпуса"(11)). В 1990-1992 гг. многие группы баркашовцев официально оформлялись как братства и общины ИПЦ ("Община архистратига Михаила" в Мытищах и др.). Использовались в те годы вариации известного плаката "Россия ждет волю твою" с молодым человеком в черной рубашке, вооруженного мечом и щитом - на щите было добавлено изображение восьмиконечного православного креста и надпись "Истинно православная церковь"(12).

Позже, с расширением масштаба деятельности, РНЕ стало сложнее строго замыкаться на малочисленных сектантских общинах(13). Региональные руководители всячески старались наладить благожелательный контакт с епископатом и отдельными священниками (предлагая сотрудничество в издании печатного органа, помощь в восстановлении и охране храмов, проведении массовых мероприятий, обращаясь к священникам с просьбами помочь в проведении образовательных и идеологических занятий и т.п.), и, если это получается, в пропагандистских целях максимально громко об этом заявляли. Однако дистанция по отношению к иерархам РПЦ сохранялась(14). В официальной партийной газете "Русский порядок" был опубликован "вопрос к Русской православной церкви"(15). Вопрос этот: "Не забыли ли Вы, Святые Отцы, какой Вере служите и что за люди - какой веры и какой национальности - распяли Сына Божия Иисуса Христа?". И далее: "Ибо пришло время определяться - с кем Вы, потому как представляете Вы Церковь Святую, а не девку продажную. И если Вы не сделаете выбор, то мы его сделаем за Вас - воздадим каждому по делам его. Данным обращением Русское Национальное Единство официально предупреждает Московскую Патриархию о недопустимости компромиссов и предательства, как в отношении Русского Народа, так и в отношении Веры Православной". Статья не была подписана, что, учитывая общий пафос, придает ей статус официального заявления. Недаром в кочующем из листовки в листовку стандартном пропагандистском тексте провозглашается, что "члены РНЕ в своей жизни опираются на те старые, присущие раннему средневековью формы православия, которые служили нашим предкам духовной основой при создании и укреплении Русского государства"(16). Можно только предполагать, подпадает ли под это определение с точки зрения баркашовцев РПЦ МП.

Основатель и лидер РНЕ на протяжении 1990-х годов А.Баркашов, явно не принадлежит ни к какому приходу под юрисдикцией РПЦ(17), да и вообще, по собственному религиозному менталитету скорее расистский мистик, нежели православный христианин в каноническом понимании(18), как бы он ни старался выглядеть таковым(19). Была информация и о более чем благожелательном отношении вождя РНЕ к буддизму, в частности, в прессе утверждалось, что летом 1999 года Баркашов совместно с председателем Союза российских буддистов Игорем Антоновым, также выходцем из НПФ "Память", предпринимал паломническую поездку в Иволгинский дацан в Бурятии(20).
Были отмечены и факты сотрудничества отдельных представителей РПЦЗ с РНЕ(21). Порой налаживались благожелательные контакты нацистов со старообрядцами(22). К последним, как к представителям подлинно "национального", "исконного", "неиспорченного" православия вообще нередко обращаются праворадикалы. Так, лидер широко известной в 1992-1993 годах Национал-республиканской партии России Николай Лысенко, единственный радикальный националист в Государственной думе созыва 1993-1995, говорил о переходе в староверие(23) (правда, в 2003 году он уже активно проповедовал переход в ислам(24)). Как выяснилось на круглом столе в газете "Завтра", посвященном старообрядчеству, последователям "огнепального протопопа" симпатизирует значительное число деятелей радикальной "народно-патриотической оппозиции" (Александр Проханов, Михаил Филин), хотя и не идентифицируясь с ним. Дальше всех в поддержке староверия (от признания его исторической правоты до действительной смены конфессии) пошел идеолог постсоветского национал-большевизма Александр Дугин и группы его последователей по всей России.

А.Дугин начиная с 1996 года стал активно в периодических изданиях, книгах и устных выступлениях доказывать доктринальную правоту раскольников и историческую верность их позиции(25). Его позиция сводится к следующему: "Вообще, надо окончательно заключить, что Православие - это то, что связано со Старой Верой. Или хотя бы по меньшей мере тянется в этом направлении. Никонианский дух - это отклонение, компромисс и малоинтересное, морализаторское, искусственное явление (если не сказать резче)(26)".

Тогда же (или чуть позже) он стал прихожанином подмосковного единоверческого храма в Михайловской слободе (с.Чулково). Вслед за идеологом в старую веру перешло некоторое количество бывших членов Национал-большевистской партии (НБП) в Москве(27), Санкт-Петербурге и Казани.

Этот крайне интересный феномен - стремление националистической интеллигенции из идеологических соображений войти в лоно отдельной конфессии как "традиционной" и содержащей "глубинную догматическую истину" - является частным случаем мифологического мышления, вообще свойственного ультраправым. Согласно традиционалистскому мифу, так или иначе просматривающемуся практически у всех правых радикалов, история схематически делится на четкие периоды: Золотой Век - Катастрофа - Современный Упадок, необходимость Революционного Возрождения(28). В варианте дугинцев трагическая катастрофа отождествляется с никоновской реформой (в ход идут обычные старообрядческие эсхатологические расчеты, связанные с "антихристовой" датой 1666). "Отступление от истинного Православия в период раскола, затем, падение самой никонианской церкви в революцию и сегодняшняя гибель светской русской культуры, удушенной либеральным западничеством, - все это этапы определенного пути. В истоке этих катастроф лежало одно и то же явление"(29).

Что любопытно, дугинцы и подобные "идеологические" староверы нередко встречают теплый прием в лоне церкви (вернее, церквей, поскольку конфессионально они вливаются в разные толки раскольников). Так, Дугина пригласили выступить с приветственным словом на Соборе Русской древлеправославной церкви 20 октября 1998 года. Отчасти это связано с тем, что среди старообрядцев "первого поколения", немногочисленных, но заметных своей активностью(30), большинство присоединились на волне всеобщего религиозного возрождения в конце 1980-х именно к раскольникам, руководствуясь теми же соображениями, что и национал-патриоты в конце 1990-х.

Конечно, большинство националистов продолжает четко ориентироваться на РПЦ МП, вернее, на "фундаменталистское", правое крыло церкви. Однако ни ортодоксальным, ни полусектантским православием не исчерпывается спектр религиозных воззрений праворадикалов.

О неоязычестве как политико-религиозном движении написано довольно много, я постараюсь не повторяться. Можно только добавить, что язычники эксплуатируют вышеописанную "традиционалистскую" историософскую модель, утверждающую всеобщую деградацию и необходимость революционного обновления. Национал-язычники еще в большей степени, нежели православные патриоты, склонны воспринимать религию как "мировоззренческую" позицию, а не как реальную конфессиональную принадлежность, выражающуюся в участии в ритуале. Поэтому интересовать нас должны в первую очередь не ритуальные, а историософские и прочие "идеологические" построения неоязычников. Любопытно, как трактуется "ведистами" и их сторонниками современное состояние общества и перспективы национального возрождения.

В общих чертах мифология любителей славянских древностей сводится к следующему. "Катастрофой" для неоязычников является, конечно, принятие христианства, положившее конец славной и могущественной древнерусской (арийской) государственности. Господство недругов (инородцев, евреев) было установлено уже к Х веку (таким образом, Золотой Век Руси приходится на времена совсем легендарные). С тех пор антинациональными силами (или конкретнее - мировым еврейством) осуществляется только все большее и большее закабаление народов. Все кажущиеся глобальные перемены, войны и революции - только смена методов этого закабаления, не меняющая принципиально реальное положение вещей.

Но при этой глобальной пессимистической картине мира неоязычники постоянно выражают надежду, что в русском народе еще остались здоровые национальные силы, благодаря которым он еще сможет "освободиться от жидовских пут, наладить себе справедливо организованную жизнь, стать объектом для подражания всех народов мира <...>, и нигде не оставить места для паразитического существования жидов"(31). Этой опасностью для еврейского мирового правительства и объясняется постоянная мимикрия правящего слоя, когда "жиды решают на словах пойти навстречу желаниям народа, а на деле продолжать решать свои, чисто жидовские задачи" (32). Этой моделью объясняются и потрясения 1917 года, и падение коммунистического режима. Казалось бы, такое видение ситуации не дает ни малейших оснований для оптимизма; однако выход был найден в концепции, согласно которой с наступлением астрологической эры Водолея закончится эпоха еврейского владычества (астрологическая эра Рыб)(33). Зодиакальный знак Водолея отождествляется с Россией, знак Рыб - с Иудеей. Таким образом, в начале ХХI века закончится почти двухтысячелетний период планетарного доминирования еврейского народа и наступит "эра России". Эта рожденная в оккультно-неоязыческой среде мифологема получила широкое распространение и за ее пределами.

Сторонников дохристианского мировоззрения в узком смысле этого слова, состоящих в общинах(34), регулярно участвующих в "реконструированном" богослужении и т.п. - очень мало. Зато многие язычники называют себя таковыми, имея в виду свое мировоззрение, они уверены в необходимости отринуть православие (поскольку "главная суть его сводится к идее покорности завоеванных народов, терпимости к власти и жестокой расправе с непокорными и инакомыслящими"(35)) и вернуться к национальным корням, дохристианской религии. Как несложно заметить, конкретный конфессиональный выбор вторичен по отношению к националистическому желанию очистить культуру от чужеродный наслоений.

Из этого следует особенность неоязычества как мировоззренческой позиции - в целом ее принимает незначительное меньшинство даже среди радикальных национал-патриотов, но отдельные мифологемы, рожденные в этой среде, являются почти общепризнанными в ультраправой среде и, более того, широко распространяются в массовую культуру.

Национал-радикалы, даже декларирующие свою приверженность православию, охотно пользуются неоязыческими разработками о "русской праистории" и спекуляциями на тему древнейшей русской цивилизации, якобы располагавшейся на необъятной территории Европы и Азии (а то и Африки). Нередко подхватывается ультраправыми миф о расовом всемирном противостоянии, популярностью пользуется порожденная в неоязыческой среде славяно-арийская мифология. Порой использование неоязыческих идей объясняется националистами вполне прагматичным образом. "Нам необходим героический миф, несомненно, таковым может стать только арийский миф"(36), признается один из идеологов левого национал-социализма Александр Елисеев. Имеет широкое хождение и неоязыческая идея о грядущем избавлении от еврейского ига, которое несет смена астрологических эпох ("Эра Водолея - Эра России")(37).

Другое направление, в котором активно распространяются отдельные неоязыческие идеи - это массовая культура (художественная литература и вульгаризированный оккультизм).

С позднесоветских времен в научно-фантастические романы стали проникать идеи мирового противостояния, древней русской цивилизации, образы еврееподобных рационалистов-злодеев и славянских борцов с мировым злом, и т.п.(38) Настоящий же расцвет неоязычества в литературе начался с момента вторжения на отечественный книжный рынок жанра фэнтази(39). Многие российские авторы(40) обращаются в своих произведениях все к тем же неоязыческим мифологемам (праистории, арийскому мифу, и т.п.)(41). Эта печатная продукция легко находит себе относительно массового читателя - устав от инокультурных реалий литературы подобного рода, к "славянской" фэнтази положительно относятся даже люди, не склонные к нацистскому мировоззрению.

В оккультно-эзотерических кругах распространяются чаще не чисто "ведические", но все же тесно связанные с русским неоязычеством мифологемы - расовая теория основательницы теософии Е.П.Блаватской и ее последователей (в своем крайнем виде доведенная до ариософии), руническая магия "древних славян и германцев" , астрологические спекуляции(43). С позиций полунационалистического оккультизма вещает когда-то солидный журнал "Наука и религия", сходной позиции придерживаются многочисленные издания, посвященные "мистике" и "загадкам древних цивилизаций". В чистом виде оккультно-неоязыческим с нескрываемым националистическим уклоном является альманах "Мифы и магия индоевропейцев".

Общий спектр оккультно-языческих течений, так или иначе эксплуатирующих националистическую риторику и контактирующих с праворадикальными организаций, крайне разнообразен. Кроме собственно "ведических" групп, существуют политико-религиозные секты, эксплуатирующие переходную парадигму, обогащая стандартную мифологию, основанную на "Велесовой книге", доктринами, почерпнутыми как из традиционных религий, так и из современных сектантских учений. Так, Партия духовного ведического социализма(44) вобрала в свою идеологию мотивы, заимствованные из кришнаизма, а московская Тантра Сангха(45) - некоторые тантристские идеи. Любопытна также оккультно-расистское учение Церкви Нави.

Церковь Нави - ярко выраженная квази-религиозная организация(46). Ее доктрину, довольно оригинальную в контексте отечественного идеологического пейзажа, лидер секты Илья Лазаренко определяет как "языческий гностицизм"(47) или как "ариософию"(48). Отдаленно действительно напоминая гностицизм, учение Церкви скорее является вариацией мировоззрения Мигеля Серрано(49). Сводится же оно, вкратце, к следующему(50).

Собственно "Навь" - это "идеальный духовный мир", нематериальный мир "светлых арийских богов". Злокозненный Демиург самим фактом творения материального мира (Яви) сковал богов рамками "концентрационной вселенной", цепями "вечного возвращения". Белое человечество - это арии, светлые боги в условиях материальной вселенной. Черная и желтая расы - продукт порочного творения Демиурга в чистом виде, не имеющий подлинной "искры божьей", "души". Для того, чтобы помочь белому человечеству вырваться из материальных оков, арийские боги материализуются в виде героев-аватар в явленном мире (идея, как и сам термин, взята из индуизма). Аватарой был Один-Вотан-Велес (это отождествление - плод мифотворчества Лазаренко), давший ариям тайное знание рун и эзотерическое учение (ариософию); аватарой был Гитлер (это - в чистом виде идея Серрано). Практический выход из сложившейся ситуации всемирной "деградации" заключается в возрождении ариософии, ритуалах взывания к "арийским богам" и борьбе за расовую чистоту (т.к. только "чистое" белое человечество имеет шанс вырваться из пут материи, поскольку имеет своей родиной нематериальный мир, Навь). Церковь Нави практикует разработанные мистические ритуалы и службы для достижения этих целей.

Можно отметить нетрадиционное для неоязычников понимание взятых из классического "ведизма" терминов Навь и Явь; роль расизма как духовного принципа. (Замечу в скобках - для "классических" неоязычников Явь - материальный мир; Навь - нематериальный, загробный мир, "темная сторона" бытия, сама по себе не "демоническая", но ее проявление в Яви вредоносно (ср. разговорное выражение "навьи чары"); Правь - высший, идеальный духовный мир богов(51). Впрочем, эта схема только с большой натяжкой может быть названа исконно-славянской, у науки нет подобных подробных данных о дохристианской философии. Триада Явь-Навь-Правь, по всей видимости, с таким смыслом введена в оборот Юрием Миролюбовым(52)).

Церковь Нави по своему составу абсолютно совпадает с откровенно нацистской Партией "Национальный фронт", являя собой, тем самым, образованный по неоязыческой парадигме пример политико-религиозного синтеза.

Любопытно, что с Лазаренко и его Церковью активно сотрудничают московские сатанисты (в частности, "сатанинский орден Черный дракон"). Основные точки соприкосновения - это нацизм, антихристианство и склонность к экзотическим ритуалам и учениям. Активный участник как "Церкви", так и "ордена", Михаил Науменко, 4 сентября 1999 был арестован по подозрению в организации взрывов у стен столичных синагог в мае того же года(53). Через своего идеолога, Руслана Воронцова (он является автором "Книги Нави" и вторым человеком в организации после Ильи Лазаренко(54)), Церковь связана с наиболее экстремистской и законспирированной российской сатанистской организаций - "Южным крестом" (Московской церковью сатаны)(55). Воронцов является харизматическим и авторитарным лидером "Креста". Вокруг этой группы ходят многочисленные слухи, касающиеся источников финансирования организации - назывались и контроль над наркооборотом, и подпольная торговля человеческими органами и оружием, и даже заказные убийства. В любом случае, организация явно не бедствует. Пропаганду сатанисты ведут как среди молодых поклонников тяжелой музыки, так и среди скинхедов - представителей неонацистского молодежного субкультурного движения.

Не как конкретная конфессиональная доктрина, но в качестве "религиозной" составляющей праворадикального мировоззрения, национал-сатанизм распространен относительно широко. Наиболее известным и активным пропагандистом этой идеологии является популярный радиоведущий Георгий Осипов, на организационном уровне близкий к НБП. В своих статьях и передачах он излагает, в частности, следующее: "Нацизм - это стремление к совершенству, а сатанизм - жизнь по законам природы... Сатанизм - это не когда старые и вонючие приносят в жертву молодых и сильных, чтобы продлить свое болезненное существование, этим занимаются банки в Соединенных Смрадах Америки. Настоящий национал-сатанизм сегодня - это когда молодые и здоровые организмы - нет, не приносят в жертву, нужны они им, но просто сметают все гнилое, умирающее, лишнее, ненужное - чтобы не мешалось..."(56). Надо сказать, что лично Осипову не откажешь в определенном обаянии и шарме, и с его легкой руки подобные идеи получили широкое хождение как в национал-радикальных кругах (что дало основание для оценки журналистами идеологии НБП как "сатанизма по старому обряду"(57)), так и за их пределами.

Подводя итог, можно отметить несколько черт, характеризующих политико-конфессиональную сторону идеологии и деятельности праворадикальных организаций. Создается ощущение, что при выборе конкретной конфессии ультраправые руководствуются уже сформировавшимся мировоззрением, отыскивая наиболее "традиционную" религию, которая бы могла послужить основой для формирования нового национального мировоззрения. Если же таковой не обнаруживается, то она "реконструируется" по представлению (если речь идет об "исконных" дохристианских верованиях), либо же, в крайнем случае, откровенно придумывается (как в случае Церкви Нави). В последнем варианте формируется уникальная политико-религиозная секта.

Этим же объясняется и склонность наиболее творческих "ищущих" национал-радикалов часто менять свои религиозные позиции, переходя на более традиционные и национальные(58). Причем, за исключением отдельных случаев, обусловленных конъюнктурой, это не мешает им, выбрав конфессию, искренне и глубоко верить.

Кроме того, даже те лидеры и организации, которые не имеют ярко выраженной религиозной позиции, активно эксплуатируют религиозную риторику, как христианскую ("Америка - это Антихрист", "с нами Бог", и т.п.), так и языческую (или славянскую, или подражая парадигме германского нацизма(59)). Иногда в ход идут просто мистико-оккультные рассуждения и истории(60).

Я уже писал в начале этой главы, что правые радикалы по своей системе ценностей в принципе близки к религиозному мировоззрению. Более того, на мой взгляд, нацистские группировки по многим параметрам подпадают под понятие "новое религиозное движение"(61). Например, "Заповеди нацбола"(62) (т.е., члена НБП) гласят: "1. Наш Бог - Россия, партия - наша церковь. Партию нельзя оспаривать, в партию надо верить". Конечно, в это есть доля стилизации, но ср. дальше: "6. Питерский лидер НБП Андрей Гребнев как-то сказал: "Я прекратил все свои связи с людьми вне партии". Верно, Андрей! Подражайте Андрею. Людей вне партии, обывателей живущих только личной жизнью и ее эмоциями следует презирать. Нацбол должен называть их "овощами". "Кадровыми" (термин впервые употребил Александр Дугин, заимствовав его из словаря старообрядцев) следует называть людей Системы". Подобных цитат, как в изданиях НБП, так и в иных ультраправых материалов, можно найти множество.

Как пишет А.Шатров, "внутреннее устройство самой НБП и правила поведения нацболов позволяют говорить о сектантском характере партии, что, впрочем, свойственно большинству радикальных организаций"(63).

Таким образом, праворадикальные группировки являются религиозными не в меньшей степени, чем политическими: пожалуй, это наименее "политическая" и наиболее "религиозная" часть политического спектра. "Религиозность" при этом может пониматься как в узком смысле (т.е., религия играет для правых радикалов более важную роль, нежели для других идеологических направлений), так и в широком (по системе ценностей, менталитету, и т.п., вплоть до фразеологии праворадикальные организации обнаруживают значительное количество общих черт с новыми религиозными движениями).


1 См. например: Шнирельман В. Неоязычество. Неоязычество в России// Диагноз, № 1, апрель 1997. С.16; Он же. Изобретение прошлого// Новое время, № 32, 1996. С.44; Он же. Миф о сверхчеловеке возрождается в России// Новое время, № 13, 1997. С. 37-38; Он же. Русское неоязычество и антисемитизм - Еврейска iсторiя та культура в Украiнi, Киiв, 1997. С.122-125; Он же. Неоязычество и национализм. Восточноевропейский ареал - Исследования по прикладной и неотложной этнологи, № 114, М.: Институт этнологии и антропологии Российской академии наук, 1998; Он же. Русское неоязычество: поиски идентичности или неонацизм?// Страницы Библейско-богословского института св. апостола Андрея, т. 4, вып. 1, 1999. С.124-135; Он же. Неоязычество на просторах Евразии// Диа-Логос. 1998-1999. Вып. II. С. 201-215; Он же. Перун, Сварог и другие: русское неоязычество в поисках себя - Неоязычество на прострах Евразии. М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2001. С.10-39; Victor A. Shnirelman. Russian Neo-pagan Myths and Antisemitism - Analysis of Current Trends in Antisemitism, № 13, The Hebrew University of Jerusalem, The Vidal Sasoon International Center for the Study of Antisemitism, 1998.
2 См., например: Прибыловский В. Новые язычники - люди и группы// Русская мысль, № 4220, 30 апреля - 6 мая 1998; Он же. Русские язычники// Экспресс-Хроника, 21 февраля и 7 марта 1998; Он же. Русское неоязычество - квазирелигия национализма и ксенофобии// Диа-Логос. 1998-1999. Вып. II. С.137-160; Он же. Неоязыческое крыло в русском национализме// Религия и СМИ, 31 октября 2002. См. также Верховский А., Михайловская Е., Прибыловский В. Политическая ксенофобия: радикальные группы, представления лидеров, роль Церкви - М.: ООО "Панорама", 1999. С.123-134.
3 См., например: Мороз Е. Ведизм и фашизм// Барьер, № 3,1993. С. 4-8; Он же. Ведизм. Языческая версия русской идеи - СПб., 1992, машинопись; Он же. Язычники в Санкт-Петербурге - Неоязычество на прострах Евразии. М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2001. С. 39-56.
4 См., например: Нужен ли Гитлер России?.. С.184-239; бюллетень фонда "Антифашист", № 6, "Фашизм и религия"; Полосин В. Национал-патриоты и Русская Православная Церковь: Всемирный Русский Собор// Диа-Логос. 1997. Вып. I. С.114-122; Илюшенко В.Русский фашизм и религия// Диа-Логос. 1998-1999. Вып. II.160-172; Верховский А. Ксенофобия и религия в России// Диа-Логос. 1998-1999. Вып. II. С.97-137; Он же. Церковь в политике политика в церкви - Политическая ксенофобия... М.: ООО "Панорама", 1999. С. 60-123, особенно С.101-113.
5 Характерная позиция: "Фашизм - это наиболее опасная разновидность язычества, требующего кровавых жертвоприношений. Можно сказать, что фашизм - это бунт подземной стихии против божественного миропорядка" (Илюшенко В. Две модели христианства и русский фашизм - Нужен ли Гитлер России?.. С.197). Нам подобная точка зрения, решительно "разводящая" по разные стороны баррикад христианство и "фашизм", кажется неубедительной и идеализированной.
6 Отчасти это связано с общей двойственностью отношения радикалов к российской государственности: с одной стороны, горячий патриотизм, переходящий в шовинизм, с другой - ярко выраженное нежелание идентифицироваться с современным политическим "режимом".
7 С 2000 - движение "Русское действие".
8 Искаженная цитата из вышеупомянутого обращения Алексия II к американским раввинам ("Ваши пророки - наши пророки...").
9 Онегина С. Национальная революция Касимовского [интервью с Касимовским К.]// Русская мысль, 20-26 ноября 1997. См. также далее:
" - Ваше отношение к официальной Православной Церкви?
— "Ублюдочные попы" — это и есть наше отношение к официальной церкви.
— Почему?
— Потому что они предали веру".
10 Черная сотня: вчера, сегодня, завтра [интервью со Штильмарком А.]// Штурм, № 2, 1996. С.23.
11 Агнец Откровения Владыка Лазарь (Васильев К.). Письмо-факс Баркашову А. от 14 октября 1996. Ксерокопия, архив автора.
12 Плакат, в частности, приведен в издании: Лихачев В., Прибыловский В. Русское национальное единство. История, политика, идеология - М.: ООО "Панорама", 1997. С. 40. Плакат в его стандартном виде приводился в качестве иллюстрации во многих изданиях, см., например: Лихачев В. Нацизм в России... С. 9.
13 Сейчас, с расколом РНЕ, говорить об "ориентации РНЕ" обобщенно сложно, в том числе и в религиозном смысле. РНЕ-II ("группа Лалочкиных") ориентируется на РПЦ МП, Московская региональная организация РНЕ "Славянский союз" Д.Дёмушкина - на одну из ветвей "катакомбной" церкви и т.п.
14 Официальная позиция РПЦ в отношении РНЕ - резко отрицательная. Специально для разъяснения вопроса об отношении к этой организации в официозе Патриархии была опубликована статья "Православный крест или свастика?".
15 Русский порядок, №№ 9 - 1 (12- 3), декабрь 1993 - январь 1994. С.11.
16 Что такое РНЕ - М.: 1996. С. 12.
17 Так, на вопрос корреспондента "Когда вы в последний раз причащались?" Баркашов раздраженно, перейдя на крик, ответил: "Никогда не принимал и не приму ничего из рук представителя это жидовской лавочки, московской патриархии!" (Семенов А., устное сообщение).
18 Критический разбор мировоззрения Баркашова и религиозной идеологии РНЕ в целом, доказывающий их неправославную основу, см, например: Шатров А. Карающий наместник Бога// НГ - Религии, 15 апреля 1998.
19 Так, несомненно, что Баркашов соблюдает пост, совершал поездки в монастыри и т.п.
20 Информация Семенова А. См. также: Суховерхов В. Легенды и мифы железного Шурика// Московский комсомолец, 12 февраля 1999. Увлечение буддизмом не часто, но встречается среди радикальных русских националистов. Так, пресс-секретарь расистской Партии свободы (лидер - Ю.Беляев) Лев Нечипуренко некоторое время даже возглавлял (правда, на сомнительных основаниях) буддийскую общину Дацана Гунзэчойнэй на Приморском проспекте Санкт-Петербурга.
21 Например, известный деятель антисектантского движения Олег Стеняев, рукоположенный в священники в РПЦЗ (впоследствии перешедший в РПЦ МП), вел для соратников организации богословский занятия.
22 Например, в Пермской области. Архиепископ Пермский Афанасий (вполне умеренный по собственным взглядам) жестко настаивал на деполитизации епархии. В результате его либерализма (в частности, он рукоположил в священнический сан еврея) фундаменталистски настроенное крупное православное братство Стефана Великопермского, полным составом вступив в РНЕ, перешло в старообрядчество. См.: Щипков А. Во что верит Россия? - СПб., Издательство Русского Христианского гуманитарного института, 1998. С.54.
23 Осипов В. Николай Лысенко на свободе [интервью с Лысенко Н.]// Десница, № 5, 1997.
24 См. сноску 25.
25 См., например: Дугин А. "Яко не исполнися число звериное" (смысл русского раскола) - Конец света. М.: Арктогея, 1998. С.50-64; Он же. Кадровые// Лимонка, № 80, 1997; Он же. "Сторож! Сколько ночи?"// Лимонка, № 82, 1998; и др.
26 Высказывание на Интернет-конференции "Старая вера" от 12 марта 1999.
27 См. Лимонка, № 86, март 1998. Правда, большинство восприняли староверие только как культурно-мировоззренческий ориентир, воспроизводящийся на уровне отдельных символических жестов (отказ от ношения галстука, отращивание бороды и т.п.). Только немногие - лидер Санкт-Петербургского филиала Арктогеи Александр Сотниченко, Казанского Павел Зарифуллин и некоторые другие - действительно стали воцерковленными прихожанами.
28 См. Sheehan T. Myth and Violence: the Fascism of Julius Evola and Alain de Benois// Social Research, № 1, 1981. Р. 61-62; мне на эту идею (и эту работу) указала сноска в Shnirelman V. Russian Neo-pagan Myths...
29 Круглый стол в газете "Завтра", полный текст был опубликован в Интернете.
30 Это известный феномен, свойственный и доминирующей в России православной церкви - именно люди, недавно принявшие веру, "христиане первого поколения", наиболее рьяно действуют в области общественно-религиозной. Т.н. "меневцы" также могут быть в этом отношении хорошим примером.
31 Нужен ли России Пиночет?// Родные просторы, № 4 (39), 1998. С.1
32 Там же.
33 Кажется, впервые модель, согласно которой переход от одной астрономической эпохи к другой будет сопровождаться глобальными изменениями в раскладе сил на мировой арене, что приведет к рождению духовности нового типа и усилению России, была сформулирована в работах основательницы движения New Age Элис Бейли (см. об этом Шнирельман В. Второе пришествие... , С. 96-99). Работы Бейли переводились на русский язык (см., в первую очередь, Бейли Э. Судьба наций - М., 1994). Впрочем, в том или ином виде эта идея бытовала в западных оккультно-националистических кругах с начала века (ср., например, учение Алистера Кроули об "эоне Озириса", "эоне Гора" и "буре равноденствия"). Среди отечественных идеологов первым эту идею подхватил писатель, публицист и мифотворец В.Щербаков.
34 Краткий обзор неоязыческих обществ см.: Прибыловский В. Русское неоязычество... О не упомянутом там крупном объединении с центром в Омске - Древнерусской инглиистической церкви староверов-инглиингов - см. Лихачев В. Омск древнее египетских пирамид. Потому что он - Асгард// Русская мысль, № 4281, 5-11 августа 1999; Яшин В. "Церковь православных староверов-инглингов" как пример неоязыческого культа - Неоязычество на прострах Евразии. М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2001. С. 56-68.
35 Кандыба В. Указ. соч. С.66.
36 Елисеев А. Национал-революционная идеология и стиль - Выступление на конференции "Государство и национальная идеология".
37 См., напр.: Арийский новый год// Русский порядок, март 1993.
38 См. об этом: Каганская М. Аннотированный обзор научной фантастики 70-х - 80-х годов// Бюллетень Центра по исследованию документации восточноевропейского еврейства (к сожалению, я имел дело только с ксерокопией статьи без титульного листа, и мне не удалось выяснить год издания и номер бюллетеня). См. также: Каганская М. Миф двадцать первого века, или Россия во мгле// Страна и мир, № 11, 1986; №№ 1, 2, 1987. Каганская перечисляет произведения В.Щербакова, В.Назарова, Л.Жуковой, А.Сербы, Ю.Медведева и других. Эти авторы были склонны к воспеванию славянского наследия и, иногда, в явном или скрытом виде, к антисемитским мифам.
39 Некоторые из западных отцов-основателей стиля сами тяготели к нацизму (например, Роберт Говард и Г.Ф. Лавкрафт) и заложили эту тягу в основу стиля.
40 Наиболее популярны из них такие авторы бесконечных эпопей, как Ник Перумов, Галина Романова, Юрий Никитин, Сергей Алексеев и многие другие.
41 См.: Шнирельман В. Где лежат истоки "Мирового зла"? Неонацизм в российской массовой литературе// Диагноз, № 4, май 1999. С. 14-15.
42 Основной популяризатор этой доктрины - Антон Платов, один из активнейших деятелей неоязычества, главный редактор альманаха "Мифы и магия индоевропейцев" и автор журнала "Наследие предков".
43 Основной популяризатор астрологии в позднесоветское и пост-советское время - Павел Глоба - в некоторых своих произведениях позволял себе чуть ли не расистский пафос. См. об этом: Шнирельман В. Второе пришествие...
44 См.: Прибыловский В. Русское неоязычество - квазирелигия... С.155-156.
45 Лидер секты, Свами Садашивачарья, является постоянным участником националистических мероприятий. "Особенностью "Тантра Сангхи" является <...> продолжение традиций эзотерического индуистско-тантрического культа в том виде, в каком он ныне он существует в Индии, и стремление возродить древний рудраистский [так называется искусственно "реконструируемая" славянская религия; ведийский Рудра, самостоятельный бог и одно из имен Вишну, отождествляется с славянским Родом - В.Л.] вариант ведизма в качестве живого и динамичного современного духовного движения", пишет Садашивачарья. И далее: "Может успешно осуществляться стихийное образование неоязыческих групп и общин синкретического характера, сочетающих неоязычество с элементами индуистского тантризма. <...> Поскольку и славянский культ Рода и Рожаниц, и тантрический культ Шивы и Шатхи, восходят к наиболее глубинному архетипу мистического и этнического самосознания индоевропейцев, то их максимальное сближение друг с другом жизненно необходимо для возрождения России" (Наследие предков, № 5, 1998, с.12).
46 Очевидцы утверждают, что идея создания религиозной организации родилась у И.Лазаренко после осознания собственной несостоятельности как политического лидера. "Учение" было выдумано по ходу листания мифологического справочника.
47 Боброва И. Исповедь нациста// Московский комсомолец, 24 января 1998.
48 "Памятка соратнику", документ, играющий роль манифеста Церкви Нави. Был взят нами в Интернете. Ариософия - мистико-расистская доктрина, рожденная в Германии в конце XIX-начале ХХ в. См. об этом: Гудрик-Кларк Н. Оккультные корни нацизма - Б.м. Б.д. Книга была выпущена Санкт-Петербургским издательством "Евразия", о чем можно узнать, правда, только по эмблеме, без указания года и места издания. См. особенно С.139-196 данного издания.
49 М.Серрано - чилийский общественный деятель, дипломат и публицист. Известен тем, что обогатил расистскую политическую идеологии довольно разработанной гностической метафизикой. Свою идеологию называл "оккультным гитлеризмом". На русском языке см.: Серрано М. Воскрешение героя - М.: Русское слово, 1994; Он же. Наше мировоззрение - М.: Наследие предков, 2002.
50 Изложение идеологии Церкви Нави идет по основным ее документам - "Памятке соратника" и "Книге Нави" (обе были издана брошюрами без выходных данных, а также выставлены в сети Интернет).
51 См., например: Бус Кресень. Русские веды - М.: Китежград, 1992. С.345-349.
52 Ю.Миролюбов - первый "исследователь" и популяризатор "Велесовой книги". О триаде "Явь-Навь-Правь" (особенно о "Нави") см.: Миролюбов Ю. Русская мифология - Сакральное Руси. М.: Ассоциация Духовного Единения "Золотой Век", 1996. Т. 2. С.22 и далее; см. также Скурлатов В. Круг времени. Доклады лаборатории "Инверсор"// Техника - молодежи, 1977, № 8. С.40-44.
53 См. об этом: Лихачев В. Тяжкие будни террористической борьбы// Русская мысль, № 4291, 4-10 ноября 1999. При обыске у Науменко были обнаружены взрывчатые вещества и огнестрельное оружие.
54 Сотрудничество с сатанистами не помешало И.Лазаренко на выборах в Государственную думу в 1999 году выдвигаться в списке движения "За веру и отечество!", возглавляемого иеромонахом РПЦ Никоном Белавенецом.
55 См.: Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера. Справочник - Белгород, 1997 (глава "Деструктивные религиозные организации сатанинской направленности"). Правда, любые сведения о сатанистах крайне скупы, недостоверны и/или тенденциозны. Указанный же справочник, несмотря на обилие информации, также не может служить полноценным источником, поскольку выпущен Миссионерским отделом РПЦ и несет ярко выраженную полемическую задачу. Кроме того, в нем по принципиальным соображением не приводится фамилий ни информаторов, ни сектантов. Так, лидер "Южного креста" именуется Русланом В. Интересно, что в справочнике упоминается о Церкви Нави исключительно как о "вербовочной" структуре "Креста".
56 Передача "Трансильвания беспокоит" на "Радио 101" от 27 ноября 1997 года.
57 Шатров А. Нацболы: из сатанизма в старообрядчество// Татьянин день, № 24, сентябрь 1998. С.10.
58 Так, по некоторой информации А.Дугин до того, как стал старообрядцем, под влиянием Гейдара Джемаля принял ислам, поскольку считал, что найдет в нем базу для "восстания против современного мира". Нередко отмечаются случаи перехода от христианства к язычеству. Так, И.Лазаренко в 1992-1994 годы высказывал православные взгляды, более того, настаивал на том, что православие должно быть государственной религией России. Сходную эволюцию проделал видный деятель праворадикального движения, плодовитый публицист Алексей Широпаев.
59 Так, среди скинхедов, как правило, подростков материалистического мировоззрения, распространена формулировка "See you in Valhalla" по отношению к погибшим "соратникам".
60 Например, Э.Лимонов, неоднократно провозглашавший свой атеизм, формируя образ "Вождя", рассказывает о собственном ясновидении и т.п., вплоть до прогулки с дьяволом (см.: Лимонов Э. Анатомия героя... С. 176-178).
61 См.: Баркер А. Новые религиозные движения - СПб., Издательство Русского Христианского гуманитарного института, 1997. С.166-170. Автор не дает четкого определения термина, но приводит ряд характерных типологических черт. Среди них: относительная молодость членов, радикальное желание изменить себя и/или окружающий мир, авторитарный стиль управления, отчуждение от не-членов организации, эсхатологические ожидания, и т.п.
62 Заповеди нацбола// Лимонка, № 83, январь 1998. Документ подписан "НБП".
63 Шатров А. Нацболы: от старообрядчества...