COBA

СОВА

Информационно-аналитический центр
Версия для печати. Опубликовано на www.sova-center.ru
Оригинал: /religion/publications/2005/09/d5582/

Ответ Н.Митрохина на рецензию И.В.Понкина

09 Сентября 2005

Как автору мне следовало бы поблагодарить И.В. Понкина за удовольствие, доставленное при прочтении его рецензии ("Анализа...") на мой доклад "Клерикализация образования в России...". Приятно, когда рецензенты уделяют тебе столько внимания и способствуют продвижению доклада среди новых категорий потенциальных читателей. Кроме того, забавно было узнать, что у Московской Патриархии появилась такая вот прокуратура на общественных началах. Отдельную благодарность за проделанную работу передает автору и редактор этого текста. Найденные И.В. Понкиным на пятидесяти страницах текста лишние кавычки и упущенное "о" в названии закона, а также еще пара столь же принципиальных ошибок послужат для нее поводом для дальнейшего самосовершенствования.

Однако поскольку рецензия на доклад была представлена публично, то мне придется его откомментировать.

К сожалению, И.В. Понкин строит свой "Анализ.." на опровержении неверно им сформулированных и приписанных мне тезисов, лексики и идей. Иногда для этого используется прямая ложь, часто - манипулирование цитатами, нередко юрист по базовому образованию просто не желает понимать методов, которыми работают представители других отраслей гуманитарного знания, или попросту не нашел время, чтобы читать академическую литературу по анализируемому вопросу, опубликованную в последние годы1.

Все это очевидно уже во вводной части "Анализа...", которую мне придется привести в качестве иллюстрации вышесказанного. Мои комментарии к формулировкам И.В. Понкина даются в квадратных скобках:

"Ключевыми идеями доклада Н. Митрохина являются следующие:
- Русская Православная Церковь совместно с сетью дочерних организаций [термин в докладе не используется и мне не очень понятно, что имеется виду в данном случае] и сообществом православных активистов стремится установить господствующее влияние на государственную систему образования, осуществить ее "клерикализацию", взять под полный контроль все мировоззренческое содержание образования в России; клерикализация в России, в принципе, существует только православная [ложь, в тексте есть упоминание об исламской и неоязыческой клерикализации, но лишь деятельность РПЦ в образовательной сфере рассматривается как имеющее общенациональное значение и потому вызывающее интерес автора доклада];

- расширение сотрудничества государства и Русской Православной Церкви ведет к религиозному фанатизму и экстремизму [термин "фанатизм" используется во всем тексте два раза в кавычках, в качестве примера того, как родители относятся к заявлению их детей в стиле "уйду от вас в монастырь"; термин "экстремизм" применительно к верующим РПЦ используется в тексте один раз, в отношении общины, которая была из Церкви изгнана] и нарушает права человека и права других религиозных организаций;

- образовательная деятельность Русской Православной Церкви и православных общественных объединений угрожает демократии [подмена понятий - автор в этом тексте не рассматривает всей образовательной деятельности РПЦ (например, работу семинарий и духовных училищ) и не видит в ней реальной угрозы демократии];

- преподавание православной религиозной культуры в школах тождественно обучению религии (катехизация, Закон Божий) и нежелательно в демократическом обществе ни в какой форме (это касается именно православного религиозного образования) [ложь, в докладе говорится: "Сама по себе катехизация в стенах школы, если она не принудительна, не противоречит демократии"]; вместо этого следует ввести учебные курсы, направленные на пропаганду мировоззрения и идеологии самого Н. Митрохина и его единомышленников [ложь, в тексте говорится: "внимание либеральных общественных организаций должно быть направлено не на "пробивание" своих предметов (педагогика толерантности и др.) в школьной среде, но на укрепление гуманистического мировосприятия студентов педагогических вузов ... и молодых педагогов в целом"];

- тесная привязка религиозной идентичности к национальной идентичности есть форма экстремизма и направлена против основ конституционного строя России [крайне обостренное, упрощенное и додуманное за автора изложение следующего тезиса: "Еще более умеренные и почти повсеместно распространенные идеологемы, связываемые сегодня с православием, - отвержение концепции прав человека (в ее европейской форме), пренебрежение ценностью демократии, тесная привязка религиозной идентичности к этнической и т.д. Эти идеологемы по существу направлены против основ конституционного строя России и уже поэтому общество заинтересовано в ограничении или исключении преподавания их в государственной системе образования (что не исключает, конечно, свободного обсуждения этих идеологем в обществе)"].

Поскольку весь текст сорокастраничного "Анализа...", сопоставимого по объему самим текстом доклада, не только состоит из подобных передергиваний, но и строится на полемике с изложенными выше неверно сформулированными тезисами моего доклада, то я не вижу смысла вести дальнейшую и утомительную для читателя дискуссию.

Впрочем, у меня к И.В. Понкину есть ряд вопросов:

Обвиняя доклад в научной несостоятельности, поскольку тот якобы не отражает мнения Церкви, а построен на интервью с рядовыми активистами, внедряющими ОПК в систему образования, как можно было не заметить пяти цитат из речей и интервью Патриарха, в том числе из его инструктивного письма епископату 1999 года, призывающего вводить "Закон Божий", а для вида называть его ОПК? И как можно при столь внимательном чтении проигнорировать еще пару десятков цитат из выступлений других высокопоставленных церковных деятелей, резолюций общецерковных чтений и круглых столов, которые доказывают тождественность позиций рядовых активистов внедрения ОПК со взглядами руководства РПЦ?

Если автор "Анализа..." отказывается доверять, как заведомо ложным, приведенным мною мнениям старшего преподавателя МГЮА, юриста Координационного совета по взаимодействию Министерства образования РФ и Московской Патриархии и автора множества статей в официальной церковной прессе к.ю.н. К.Ю. Чернеги, а также издателя основного пособия по курсу ОПК, декана педагогическогог факультета ПСТГУ, редактора единственной общецерковной газеты для учителей ОПК и воскресных школ иеромонаха Киприана (Ященко), а также всех опрошенных мною в регионах активистов ОПК в священном сане и без оного - то кто, по его мнению, представляет правильную церковную точку зрения по ОПК? А если это сам И.В. Понкин и пара других авторов, публикующихся на его сайте, то какое отношение они имеют к Русской православной церкви?

Как можно "необъективный" и "ненаучный", в целом, доклад Н. Митрохина воспринимать в качестве основного источника информации и цитировать как авторитетный источник более десяти раз (и даже вставлять в свой текст без ссылки отдельные особо понравившиеся абзацы) при написании другого "Анализа...", на этот раз посвященного "ноосферологическому учению"? 2

И последнее: Известно ли И.В. Понкину, что отказ от упоминания научных степеней и титулов своих идейных оппонентов есть не только проявление откровенного неуважения по отношению к людям, со многими из которых он периодически встречается лицом к лицу, но и символ непризнания всей российской академической системы, дающей право и кандидату философских наук Н.В. Шабурову, и кандидату юридических наук К.Ю. Чернеге, и недавно обретшему титул доктора юридических наук И.В. Понкину именовать себя таковыми?

Николай Митрохин
кандидат исторических наук

9.09.2005

1 В частности, в своих рассуждениях о распространении неоязычества в современной России он полностью игнорирует общеизвестные работы С. Филатова, А. Щипкова и В. Шнирельмана, не говоря уж о трудах десятков других исследователей современной российской религиозности, что приводит И.В. Понкина к сильной недооценке распространения этого явления в российских регионах.

2 Кузнецов М.Н., Понкин И.В. Заключение от 10 мая 2005 г. по содержанию религиозно-политической идеологии ноосферизма.


Комментарий:

Источники:


Страница сгенерированна 19 Октября 2017 в 08:21