COBA

СОВА

Информационно-аналитический центр
Версия для печати. Опубликовано на www.sova-center.ru
Оригинал: /religion/discussions/law/2017/01/d36170/

Н. Митрохин - о деле Д. Угая и "антимиссионерских" поправках

12 Января 2017 | Вся Россия, Город Санкт-Петербург
11 января 2017 года «Грани.ру» опубликовали комментарий историка Николая Митрохина к попытке привлечь к административной ответственности за незаконное миссионерство петербургского программиста, выступившего с лекцией о йоге.

На первом заседании суда стало известно, что с жалобой на нарушение «закона Яровой» на фестивале «Ведалайф» в полицию обратился Наиль Насибулин сотрудник межрегионального миссионерского движения «Ставрос», действующего под эгидой Санкт-Петербургской епархии.  Руководителем «Ставроса» является Виталий Питанов, ранее возглавлявший организацию «Урусвати», относящуюся к движению «Агни-йога».

По мнению Н. Митрохина, «в случае Угая проблемой является не конфликт бывшего йога с действующим. Речь идет о "наезде" православных на вполне признаваемую обществом религиозно-философскую традицию».

Кроме того, данный случай свидетельствует, что «представления о религии и религиозности, которыми пользуется законодатель Яровая и (по ее закону) российские правоохранители, безнадежно устарели». Принятые «антимиссионерские» поправки не дают ответа на вопросы, без понимания которых невозможно регулировать религиозную деятельность: «Что такое религия? Можно ли к ней отнести ноосферологов или йогов? Как передается религиозное учение? Что считать миссионерской проповедью, что - речью на духовно-нравственные темы, а что - академической лекцией по религиоведению или философии религии? И как в этом разобраться полицейскому, прибывшему по вызову? Имеет ли значение, что лектор по своим воззрениям принадлежит к определенной (но не запрещенной) религиозной группе? Может ли он рассказывать о религиозных практиках и даже демонстрировать их, но при этом не заниматься миссионерством? А если это делает человек без определенных религиозных убеждений или тот, чьи убеждения не совпадают с демонстрируемыми практиками?»

Поэтому на практике эти поправки применяются в соответствии с представлениями о духовной сфере конкретного правоприменителя или заявителя, пожаловавшегося на нарушение. Автор статьи не исключает, что в скором времени «закон Яровой» может быть применен и к православным: «Написать заявление в полицию или прокуратуру на православного активиста или священника, пришедшего в школу, вуз, дом культуры тракторного завода с лекцией на "духовно-нравственную тему", от имени "взволнованного родителя" или возмущенного "незаконным миссионерством" слушателя - дело нехитрое. Прецеденты уже имеются. Полиции по большому счету все равно, чем отчитываться по применению статьи, да и суды с прокуратурой в провинции не всегда так уж поддерживают РПЦ, чтобы бросать подобные бумажки в корзину. И страдать будут рядовые священнослужители, которые к делишкам бывших "сектантов", ставших гуру православного миссионерства, отношения не имеют». 

Большинство православных верующих и духовенства сегодня не поддерживают «таких стукачей и провокаторов от православия, как Милонов, Дворкин, Фролов, Цорионов, Артюх и им подобные», понимая, что расплачиваться за их деятельность придется им самим.Поэтому, полагает Н. Митрохин, «на практике в отношении "закона Яровой" в большинстве регионов будет объявлено "водяное перемирие". Стукачи-миссионеры - явление на практике довольно редкое. Все на виду, все известны по именам. И вполне вероятно, что "здоровые силы" на местах после дела Угая смогут объяснить им последствия опрометчивых шагов для всего православного сообщества».

Комментарий:

Источники:

Митрохин Н. Йога и иго // Грани.ру. 2017. 11 января.

Страница сгенерированна 21 Ноября 2017 в 13:01